БиоЗвёзд.Ру

Константин Фомченков

Категории › ВоенныеЛетчики

Константин Фомченков Летчик истребитель

Имя: Константин
Фамилия: Фомченков
Дата рождения: 20.10.1918
Гражданство: Россия


Родился 20 Октября 1918 года в деревне Дуровщины, ныне Рославльского района Смоленской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов и школу фабрично - заводского ученичества в Москве. Работал слесарем, занимался в аэроклубе. С 1937 года в Красной Армии. В 1939 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.

С Июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. К Апрелю 1943 года заместитель командиpa эскадрильи 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 258-я смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт ) Гвардии капитан К. Ф. Фомченков совершил 320 боевых вылетов, в 37 воздушных боях лично сбил 8 и в группе 26 самолётов противника. 24 Августа 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

24 Февраля 1944 года командир эскадрильи Гвардии майор К. Ф. Фомченков погиб, направив свой горящий самолёт на стоянку заправочных средств противника. К тому времени на его боевом счету числилось 12 личных и 26 групповых побед.

Именем Героя названо судно Морского Речного Хозяйства. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды ( дважды ), медалями.

* * *

Почти все лётчики полка отправились на Большую землю за истребителями. Новые боевые машины по скорости, маневренности и вооружению намного превосходили те, на которых им приходилось воевать. За самолётами ехали, как на праздник.

Друзья уехали, а заместитель командира эскадрильи Константин Фомченков остался. Ему очень хотелось тоже отправиться вместе с ними. Прежде он всегда находился в числе первых кандидатов, кому доверяли получать новые машины, и за образцовую перегонку самолётов даже отмечался командованием. Но на этот раз его оставили в полку. Прибыла группа молодых лётчиков, и надо было побыстрее вводить их в строй: ознакомить с районом боевых действий, обучить практике полётов в трудных условиях Заполярья, подготовить к боям. По традиции обучение новичков во фронтовых условиях поручали "старикам" - лётчикам, прослужившим в Заполярье не один год, имевшим боевой опыт. Вот Фомченкову и приказали возглавить это дело.

Но недолго пришлось ему заниматься обучением молодёжи. Поступил новый приказ: отправить 6 истребителей на другой аэродром. Фомченкова назначили старшим группы.

- Задачу вам поставят на месте, - по тону командира полка Фомченков почувствовал, что работа предстоит горячая. Да и обстановка на фронтах напоминала об этом. Шёл Февраль 1944 года. Советская Армия проводила одну за другой крупные наступательные операции. Врага гнали с Украины, вели наступление войска Ленинградского и Волховского фронтов. Видимо, дошла очередь и до Карельского фронта.

...Почти все стоянки аэродрома, куда прилетела группа Фомченкова, были заняты штурмовиками Ил-2. Опытному лётчику не представляло труда определить, что готовится крупная наступательная операция. Уж очень близко к фронту концентрировались значительные силы штурмовиков !

В прошлом году Фомченков познакомился с появившимися под Мурманском штурмовиками, не раз сопровождал их на боевые задания. Тогда и началась их фронтовая дружба. Прежде они летали небольшими группами по 4 - 6 самолётов. А здесь, он прикинул, целая дивизия ! Вот это мощь !

На КП Фомченков получил боевую задачу. Правда, о ней он сразу же догадался, когда прилетел на аэродром. На командном пункте ему только детализировали задание. Предстояло прикрывать штурмовики, которые должны были помогать наземным войскам "прогрызать" вражескую оборону.

- Слушайте боевую задачу, - сказал товарищам Фомченков, появившись в землянке, где их разместили. Вынул из планшета карту и развернул её на грубовато сколоченном столе. - Завтра утром идём на сопровождение штурмовиков. Они наносят удар по ледовому аэродрому. Нашли ? - Фомченков показал на карте.

Лётчики внимательно слушали командира, делали пометки на своих картах.

- В полёте идём впереди штурмовиков, - продолжал командир. - А когда достигнем цели, то блокируем аэродром. Наша задача - не дать взлететь истребителям. Боевой порядок: Сверкунов, Журавлёв, Лелик и я составляем ударную группу, Фабристов с Рябовым - группу прикрытия. Всё ясно ? Если вопросов нет - всем спать. Завтра предстоит трудный день.

