БиоЗвёзд.Ру

Илья Черноусов

Категории › СпортЛыжный спорт

Илья Черноусов Российский лыжник

Имя: Илья
Фамилия: Черноусов
Гражданство: Россия


Илья, так получилось, что ты всегда находился в тени своих партнеров – Саши Легкова, Макса Вылегжанина. Можно сказать, что сейчас, после бронзовой медали на чемпионате мира, все изменится?

– В тени, не в тени – для меня так вопрос никогда не стоял. В нашей команде есть очень сильные спортсмены: тот же Легков в любой гонке может рассчитывать на пьедестал. Мне же самое главное – реализовать себя. Так получилось, что в этом году мне приходилось постоянно доказывать, что я достоин места в сборной. Когда меня не поставили в первую команду на этапе в Йелливаре, скажу честно, я очень переживал. В итоге я вытащил вторую команду с одиннадцатого места на пятое.

В эстафете я всегда чувствую себя уверенно. Тьфу-тьфу-тьфу, никогда не подводил команду и, надеюсь, не подведу. Многим тяжеловато бежать эстафету чисто психологически – они боятся подвести товарищей. Я не боюсь.

Приятно это слышать за несколько дней до эстафеты. Думаю, место в команде ты уже обеспечил.

- Я не знаю, честно. Но, надеюсь, у тренеров ко мне теперь нет вопросов.

Давай вернемся к дуатлону. Мне кажется, эта бронза должна как-то придать тебе больше уверенности, помочь психологически.

– Я тоже так думаю. Я очень рад этой медали. Хотя и не до конца реализовал себя в воскресной гонке. Мне так и не удалось выполнить тот рывок, который планировал в спринтерский подъем. Меня ведь то Ангерер перекрывал, то Хельнер. Но все сложилось довольно удачно. Это же какие-то доли секунды – когда я проскочил мимо Хельнера. Знаешь, когда все идут на пределе, у меня еще есть запас. У нас с Саней Легковым отличная команда. Хотелось бы, чтобы мы и на следующий год продолжали вместе тренироваться. Мы же начали по новому плану готовиться только с осени. Если бы мы начали с весны, то, возможно, наши результаты сейчас были бы еще выше.

Когда вы с ним успели стать такими друзьями?

– В прошлом сезоне нас поселили на этапе в Бейтостолене в одном номере. Мы заняли второе место в эстафете, и уже тогда начали переживать друг за друга. Перед Олимпиадой я встретил его в канадском Кэнморе и пожелал удачи.

А почему тебя не было на Олимпиаде?

– У меня была аккредитация, я должен был ехать в Уистлер, но в последний момент меня отцепили. До этого я больной бегал все гонки подряд, и по правилам отбор прошел. В Кэнмор приехал уже по олимпийской аккредитации, но там мне сказали, что, независимо от моего выступления, на Олимпиаду меня не возьмут. Пришлось найти в себе силы это пережить. На следующем после Игр этапе Кубка мира я стал третьим. Но мне все равно так надоело топтаться на месте. Когда Саня предложил мне тренироваться вместе, я обеими руками был за. То, что он решил, что я могу помочь ему в подготовке, – мне это очень польстило. И этот сезон сплотил нас окончательно.

После финиша дуатлона ты, кажется, больше за него переживал, чем радовался своей медали.

– Это о многом говорит, да? Действительно, когда я финишировал, у меня первая мысль была, а где же Саша.

Почему ему так не везет?

– У меня нет ответа на этот вопрос. У меня уже спрашивали, может, у него с кармой что-то не то? Но мне кажется, это все бред. Он очень сильный спортсмен, он свое еще возьмет.

Давай лучше расскажи о себе. Потому что я о тебе знаю только то, что ты из Новосибирска.

- Я из новосибирского Академгородка. Это самый большой научный городок в России. Раньше там было много лыжных трасс, в том числе три пятикилометровых освещенных круга. Не знаю, есть ли в России что-нибудь подобное. Вообще семья у меня не спортивная: родители занимаются наукой. Но как-то так получилось само собой, что я пошел в лыжную секцию.

- Сколько тебе лет тогда было?

– Четырнадцать.

Быть такого не может!

– Может, может. Я с раннего возраста ходил с семьей на лыжах, но все это было несерьезно. А лет в четырнадцать, года за два до окончания школы, записался в лыжную секцию. Было весело: у нас подобралась хорошая компания. Зимой мы катались на лыжах, а летом гоняли в футбол. Тренировался я больше сам, с братом – он на два года меня старше, я всегда за ним тянулся. Лет в шестнадцать у меня появился первый серьезный тренер, Киргинцев Виктор Геннадьевич. Он до сих пор меня тренирует, когда я приезжаю в Новосибирск. Тогда же я начал впервые кататься на роллерах. После этого попал в юниорскую команду. Уже тогда отобрался на мир, но тренер решил меня поберечь. Кстати, тогда у меня классика лучше шла, чем конек.

Забавно. А почему ты все-таки решил заняться лыжами всерьез?

- Когда я выиграл первенство области, прямо загорелся. Мне нравилось тренироваться, нравилось уставать.

Да что тут может нравиться?

– Сам не понимаю! К физическим нагрузкам с детства родители приучили. Мы каждое лето ходили в походы на Алтай, с рюкзаками. Я до сих пор стараюсь выбраться туда летом, полазить по горам. Первый год готовился у нас на биатлонном комплексе. Было очень тяжело: сборы, две тренировки в день. Потом уже, когда попал в юниорскую команду, понял, что это были еще цветочки. Моим тренером тогда был Олег Перевозчиков, который сейчас со сборной работает. На первом сборе мы пахали одиннадцать дней подряд. Я вернулся домой и неделю просто валялся – так устал. Но свои первые соревнования по юниорам провалил. Меня выручило то, что был большой перерыв перед отбором на мир. Я тренировался дома и в итоге выиграл отбор. И поехал в Рованиеми.

