Звёзды.Ру

Константин Михайлов

Категории › ГосударствоПреступникиУбийцы

Константин Михайлов

Бывший омоновец, приговорен к пожизненному заключению.

Имя: Константин
Фамилия: Михайлов
Гражданство: Литва


В июле 1991 года, когда были совершены убийства в Мядининкай, Советский Союз фактически доживал последние месяцы (Беловежские соглашения, официально зафиксировавшие распад СССР, были подписаны в декабре). Положение Литвы в то время было довольно сложным. Верховный совет республики уже провозгласил ее независимость (это произошло еще в 1990 году), однако признавать новое государство международное сообщество не спешило.

Советская власть, в свою очередь, отпускать республику мирно не собиралась. Меры, принятые силовыми структурами СССР против Литвы (в том числе захват ряда объектов в Вильнюсе и штурм телебашни в январе 1991 года), ситуацию не переломили. Тем не менее, в Москве, как выражался евродепутат Витаутас Ландсбергис (в 1990-1992 годы - глава Верховного совета Литвы), не оставляли попыток показать непокорной республике, "кто хозяин".

Нападения

Весной-летом 1991 года произошла серия нападений на таможенные посты, установленные на границах Литвы. Посты тогда представляли собой лишь вагончики с литовскими флагами. Службу на них несли добровольцы - активисты движения "Саюдис" (движения, созданного в конце 1980-х годов для борьбы за независимость). Оружия у них, как сообщалось, в первое время не было.

Нападениям, которые совершали бойцы советского ОМОНа, подвергались и таможенники соседней Латвии. В мае 1991 года "Коммерсантъ", описывая эти события, сообщил, что проводится "широкомасштабная операция отрядов рижского и вильнюсского ОМОНа по ликвидации таможенных постов". Издание отмечало, что сопротивления со стороны таможенников нападавшие, вооруженные автоматами, не встречали.

По данным источника, всего за несколько дней - с 22 по 25 мая - на границах Латвии и Литвы были уничтожены 16 таможенных постов. В ночь на 23 мая, в частности, четыре поста на литовской границе были сожжены. На одном из них - в Шальчае - пострадали двое граждан Латвии, оформлявших там декларации. Омоновцы разбили их машины, а водителей избили (в результате те попали в больницу с переломанными ребрами).

Несколько постов нападавшие сожгли и на границе Латвии. В одном случае - в поселке Витини - они при этом, как писала газета, "привязали таможенников к шлагбауму, так как в свободном состоянии те не захотели любоваться пожаром".

В Литве таможенников тогда охраняли бойцы нового спецподразделения "Арас" (в составе которого, кстати, служили и бывшие бойцы вильнюсского ОМОНа). Они имели при себе оружие, однако старались по возможности избегать конфронтации (как писала "Новая газета", им был дан приказ - не сопротивляться, не применять оружие и не отвечать на провокации). Если бы на границе начались столкновения, повлекшие за собой гибель омоновцев, у советской власти появился бы повод для более масштабных силовых акций против Литвы - возможно, даже военного характера.

Между бойцам "Араса" и советскими омоновцами, громившими таможенные посты, по информации издания, даже действовала некая негласная договоренность. Она выглядела примерно так: наши не сопротивляются - ваши не убивают.

Мядининкай

По поводу того, почему одно из нападений закончилось массовым убийством, высказывались различные версии. Ландсбергис, комментируя расправу в Мядининкае, предположил, что советская сторона, раздраженная тем, что литовцы не отвечали на провокации, решила пойти на более радикальные шаги. Версию о том, что организаторы преступления хотели спровоцировать литовцев на "вооруженное выступление" (которое советская власть использовала бы как повод для военной операции против республики), он, впрочем, не поддержал. "Если бы 'неизвестные' начали в Литве убивать российских людей, тогда можно было бы говорить о провокации [преследовавшей такого рода цели]", - отметил депутат.

Со стороны советской власти, как писала "Новая газета", были попытки представить инцидент на границе как "разборки" между Литвой и соседней Белоруссией - мол, "литовцы и белорусы не могут поделить границу, вот и стреляют друг друга, как уток" (некоторые также выдвигали версию, что убийства были совершены "литовскими националистами"). По мнению издания, авторы версии о "разборках" рассчитывали на отсутствие свидетелей, способных ее опровергнуть. Однако один из таможенников, получив тяжелое ранение, выжил. Впоследствии он дал показания следователям.

В ночь на 31 июля, когда было совершено убийство, на посту Мядининкай дежурили восемь человек: четверо таможенников и двое бойцов "Араса" (они находились в вагончике), а также двое сотрудников полиции. Полицейские сидели в машине неподалеку от вагончика.

Убийц было несколько. Они вошли в вагончик и приказали находившимся там людям лечь на пол. Те подчинились. После этого преступники открыли огонь. Полицейские, по информации "Новой газеты", пытались вмешаться, однако также были убиты. Затем участники нападения скрылись, очевидно, уверенные в том, что в живых на посту никого не осталось (в действительности из восьми человек выжил один - таможенник Томас Шярнас, получивший тяжелое ранение головы).

Говоря о событиях в Мядининкае, бывший глава ВС Литвы отмечал, что "был перейден некий предел". "Мы постановили, что будем вооружать наших служащих, наших пограничников... , - вспоминал Ландсбергис, - было решено, что впредь необходимо давать вооруженный отпор". Впрочем, нападения прекратились (по мнению Ландсбергиса, организаторы прекратили их, столкнувшись с негативным для советской власти резонансом за рубежом). А вскоре - после провала августовского путча - независимость Литвы была официально признана Москвой.

