БиоЗвёзд.Ру

Александра Хамильтон

Категории › СемьяДети

Александра Хамильтон Герцогиня Аберкорнская

Имя: Александра
Фамилия: Хамильтон
Дата рождения: 27.02.1946
Гражданство: США


Дочь Натальи и принца Николая-Вильгельма Нассауского графиня София фон Меренберг в 1891 году вышла замуж за Великого князя Михаила Михайловича Романова - внука царя Николая I и брата Николая II. Именно Николай I заявил в свое время Александру Пушкину, что будет его цензором. По иронии судьбы, потомки поэта и царской семьи впоследствии сочетались браком друг с другом – то есть, фактически Николай I и Александр Пушкин после смерти стали родственниками! Поскольку брак Софии и Михаила Романова был морганатическим, Великий герцог Люксембургский Адольф I создал для графини и ее детей новый титул – графини де Торби.

Морганатический брак ее прадедушки - великого князя Михаила Михайловича и Графини Софии Николаевне Меренберг, обошелся дорого: царь брака не признал и выслал молодоженов в Германию. Позднее Софья и Михаил поселились в Англии.

Парадоксально, но в ее семейном древе Саши Аберкон сошлись ветви Пушкиных, Романовых и Виндзоров. Потомки Пушкина породнятся с богатыми и знатными семьями: брак дочери Софии - Надежды (Нады) с Георгом Баттенбергом – родным дядей Филиппа, тогда принца Греческого, а ныне герцога Эдинбургского, мужа королевы Елизаветы Второй) приблизит ее к английской королевской семье. Позже их сын, Дэвид Майкл Маунтбеттен, станет шафером на свадьбе принцессы Елизаветы и принца Филиппа. Старшая дочь Софии – Зия (или Анастасия), выйдет замуж за промышленника сэра Хэрольда Вернером и станет одной из самых богатых женщин Англии. Британский монарх Георг V приравнял леди Зию во всех гражданских правах с дочерьми английских пэров.

Одна из сестер Саши Наталья Филипс вышла замуж за сэра Джеральда Гроссвенора, 6-го герцога Вестминстерского, представителя одной из самых знатных и богатых семей Великобритании. Наталья (другое имя - Талли) носит титул герцогини Вестминстерской; она была подругой принцессы Дианы и стала крестной марерью крестила принца Уильяма.

Александра Анастасия Филипс в 1966 году вышла замуж за сэра Джеймса Хамильтона, 5-го герцога Аберкорнского. Александра (Саша) носит титул герцогини Аберкорнской.

Их дети: Джеймс Хамильтон, маркиз Хамильтон (крестник принца Чарльза); леди София Хамильтон, лорд Николас Хамильтон.

Александра хранит семейное наследие - через работу с детьми. Двадцать пять лет назад она учредила Премию Пушкина для молодых писателей в Ирландии, а ее тетя занялась похожим проектом в Шотландии. Главная задача ее деятельности - через литературу помочь детям начальной школы (возраст 9 -10 лет) улучшить академические знания и выработать общественные навыки. Программа помогает сократить дистанцию между католиками и протестантами – очень актуальный вопрос для Ирландии. Школы с севера и юга страны объединяются в работе над разными проектами, суть которых в одном - через собственные стихи и прозу рассказать о своих корнях, о своей родине, о себе.

Вы помните, как узнали, что находитесь в родстве с одним из величайших русских поэтов – Александром Пушкиным?

-Я узнала об этом через рассказы бабушки, с которой мы были очень близки. Я была старшей из ее десяти внуков. Бабушка любила показывать меха, украшения, яйца Фаберже, рассказывать о России и о Пушкине, о том, какой он был экстраординарной личностью, о том, какие великолепные стихи он написал. Сначала я не придавала рассказам большого знчения, но когда стала читать его поэзию, то была просто зачарована.

Какова история побега вашей семьи из России?