И там встретился с Петтером Нортугом.

- Да, мне повезло. Нортуг, Колонья, чех Якс, француз Манифика – это все мои одногодки. Швед Хельнер на год старше. Так что я привык к самой высокой конкуренции. С Нортугом в Рованиеми я даже в эстафете один этап бежал – второй классический. Я пришел первым, но он по времени меня чуть-чуть обыграл. Меня тогда уже поразило, как Нортуг может выкладываться на дистанции. И финиш у него уже тогда был такой же фантастический. Он выиграл дуатлон и десятку, а эстафету выиграли мы. А вот Маркус Хельнер в юниорах почти никогда не ходил в фаворитах. Только в Саппоро на чемпионате мира хорошо пробежал эстафету и на следующий год стал показывать какие-то результаты. А сейчас – олимпийский чемпион. Так что Нортуг чуть ли не один такой: сперва феерил в юниорах, а теперь и на взрослом уровне.

Ты чувствуешь в себе силы бороться с ним?

– В дуатлоне мне показалось, что финишный створ я не сильно ему проиграл. Хотя финишный рывок дан ему от рождения. Он и тренирует его как-то по-особому. Но, мне кажется, у меня есть шансы бороться с ним не только на дистанции, но и на финише.

В спринте не хочешь себя попробовать?

– Это слишком узкая специализация. Жалко, что мы только на «Тур де Ски» можем попробовать себя в спринте. На этап Кубка мира в команду просто не попасть. И на чемпионате России его тоже не побежишь – тогда придется пожертвовать дистанцией, гонки расположены слишком близко. А так я мастера спорта международного класса выполнил именно в спринте на чемпионате страны. Занял третье место. Но почему-то потом Юрий Викторович Бородавко забыл, что я спринт хорошо бегаю. Он мне, наоборот, говорил все время, что я марафонец.

И ты ему поверил?

- А что мне еще оставалось? (Смеется).

Как тебе дался переход во взрослый спорт? Ты не испытывал проблем?

– Ну, если в юниорской сборной с Перевозчиковым я мог еще как-то договориться, то во взрослой команде меня уже никто не слушал. Понятное дело, пришел какой-то молодой парень. Приходилось как-то изворачиваться. И то, я еще показывал нормальный результат. В 2007 году эстафету в Давосе мы выиграли вторым составом. Я бежал третий этап. И меня взяли на чемпионат мира в Саппоро. А дальше начались какие-то срывы в подготовке.

Я хочу сказать большое спасибо Бородавко, что он в меня верил, оставил в команде. Единственное, он никогда не шел на диалог. Я все время пытался обсудить с ним мою подготовку, понять, чего мне не хватает, но он не хотел ничего обсуждать. Я потерял стабильность, у меня начались проблемы с классикой. Да и с коньком, если честно. В середине сезона я обычно возвращался домой, восстановливался там, и к концу сезона у меня снова что-то начинало получаться. Надеюсь, теперь все будет по-другому, и мне не придется ехать домой. По крайней мере, чтобы морально подготовиться к следующим гонкам.

Как часто ты ездишь в Новосибирск?

– Сейчас только в подготовительный период. У меня там есть свои апартаменты, но так как я приезжаю туда всего на несколько дней, то чаще останавливаюсь у родителей.

Ты так говоришь, апартаменты, как будто у тебя там двухэтажный особняк.

– Ну, я привык, что так в Европе говорят. На самом деле, у меня там маленькая квартира, всего пятьдесят квадратов. Там даже ремонт еще не окончен.

Кто-то тебе помогает с ремонтом?

– Отец. Я только высказываю свои пожелания. У меня квартира в японском стиле, там по минимуму мебели – мне нравятся открытые пространства. Но вообще я мечтаю жить в собственном доме. Я даже район себе уже присмотрел там, в Новосибирске.

А поближе к Москве не хочешь перебраться?

– Нет, я очень устаю от Москвы, мне и в Новосибирске хорошо. Да и от Москвы не так уж далеко – всего четыре часа на самолете – и ты уже в Москве (смеется). Я раньше собирал посадочные талоны. Летом мне делать было нечего, я сел и стал подсчитывать, сколько у меня их накопилось. Только от Новосибирска до Москвы и обратно билетов сто пятьдесят нашел. Я в Москву ни разу на поезде не ездил, только на самолете.

Любишь путешествовать?

– Очень! Каждую весну и осень я куда-нибудь езжу. В прошлом году я был в Эквадоре, в позапрошлом – на Кубе. Кубу я вообще всю осмотрел, был там двадцать один день. Причем я не обращаюсь в турагентства, я сам покупаю билеты, сам планирую маршрут. В Эквадоре я забронировал только один отель, в столице Кито, дальше все на месте решал. Еще я очень люблю фотографировать. Жалко, что сюда я взял только маленький фотоаппарат. У меня же еще профессиональный есть. Но я подумал, что у меня не будет времени ничего снимать. Сейчас понимаю, что оно есть – было бы желание.

Осло ты уже успел посмотреть?

– Нет пока. Изучил только окрестности своего отеля. Хотя в прошлом году во время этапа Кубка мира заезжал в центр города, что-то видел. Надеюсь на днях все-таки выбраться туда опять. Осло ведь очень красивый город.

Лучше отдыхай и готовься к эстафете.

– Ну, это само собой (смеется).

Источник: peoples.ru

Скажи!



© БиоЗвёзд.Ру