Подозреваемые

Ответственность за нападение правоохранительные органы Литвы возложили на бойцов рижского ОМОНа. По данным прокуратуры, операцию организовал командир подразделения Чеслав Млынник, отобравший для нее трех подчиненных - Константина Михайлова (в прошлом носившего фамилию Никулин), Андрея Лактионова и Александра Рыжова. Они прибыли в Вильнюс, а оттуда двое местных омоновцев отвезли их к месту операции. Личного участия в расправе над таможенниками Млынник, согласно материалам дела, не принимал.

Подозреваемых Литва объявила в международный розыск. Позднее выяснилось, что трое из четырех фигурантов (Млынник, Лактионов и Рыжов) находятся в России и имеют российское гражданство. На просьбу выдать их Москва ответила Вильнюсу официальным отказом (ссылаясь на конституционную норму, которая не позволяет выдавать россиян иностранным государствам). Организовать допрос бывших омоновцев по делу об убийствах российская сторона, по данным литовской прокуратуры, также отказалась.

В России, кстати, имена бывших омоновцев упоминались и в других историях криминального характера. Среди прочего их подозревали в причастности к убийству депутата Галины Старовойтовой, которая была застрелена в Санкт-Петербурге в 1998 году. Как писал "Коммерсант", у бывших бойцов рижского ОМОНа с ней были свои счеты: перебравшись из Риги в Петербург, они попытались устроиться там в органы внутренних дел. Однако Старовойтова выступила против и добилась того, что на службу их не взяли. Помощник депутата Руслан Линьков вспоминал, что спустя некоторое время после ее убийства к нему на вокзале "подошел человек, похожий на Млынника, и сказал: 'Тебя не дострелили? Дострелим'".

Млынника в России, по информации издания, арестовывали за незаконное ношение оружия.

Что касается его бывшего подчиненного Александра Рыжова, то он в 2005 году сколотил банду, которая занималась грабежами, вымогательством, угонами машин и убийствами. Группировка была нейтрализована в 2008 году. В апреле 2011 года на суде над участниками так называемой "банды Рыжего" присяжные, как сообщало "Балтинфо", вынесли им обвинительный вердикт. Правда, информации о том, какое конкретно наказание назначено бандитам, с того времени не поступало.

Никулин-Михайлов

С четвертым подозреваемым литовской стороне повезло больше. Константин Никулин после распада СССР получил латвийское гражданство и остался жить в Латвии. Несколько лет спустя, по информации "Новой газеты", он был осужден по делу о вымогательстве и приговорен к пяти годам тюрьмы. В 1999 году Никулина ненадолго арестовали по подозрению в причастности к убийству Старовойтовой (подозрения оказались необоснованными).

В начале 2000-х годов Никулин оказался замешанным в деле об убийстве местного налоговика Вячеслава Лисцова (по материалам дела, как сообщало издание Kriminal.lv, он в качестве посредника участвовал в приобретении оружия, из которого впоследствии был застрелен чиновник). Исход дела оказался для бывшего омоновца удачным: за сотрудничество со следствием он был помещен под программу защиты свидетеля. В рамках этой программы он сменил фамилию (на Михайлов) и получил новые документы.

Однако от литовских властей эта операция его не защитила. В 2007 году Михайлов-Никулин был задержан на территории Латвии, а затем, по официальному запросу Вильнюса, выдан Литве. В латвийской прокуратуре при этом отметили, что процессуальная защита, предоставленная ранее бывшему омоновцу, в данном случае не работает. "Если лицо совершило преступление, - заявили там, - в рамках другого уголовного процесса, эта защита больше не действует и человеку придется отвечать за содеянное".

В распоряжении Литвы Михайлов был передан в начале 2008 года и с тех пор находился под стражей.

Сам он уверял, что к расправе над таможенниками непричастен. Михайлов признал, что за день до убийства приехал в Вильнюс с группой рижских омоновцев, однако утверждал, что целью его поездки было "сопровождение доставки оружия". При этом он выдвинул версию, что к убийству в Мядининкае может быть причастна некая группа военных, которую он видел на базе вильнюсского ОМОНа.

Оставшийся в живых таможенник, Томас Шярнас, на суде не смог однозначно идентифицировать подсудимого как участника расправы. "Похожий человек вбежал в вагончик. Черты лица похожи", - сказал он, вспоминая о событиях 20-летней давности.

Находясь под стражей и настаивая на своей невиновности, Михайлов выдвигал свою кандидатуру в депутаты Европарламента от партии "За родину!". В парламент он в итоге не попал.

Приговор Михайлову был оглашен 11 мая. Вильнюсский окружной суд, в котором рассматривалось это дело, приговорил его к пожизненному заключению (именно такого наказания требовала прокуратура), а также обязал выплатить литовскому государству компенсацию в 2,3 миллиона литов (около 950 тысяч долларов). Адвокат Михайлова после этого заявил, что вина его подзащитного не доказана, а приговор "переписан с речи прокурора".

Комментируя решение суда, в Вильнюсе заявили, что дело об убийстве таможенников на этом не закрыто. МИД Литвы отметил, что власти республики намерены "поднимать на уровне ЕС вопрос о проблемах, с которыми сталкивается Литва, взаимодействуя с Россией по этому делу". Впрочем, если только кто-то из оставшихся фигурантов не будет случайно задержан за пределами России, шансов получить их для суда у литовской стороны практически нет.

Источник: peoples.ru

© Звёзды.Ру