-Никакого побега не было. Моя прабабушка Софья, внучка Пушкина, вышла замуж за Великого князя Михаила Михайловича Романова. Поскольку в ее жилах не текла царская кровь, дед отца, царь Николай Первый, выслал внука из страны – так мои родители оказались в Баден-Бадене. Когда началась революция, то перестали поступать деньги на содержание. Родителей выручил английский монарх Георг Пятый, который помог им найти дом для проживания. Моя бабушка Анастасия Михайловна де Торби вышла замуж за бриллиантового магната из Южной Африки сэра Юлиуса Уэрнера, его деньги помогли спасти семью. Уэрнер, наряду с Сесилом Родсом (один из основателей компании «Де Бирс»- прим. «Нового стиля») и сэром Альфредом Бейтом были основателями бриллиантовой шахты «Кимберли», где были найдены одни из крупнейших в мире алмазов. Мои родители познакомились, потому что оба любили играть в поло. У отца, кажется, даже была своя команда в Херлингеме. Он, кстати, на протяжении многих лет был любовником Эдвины Монбаттен, жены известного аристократа лорда Монбаттена, но в итоге женился на моей матери. Правда, с семьей Монбатеннов у нас до сих пор тесные отношения.

В детстве все эти истории не казались вам просто сказкой?

-Рассказы быбушки и правда походили на сон, но он стал реальностью, когда я впервые приехала в Россию в 1971 году, еще во времена железного занавеса. Директор аукционного дома «Кристис», большой специалист по иконам, организовал для нас специальнцую поездку – Санкт-Петербург, Москва, Тбилиси, Армения, Узбекистан. Когда мой самолет приземлился в Петербурге, я почувствовала себя дома – очень странное ощущение было. Я думаю, это был голос крови!

В вашей семье говорили по-русски?

-Нет, мама и ее сестры не знали русского языка. Мне кажется, что бабушка была таким сильным матриархом, так пыталась всем навязать «русскость», что ее дети инстинктивно пытались от этого отдалиться. Так всегда – мы не ценим то, что рядом. Но позднее моя мама прониклась любовью к России, и мы уже вместе стали ездить в путешествия. Мой младший сын Николас учил русский язык и даже женился на русской девушке Татьяне. У них родилась дочь Валентина – мама с ней говорит по-русски. Мне тоже надо учиться, чтобы говорить с внучкой на языке Пушкина. Они живут в Штатах, но скоро вернутся в Ирландию, чтобы управлять поместьем Белл-Айл. Это прекрасный дом на озере, очень хорошее место для семейного отдыха. Раньше у меня там была кулинарная школа, но экономический кризис плохо сказался на моем бизнесе. Николас и Татьяна - оба креативные люди. Он фотограф, она - художник, и я надеюсь, что они начнут организовывать какие-то программы специально для творческих людей.

Я слышала, вы немного пишете. Это тоже голос крови?

-Может быть, это литературные гены - сестра и тетя тоже пишут. Сборник моих рассказов появился благодаря работе с детьми. Я все время пытаюсь вдохновить их что-то написать, и в один день они меня спросили: а что написали вы? Я как раз собиралась ехать на очередное торжество, посвященное Александру Сергеевичу, и организаторы попросили меня что-то написать. Я не знала, с чего начать, но на помощь пришли друзья, ирландские писатели. Как только я начала, оказалось, что в моей голове так много идей! В итоге рассказы были опубликованы ирландским издательством.

В чем же суть Премии Пушкина, которую вы основали?

-Мы начали работать с детьми в возрасте 9-10 лет. Конечно, они не изучают «Евгения Онегина». Мы сначала рассказываем им сказки Пушкина, далее они уже самостоятельно в Интернете начинают искать, кто же он, что же он еще написал, они сами начинают писать. Мы не ищем нового Пушкина, а помогаем этим детям найти свое «я», дать им возможность понять и сказать, кто они такие. Все, что им нужно, - это вдохновение, которого практически нет в школах. Там речь идет о правилах, и красная ручка жестко отмечает все недочеты. В следующем году моему фонду исполняется 25 лет, так что я знаю, о чем говорю. Наша система позволяет детям со слабыми академическими знаниями быстро вырваться вперед и стать лидерами.