Вскоре в землянке стало тихо. Лётчики быстро уснули. Только к Фомченкову сон не шёл. Кажется, не первый его боевой вылет, их уже перевалило за 300. И опыт накоплен немалый. Предстоящий полёт разложен по полочкам и для беспокойства вроде бы оснований нет. И всё же его мысли снова и снова возвращались к завтрашнему дню. Трудно предугадать, как сложится полёт. Но он твёрдо знает: друзья не подведут и задание выполнят.

Фомченков приподнялся на нарах, посмотрел на спящих товарищей. Вот Николай Сверкунов - командир звена, грамотный лётчик. Смел, энергичен, напорист. И есть у него ещё одно очень ценное качество - интуитивное чутьё на изменение обстановки. Чётко взаимодействует в бою.

Чуть подальше Сверкунова - Фома Журавлёв. Человек интересный и видный в полку.

Фомченков вспомнил канун 1944 года. Тогда редакция газеты Воздушной армии "Боевая вахта" проводила новогоднюю анкету. Журналисты вручили её Фоме Журавлеву и ему. Три вопроса задала газета: какое самое важное событие было у вас в личной жизни, ваши замыслы, мечты на новый год ?

Он, Фомченков, ответил, что самый памятный эпизод - бой 4 истребителей под командованием Ивана Бочкова с 14 "Мессерами", когда они сбили 7 немецких самолётов. Самое важное событие - присвоение звания Героя Советского Союза. А мечта - больше уничтожить фашистских стервятников.

Фома написал, что для него самый памятный эпизод - воздушный бой, в котором он сбил первый немецкий истребитель и открыл счёт мести за убитых фашистами мать и брата. Заветная мечта: стать таким же воздушным бойцом, как его учителя - Герои Советского Союза Павел Кутахов и Константин Фомченков. Самое важное событие - нашёл друга Колю Сверкунова.

Да, Фома Журавлёв и Николай Сверкунов неразлучные друзья, готовые отдать жизнь друг за друга. Однажды, когда они в составе восьмёрки сражались с 13 "Мессерами", пара немецких истребителей зашла в хвост самолёта Сверкунова. Считанные секунды - и пушечные очереди прошили бы машину. Журавлёв, увидев, в каком тяжёлом положении находился его друг, бросился на выручку и оказался между самолётом Сверкунова и немецкими истребителями. Вся мощь огня "Мессеров", предназначенная истребителю Сверкунова, могла обрушиться на Журавлёва. Но он в эти минуты не думал о себе. Только бы спасти Сверкунова ! И атаковал с такой яростью, что немцы в первое мгновение растерялись. Сверкунов был спасён, а один из "Мессеров" рухнул на землю.

Виктор Лелик - тоже опытный воздушный боец. А ведь ещё недавно ходил в новичках. На фронте люди растут быстро. Горяч. Но в бою надёжен.

Остальные двое хотя и новички в полку, но по стажу лётчики опытные. Николай Фабристов участвовал в Советско - Финляндской войне 1939 - 1940 годов. Имеет около 300 боевых вылетов, два ордена. У Петра Рябова послужной список скромнее, но и в нём уже есть несколько побед. Все лётчики боевые. А он, Фомченков, старший из них. Завтра ему исполняется 26 лет.

Константин улыбнулся. Возраст такой, что можно подводить определённые итоги: чего успел достичь:

В авиацию он пришёл в 1937 году, когда ему было 19 лет. Сначала авиашкола, потом служба в 145-м истребительном авиаполку, который базировался под Мурманском. Военная авиация в конце 1930 годов ещё только "обживалась" в Заполярье. Многого не хватало. А суровые северные условия создавали дополнительные трудности. Но они закаляли характер, воспитывали в лётчике необходимые ему качества: выносливость, умение преодолевать трудности, смелость и инициативу в принятии решений.

В боях Советско - Финляндской войны он участвовал уже как зрелый, хорошо подготовленный лётчик и за образцовое выполнение заданий был награждён медалью "За отвагу".

