БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Марио Чиполлини

Марио Чиполлини

Итальянский велогонщик

Имя: Марио
Фамилия: Чиполлини
Гражданство: Италия


Советские любители

Марио, когда "Катюша" впервые вышла с вами на связь?

- В сентябре. Я был на "Вуэльте", и именно там мы с Андреем Чмилем (президентом "Катюши". - Прим. С.Б.) впервые подняли тему сотрудничества. Я согласился. В том числе потому, что хорошо знаком с основным спонсором "Катюши" - известным бизнесменом и президентом вашей велофедерации Игорем Макаровым. То, что он делает для развития велоспорта в России, меня по-настоящему восхищает. Путь, который избрал Макаров, должен стать примером для других владельцев и инвесторов команд, которые зачастую используют свою власть не ради спорта, а ради вещей, не имеющих к нему никакого отношения.

Кого из российских гонщиков вы знали до прихода в команду?

- Ох, очень многих, ведь впервые познакомился с русскими парнями на велосипедах еще во времена Советского Союза, тогда они все поголовно были любителями. Я, кстати, тоже. Хорошо помню, как познакомился с Чмилем. Это было в 1986-м, мы вместе ехали "Тур Кубы".

Вы один из величайших спринтеров всех времен. А что можете сказать о российском спринте?

- Знаете, не стоит так конкретизировать - российский спринт, немецкий, итальянский. В каждой стране есть гонщики, которые тяготеют к спринту. Мне, можно сказать, посчастливилось гоняться против Джамолидина Абдужапарова. Именно его позволю себе назвать лучшим русским спринтером за всю историю.

Когда последний раз виделись с Абду?

- В Москве, в 2008-м. Я был рад его повидать, кажется, он меня тоже. Наше соперничество продолжалось, наверное, три четверти моей карьеры, так что он стал частичкой моей жизни.

"Катюшу" в конце сезона покинули австралиец Робби Макьюэн и итальянец Данило Наполитано, принесшие команде за последние два года львиную долю побед на спринтерских этапах. Из кого вы собираетесь строить тот самый спринтерский "поезд"?

- Из молодых русских гонщиков, из кого же еще! Я для того и приглашен в команду, чтобы передать им свои знания и опыт. Молодежь должна вырасти, в первую очередь в психологии.

Из скольких "вагонов" будет состоять ваш "поезд"?

- Из восьми-девяти гонщиков. Бывают "поезда" и поменьше, здесь многое зависит от профессиональных качеств спринтеров. Но, как правило, чем больше, тем лучше.

Что, на ваш взгляд, главное в спринте? Умение выбрать позицию, сам спринтерский спурт, помощь команды? Понятно, что все это имеет огромное значение, но что вы поставили бы на первое место, на второе и на третье?

- Мне думается, что главное в спринте - это как раз сочетание качеств, которые вы перечислили. Выбор позиции - безусловно. Хорошие помощники в "поезде" - вне всяких сомнений. Но ключевая вещь в спринте, та, что отличает классного спринтера от обычного, - уверенность в собственных силах. Понимание того, что ты делаешь на заключительных сотнях метров гонки и зачем ты это делаешь.

Легенды непобедимы

Вы стали звездой велоспорта еще в 1990-х. Но едва ли не лучшим годом оказался для вас 2002-й, когда вы уже были возрастным спринтером. Пришли победы в групповой гонке чемпионата мира и в знаменитой "Милан - Сан-Ремо", а еще вы тогда завоевали майку лучшего спринтера "Джиро". Как вы себе самому это объясняете?

- Трудно ответить в двух словах. В 2002-м мне было 35. Это возраст расцвета не только велогонщика, но и мужчины. Очень кстати пришлось то, что я впервые за долгие годы гонялся в "маленькой" итальянской команде - Acqua Sapone, отказав нескольким крупным, где был настоящий звездный интернационал. В тот момент мне нужен был полный карт-бланш, и я его получил как раз в Acqua Sapone. Там я мог позволить себе все, что хотел позволить - в спортивном смысле. У нас была очень опытная команда, а руководство выстроило идеальную командную стратегию. И результат пришел.

Как вам, чемпиону мира в группе, кажется, чего не хватает россиянину Александру Колобневу, чтобы выиграть по-настоящему большой титул? Он ведь был третьим на Олимпиаде в Пекине, дважды вторым на чемпионатах мира.

- Видите ли, если человек смог стать вторым в таких гонках, это многое говорит о потенциале спортсмена. И означает только то, что победить ему помешали какие-то факторы, не имеющие прямого отношения к мастерству и профессионализму. На мой взгляд, единственное, в чем Колобнев может быть сильнее, - концентрация. Он проводит множество гонок за сезон, и, разумеется, концентрация несколько распыляется. Она не может быть предельной во всех этих гонках, это выше человеческих сил. Возможно, если Колобнев будет проводить за сезон меньше стартов, чем сейчас, его шансы на победу в ключевых однодневных гонках возрастут.

На вашем счету 189 побед в профессиональных гонках, это один из лучших показателей в истории велоспорта. Наверняка среди них есть та, которой гордитесь больше всего?

- Если я чем и горжусь, так это тем, что сумел одержать такое количество побед в золотую эру велоспорта, когда мне в этом пытались помешать Мигель Индурайн, Лоран Финьон и многие другие. А самую важную победу до сих пор сам для себя не выделил. Может быть, это звание чемпиона мира. Хотя, с другой стороны, титул победителя "Милан - Сан-Ремо" - это совершенно особенный титул для любого итальянца. Бессмертная гонка, с совершенно неповторимым романтическим шармом. Другой такой, убежден, нет во всем мире.

Больше всего побед в велоспорте одержал легендарный Эдди Меркс. К сожалению, у вас не было возможности помериться с ним силами - вы из разных поколений великих чемпионов. Но разве вы никогда не мечтали выйти вместе на старт и обыграть его?

- Меркс - это легенда. А легенды непобедимы.

© БиоЗвёзд.Ру