Пушкин сегодня по-прежнему актуальная фигура в литературе всего мира.

-Безусловно! Но что еще важно, так это его незримое присутствие. Дух Пушкина настолько силен и жив, что мне кажется, он имеет огромное влияние на людей. Я восхищаюсь Пушкиным – его горячим сердцем, его страстной жаждой любви, его гениальной способностью эту любовь воплощать в слове. Он стал творческим катализатором для детей Ирландии, а они в свою очередь вдохновили и учителей!

Бывают моменты, когда вы ощущаете, что в вас течет русская кровь?

-Да, когда я слышу русскую музыку – как будто целый новый мир открывается во мне. В свое время мы основали англо-русское общество для поддержки Мариинского театра. Я люблю русский балет, оперу, живопись и, конечно, природу – с ее необъятными далями и контрастами, она так похожа на русский характер – либо слезы в три ручья, либо безудержный смех.

Николас и Татьяна Хамильтон

Николас, сын Саши Аберкорн, и его жена Татьяна – художники, которые работают в смешанной технике: это и фотография, и живопись, и скульптура, и даже вышивка. Они познакомились в США и недавно вернулись жить в Великобританию. В их планы входит создание кооператива для художников в старинном замке поместья Белл-Айл (Belle Isle) в Северной Ирландии.

Николас, когда вы познакомились со своей будущей женой, вы знали, что она из России?

Хотя история моей семьи и связана с Россией самым тесным образом, тот факт, что моя жена – русская, это просто счастливое совпадение. Еще одно совпадение –

она из Санкт-Петербурга, города, очень важного для моей семьи. Но то влечение, которое возникло между нами практически сразу, не было основано на национальности.

Вы говорите по-русски?

-Я прошел краткий 4-недельный интенсивный курс в Колумбийском университете для того, чтобы выучить основы языка.

Татьяна, вы знали, что Николас происходит из семьи Пушкиных?

-Нет, он не сразу об этом упомянул, но как только он это сказал, я подумала: как же они похожи! Я 14 лет жила в Нью-Йорке, где работали мои родители. Они ученые и y них был очень узкий круг русского общения. Наверное, в какой-то степени в Николасе я увидела свои русские корни. Во время нашего знакомства делала много фоторабот, основанных на русском фольклоре, и встреча с Николасом стала практически волшебством. Я увидела его лицо, поговорила с ним и сразу почувствовала, будто уже была с ним знакома, будто он один из нас.

Николас, несмотря на то, что ваши предки – русские, на этом языке в семье не говорили уже несколько поколений. Теперь, когда вы женаты на русской девушке, как вы думаете: не вернется ли русский язык в семью?

-Да, это уже происходит через нашу дочку. Ей только восемь месяцев от роду, но мы уверены, что она будет говорить и по-английски, и по-русски. Татьяна говорит с ней на русском, поет ей русские колыбельные, все ее книжки тоже на русском. Пока дочка не произнесла ни одного слова, но мы надеемся, что оно будет на русском!

Татьяна, вы переех али из США в Великобританию, точнее, в Северную Ирландию, где в скором времени планируете организовать что-то вроде творческой лаборатории в старинном замке Белл-Айл.

-Все верно. Белл-Айл – это поместье со старинным замком XVI века, которое находится на острове. Там мы планируем организовать художественные студии и мастерские писателей. Это очень красивое, спокойное и удаленное от шума место, где все располагает к тому, чтобы сконцентрироваться на творчестве. Скорее всего, будем работать в формате общественной организации для того, чтобы находить спонсирование для творческих людей. Возможно, мы будем проводить конкурс, отбирать лучшие работы, чьи авторы смогут жить и работать в Белл-Айле какое-то время. А сейчас можно просто приехать на остров и снять замок на несколько дней или даже неделю и отдохнуть, подышать свежим озерным воздухом и даже отправиться на круиз близлежащих островов на старинном деревянном крейсере.

Источник: peoples.ru

Скажи!



© БиоЗвёзд.Ру