И вот Великая Отечественная война. В первые её месяцы защитникам Заполярья пришлось особенно трудно. Немецкие войска, опьянённые лёгкими победами в Европе, рвались к Мурманску. Ожесточённые кровопролитные бои не утихали ни днём ни ночью. Где только ему не приходилось тогда сражаться: над рекой Западной Лицей и городом Мурманском, над полуостровом Рыбачьим, над Туломской ГЭС и районом с причудливым названием Ура - Губа. Враг имел значительное превосходство в авиации. А им, лётчикам - истребителям, помимо "своей работы", приходилось бомбить вражеские позиции на суше и катера в море, уничтожать артиллерийские батареи и огневые точки, штурмовать войска на марше.

За первый год войны он совершил около 100 боевых вылетов, провёл свыше десятка воздушных боёв. Участвовал в знаменитом воздушном бою 15 Июня 1942 года, когда 6 истребителей под командованием Ивана Бочкова на подступах к Мурманску сражалась с 30 немецкими самолётами и уничтожила 9 из них. Тогда он сбил 2 самолёта и вскоре получил третью награду: к медали "За отвагу" и ордену Красной Звезды прибавился орден Красного Знамени.

Ещё один памятный бой - 12 Марта 1943 года. Тогда они сбили 4 Ме-109, одного из которых сразил он. Правда, и его самолёт был сбит. Лётчик вражеского истребителя выбросился с парашютом и попал в плен. А он, Фомченков, был ранен и несколько месяцев провёл в госпитале.

Позднее, не раз анализируя тот бой, он искал ответ на вопрос: как же его сбили ? Конечно, в чём - то был допущен просчёт. И старался сделать для себя выводы. Он любил анализировать проведённые бои. Рисовал схемы боёв, описывал их в специально заведённой для этих целей тетради. За эту страсть друзья в шутку прозвали его "академиком".

Впрочем, таким "академиком" в полку он был не единственным. Эффективные приёмы боя постоянно искали и другие лётчики. Искали и в одиночку и сообща, вместе. Ведущие групп, как правило, сразу же после боя, по горячим его следам, разбирали действия каждого лётчика и поведение противника. Проводились и лётные конференции.

Однажды Фомченкову предложили поделиться с молодыми лётчиками опытом, как эффективнее вести бой с Ме-110. Этот двухмоторный истребитель был многоцелевым самолётом ( он мог выполнять роль штурмовика, истребителя и разведчика ). "Ягуар", как называли его немцы, интенсивно использовался в Заполярье.

В боях с Ме-110 у Фомченкова уже накопился опыт. В беседе он подробно рассказал об уязвимых местах этой машины и дал немало конкретных советов.

- Стройте атаки так, чтобы прежде всего поразить стрелка, а затем перенести огонь на моторы и бензобаки, расположенные рядом в центроплане, - наставлял он молодёжь.

Каждый фронтовой год был для Фомченкова примечательным. В Апреле 1942 года стал Гвардейским авиаполк, в котором он сражался. В 1943 году Фомченкову присвоили звание Героя Советского Союза. К 24 Августа, дню присвоения звания Героя, он сбил в 37 воздушных боях 34 самолёта ( 8 лично и 26 в группе ). Не только в полку, но и в дивизии, даже в Воздушной армии тогда не так уж много было лётчиков, имевших такой солидный боевой счёт.

Звания Героя и Гвардейца обязывали сражаться ещё лучше. Об этом ему напомнил командующий Воздушной армией генерал И. М. Соколов, когда вручал Золотую Звезду и орден Ленина:

- И впредь будьте примерным воздушным бойцом и воспитателем новых, таких же стойких воинов. Только помните, что в бою задор должен быть здравым, расчётливым. Бейте врага только наверняка. Бессмысленно не рискуйте ни собой, ни товарищами. Учитесь сами и учите молодёжь расчёту и хладнокровию в бою.

На первый взгляд, Генерал, может быть, сказал обычные слова и напомнил известные истины. Но напомнил с умыслом и со значением.

...Проснулся Фомченков рано утром. Лётчики ещё спали. Только Фома Журавлёв, имевший привычку подниматься раньше всех, уже бодрствовал, деловито разбирая что - то в своем походном чемоданчике.

- Доброе утро ! - приветствовал его Фомченков, поеживаясь от холода. Потом сделал несколько приседаний.

- Как она ?

- Погода, что ли ? Как и вчера, пасмурная...

Фомченков недовольно поморщился. Не торопясь, причесал свой каштановый чуб и вышел из землянки.

Небо было затянуто тучами. Шёл густой снег. За ним, словно за стеной, скрылись окружающие аэродром деревья.

"Может быть, погода разгуляется ? - подумал Фомченков. - Она здесь капризная. Сколько раз случалось, когда за какие - нибудь пару часов небо вдруг настилали невесть откуда - появившиеся густые облака, или, наоборот, тучи, затянувшие всё небо, неожиданно быстро растаскивал ветер и начинало проглядывать солнце. Неужели сегодня погода не изменится ?"

Вернувшись в землянку, он вынул из походного чемоданчика бритву, мыло, помазок и принялся за бритье. Ещё никто и никогда не видел его небритым. Пример командира стал законом и для подчинённых.

Проснулись и остальные лётчики.

- Интересно, немцы ещё спят или тоже поднялись ? - обратился к Журавлёву Сверкунов.

- Ты меня спрашиваешь ? - откликнулся тот. - Конечно, встали. Ждут не дождутся, когда к ним пожалует Гвардии лейтенант Николай Сверкунов.

- Ты, Фома, всё остришь. А я серьёзно. Интересно, когда у них подъём, когда завтрак ? Немцы - народ педантичный. У них всё точно, минута в минуту. Вот хорошо было бы нагрянуть к ним во время завтрака.

- Поторапливайтесь, ребята ! - Фомченков, закончив бритьё, складывал бритвенные принадлежности в чемодан. - Полчаса на сборы - и в столовую ! Как говорит Сверкунов, надо успеть к завтраку фашистов.

В столовой рассаживались шумно, с шутками и прибаутками. Официантка принесла котлеты с кашей и чай с бутербродами. Лелик тоном, каким обычно делали сообщение на лётных разборах, сказал:

- Журавлёв - Лелик идут на боевое задание. Встретился противник. Пара переходит к активным действиям...

Он пододвинул к себе тарелку, взял нож и вилку:

- Если котлету считать врагом, то мы берём его в клещи и обрушиваемся всей мощью своего огня, - с этими словами он вонзил в котлету нож и вилку. - Вот так !..

- За столом у вас получается очень здорово, - усмехнулся Сверкунов. - А если всё произойдет наоборот. Не вы возьмёте врага в клещи, а он вас ? Что тогда ?

- А тогда, - Лелик повернулся в его сторону, - нам на помощь придёт Гвардии лейтенант Сверкунов. Смелой атакой он нанесёт разящий удар по врагу и выручит из беды своих товарищей.

- Вы с утра уже о боях, - заметил Журавлёв. - А сегодня у нашего командира день рождения. Вот я и хотел бы от всех нас поздравить его с этим днём !

Журавлёв встал, взял стакан с чаем и, посмотрев с улыбкой на него, сказал:

- По русскому обычаю другим напитком отметим эту дату вечером, после боевых вылетов. А сейчас - чаем. С днём рождения, командир ! За твоё здоровье и скорую победу !

- Спасибо, друзья, за поздравление, - поблагодарил Фомченков, приподняв свой стакан с чаем.

...В морозный воздух взлетела серия зелёных ракет. Аэродром наполнился гулом моторов. На старт выруливали самолёты и, разбегаясь по лётному полю, поднимались в воздух. Первой взлетела группа истребителей прикрытия. За ней - штурмовики. Группа Фомченкова отправлялась на задание последней, но к аэродрому противника должна была прийти первой.

Снегопад прекратился, но облака по - прежнему низко висели над землёй. Группа Фомченкова набрала высоту и по прямой взяла курс на цель. Летели в белом молоке облачности. На маршруте гряда облаков стала постепенно редеть.

- Кажется, проясняется, - обрадовался Фомченков.

Но радость оказалась преждевременной. Когда пролетали линию фронта, снова пошёл снег. И опять всё вокруг затянула пелена облаков, через которую еле - еле просматривалась земля.

- Сомкнуться ! - передал команду ведомым Фомченков. - Не терять из виду друг друга !

Ещё 2 - 3 минуты полёта, и пелена облаков оборвалась так же внезапно, как и появилась. А вот и цель - вражеский аэродром. Под лучами солнца чётко просматривались и лётное поле, и различные аэродромные сооружения. Самолётов на аэродроме не было. Лишь в стороне от взлётной полосы стояло несколько машин: то ли не успевших взлететь, то ли неисправных. Враг, по всей вероятности, заранее был предупреждён о приближении такой большой группы советских самолётов и успел поднять в воздух истребители.

Оглянувшись, Фомченков увидел только трёх ведомых. Последней пары рядом не было. Куда же девались Фабристов и Рябов ? Неужели заблудились в облаках ?

- Командир ! - услышал он тут же в наушниках предостерегающий голос Сверкунова. - Впереди, выше - большая группа "Фоккеров".

Шесть пар немецких истребителей, одна за другой, шли им навстречу.

- "Коршун - 20" ! - предупредил Фомченков ведущего группы штурмовиков, которые находились на подходе к аэродрому. - Я "Ястреб - 101" ! Аэродром противника вижу, но самолётов на нем нет, видимо успели подняться в воздух. Работайте по цели номер два !

Штурмовать аэродром, где не было самолётов, не имело смысла. И Фомченков, как заранее условились, сообщил запасную цель. "Илы" перенацеливались на вражеские войска у линии фронта.

- "Волна"! "Волна"! - настроился Фомченков на позывной командира дивизии. - Я - "Ястреб - 101" ! Встретили шесть пар истребителей противника. Вступаем в бой !

И, сделав небольшую паузу, добавил:

- Высылайте подкрепление в квадрат 26 - 18 !

На одной с ними высоте находились 4 пары FW-190, а внизу ходили 2 пары Ме-109.

"Пока штурмовики выполняют свою задачу, свяжем вражеские истребители", - решил Фомченков.

И он передал команду ведомым:

- Атакуем "Фоккеры" в лобовую, затем переносим атаку на "Мессеры"!

Навстречу друг другу с огромной скоростью неслись истребители. Среди немецких лётчиков было немало воздушных бойцов не робкого десятка. Но ни один из них не решался применить в бою таран. И как бы они ни имитировали атаку на таран, но в последние секунды отворачивали. Такой приём им был не по плечу. Наши лётчики хорошо знали эту боязнь врагов и умело пользовались ею.

Так получилось и на этот раз. Когда расстояние между группами сократилось примерно до 500 метров, "Фоккеры" взмыли вверх. Нервы у врагов не выдержали, и они стали уходить, избегая лобовой атаки советских истребителей.

- Огонь ! - скомандовал Фомченков ведомым. Он нацелился на ведущего "Фоккера". Вот его силуэт уже в сетке прицела. От разящего удара FW-190 судорожно дёрнулся, наклонился на левое крыло, затем, перевернувшись, полетел вниз. Сильный взрыв в сосновой роще, куда упал "Фоккер", возвестил о заслуженном конце ведущего немецкой группы. Второй FW-190 загорелся от меткой очереди Фомы Журавлёва. А третьего сразил Николай Сверкунов.

Стремительная атака, умелый маневр и меткий огонь, проведённые в считанные секунды, принесли успех. Теперь можно заняться и "Мессерами". А они уже совсем близко, стремятся зайти в хвост нашим "ястребкам".

- Все в круг !

Пока вражеские истребители действовали разрозненно и была свобода маневра, Фомченков с ведомыми вёл бой на вертикалях, пикировал до бреющего полёта и снова устремлялся ввысь, атакуя то одну, то другую пару. Когда же немцы сумели организоваться и, используя численное превосходство, начали "зажимать" их, Фомченков перестроил группу. Теперь каждый лётчик своим огнём мог защищать от атак противника впереди летящего товарища.

Самолёты образовали два круга. Один, маленький, по окружности которого ходили 4 "ястребка", и большой, внешний, который очерчивали "Фоккеры" и "Мессеры". К ним вскоре подошли ещё 4 FW-190. Немецких истребителей стало 13, а наших только 4. "Надо продержаться до подхода помощи, - рассуждал Фомченков. - Оттянуть на себя "Фоккеров" и "Мессеров". Подкрепление должно вот - вот подойти. Оно где - то в пути".

Враг продолжал наседать. Замкнутая в круг четвёрка истребителей отражала его яростные атаки.

Секунды боя казались минутами. А напряжение схватки всё возрастало.

В какой - то момент круг, по которому курсировали "ястребки", разорвался. Лелик выскочил из него и оказался без прикрытия. Сзади с разных сторон на него сразу же бросились 3 "Фоккера".

- "103-й" ! В хвосте - "Фоккеры" ! - крикнул Фомченков и сразу же направил свой истребитель на помощь товарищу.

- "101-й" ! Прикройте, выхожу из боя ! - раздался в наушниках голос Лелика.

- Выходи ! Маневр ! - Фомченков дал заградительную пулемётную очередь. Удачно: задымил один из "Фоккеров". И тут же машина Фомченкова вздрогнула от сильных ударов. На фюзеляже появились языки пламени. Он попытался сбить огонь. Не удалось. Огонь жадно лизал плоскость, быстро подбирался к бензобакам. Когда доберётся - взрыв. Счёт идёт на секунды. Машину уже не спасешь. Что делать ? Прыгать ? Внизу занятая врагом территория. Можно, конечно, попытаться после приземления скрыться в лесу, а потом добраться до своих. Это шанс, но насколько он реален ?

Нет, не о своей жизни думал он, а о том, как нанести врагу наибольший ущерб.

Боевые друзья Фомченкова видели, как самолёт командира покачал крыльями в знак прощания. И уже в следующее мгновенье горящим факелом устремился в сторону аэродрома. Затем истребитель перешёл в отвесное пике и врезался в бензоцистерны, стоявшие на окраине лётного поля. Мощный взрыв взметнул вверх огромный столб огня и дыма...

Фома Журавлёв с трудом посадил сильно повреждённую в бою машину. Вылез из кабины. Тяжёлое чувство давило сердце. Вылетали вшестером, а вернулся он один. В памяти вновь проплывали эпизоды только что проведённого боя. Его они начали вчетвером: Фабристов и Рябов так и не появились. Что стало с ними ? Из четвёрки, вступившей в бой, первым погиб командир. Потом, когда подбили Сверкунова, он с Леликом прикрывал его посадку. Истребитель Николая приземлился на небольшой поляне. Остался ли Сверкунов жив ? А Лелик погиб у него на глазах. Его истребитель, прошитый вражескими снарядами, с небольшой высоты камнем упал на землю.

Будто во сне Журавлёв добрел до штабной землянки. Доложил о выполнении задания. Командир дивизии выслушал доклад и тяжело вздохнул:

- Хорошие были ребята ! Орлы.

Ещё бы ! Он - то, Журавлёв, хорошо знал, какие это были лётчики.

- А о Фабристове и Рябове известно что - нибудь ?

- Отстали от группы в облаках. А когда вышли, на них навалились вражеские истребители. Оба вернулись. Фабристов в бою сбил 2 самолёта. Таким образом, на счету вашей группы 6 сбитых самолётов. Да разве они могут возместить наши потери ?!

В список безвозвратных потерь записали фамилии Фомченкова и Лелика. Сверкунова записывать пока воздержались. Его ждали день, второй. Он не появлялся, Судьба Николая стала известна, когда наши войска перешли в наступление и заняли места, над которыми происходил воздушный бой. Неподалеку от аэродрома в сосновой роще нашли самолёт Сверкунова, а вокруг - около десятка трупов немецких солдат.

Один из взятых в плен гитлеровцев оказался очевидцем последних минут жизни Сверкунова. На допросе он рассказал, что русский приземлился на повреждённой машине как раз в расположении его рот ы. Командир приказал взять лётчика живым и выделил для этого взвод. Самолёт окружили, но русский не хотел сдаваться и не подпускал к себе. Он ползал вокруг самолёта и, стоило кому - нибудь приблизиться, открывал огонь. Стрелял метко, наповал уложил несколько солдат и ефрейтора. Когда у русского кончались патроны, одному из солдат удалось подползти и прыгнуть на плечи лётчика. Тот в борьбе застрелил его. Но пока они боролись, подбежали другие солдаты. Русский отстреливался, а последний патрон пустил себе в грудь...

Гвардейский истребительный авиаполк, в котором сражались герои, и поныне несёт вахту по защите границ нашей Родины. В нём служат уже дети и внуки тех, кто сражался в составе полка в годы Великой Отечественной войны. Молодые воины свято чтут память однополчан, погибших в боях за Родину. Для них герои, каким был Константин Федорович Фомченков, пример образцового выполнения служебного долга. Герой ушёл в бессмертие...

Источник: peoples.ru

Скажи!



© БиоЗвёзд.Ру