Главная Войти О сайте

Стюарт Шеридан

Стюарт Шеридан

Британский мальчик, жертва опухоли головного мозга.

Имя: Стюарт
Фамилия: Шеридан
Гражданство: Великобритания



На протяжении нескольких месяцев Стюарт Шеридан был частым гостем местного врача; мальчик страдал от регулярных кровотечений из носа, происходивших по причинам, совершенно непонятным. Конкретного диагноза поставить ему никто не мог; Шеридану рассказывали о том, что он страдает от некоего вируса и прописывали мазь для носа. Лишь после того, как состояние Стюарта резко ухудшилось и его доставили в госпиталь, правильный диагноз наконец-таки было озвучен; сканирование показало, что в голове у Шеридана завелась раковая опухоль – и что жить бедняге осталось считанные месяцы.

Майкл Шеридан (Michael Sheridan), отец ребенка, получил серьезный удар, когда ему озвучили диагноз. Сейчас мужчина винит в случившемся врачей; возможно, если бы те диагностировали опухоль вовремя и не отделывались рассказами про вирус, мальчика бы удалось спасти. Антивирусная мазь для носа, однако, против опухоли оказалась совершенно бесполезна.

Борьба с носовыми кровотечениями продолжалась с ноября прошлого года, на протяжении 4 месяцев. Терапевта Шеридан посещал регулярно, однако дальше дело так и не зашло – врач даже не удосужился направить Стюарта на обследование к специалисту. Диагноз звучал сравнительно неубедительно; родителям Стюарта говорили про полнокровие ребенка и про некие вирусы. 2-го февраля стало ясно, что ситуация куда сложнее, чем казалось ранее – прямо в школе у мальчика проявился целый ряд новых симптомов. К уже знакомому кровотечению из носа прибавился целый спектр новых проблем – головокружение, галлюцинации, диарея и сильнейшая тошнота. Кроме того, Стюарт начал себя очень странно вести – он бил кулаком в воздух и подозрительно громко разговаривал. Уже вечером Майкл Шеридан привез сына в госпиталь; врач, однако, и на сей раз не поставил никакого вразумительного диагноза. Судя по всему, причиной его небрежного отношения к пациенту стала общая загруженность; это, впрочем, ничуть не умаляет того, что повел себя медик довольно халатно – и мальчику прописал всего-навсего специальный крем для носа.

Через 3 дня у Стюарта начались головные боли; кроме того, мальчик отметил общую непослушность своих ног. Вернулось и странное поведение; вкупе эти симптомы встревожил Майкла настолько, что он вновь повез ребенка в больницу. На сей раз ребенку сделали компьютерную томографию – и уже после неё прозвучала роковая фраза - 'опухоль мозга'.

Скорая увезла Стюарта Шеридана в Королевский Детский Госпиталь Манчестера; там мальчик остается и сейчас. Пробудет в больнице Стюарт, увы, недолго – жить ему осталось несколько месяцев. Мальчик доживает последние месяцы под ударной дозой успокоительных; мать Келли и бабушка Кэрол дежурят у его ложа.

Майкл Шеридан уже подал формальную жалобу в больницу; мужчина абсолютно уверен, что терапевт должен был оценить серьезность ситуации раньше. Последний визит к врачу вовсе не должен был закончиться рецептом на какую-то мазь; если бы терапевт подошел к своим обязанностям с большим вниманием, симптомы можно было бы интерпретировать иначе – и, возможно, мальчика можно было бы спасти. Конечно, 3 дня вряд ли смогли бы радикально изменить ситуацию, однако в целом по врачам Стюарт ходил уже несколько месяцев – и если бы хоть на каком-то этапе терапевт озаботился бы направлением на компьютерную томографию, опухоль выявили бы раньше. Майкл напирает на то, что терапевт во время ночного визита явно слишком спешил – пациентов у него было слишком много и проверить всех он попросту не успевал. Это, однако, ничуть не уменьшает раздражение Шеридана-старшего и не снимает ответственности с медика. Насколько жалобы Шеридана будут удовлетворены, пока что сказать трудно.

Врачи еще не поставили на маленьком пациенте крест; небольшие шансы на спасение у него есть. Сейчас специалисты-онкологи проводят Стюарта через интенсивный курс радиотерапии. В теории лечение может уменьшить опухоль; увы, врачи опасаются, что таким образом они лишь отсрочат неизбежное. Пока что нельзя даже сказать, сколько опухоль живет в голове Шеридана-младшего, как с ней связаны носовые кровотечения и возможны ли иные подходы. Об операции, к сожалению, речи не может и быть – опухоль расположилась прямо в середине мозга, и попытка удалить её хирургически гарантированно закончится смертью мальчика.

Каково приходится самому Стюарту, сказать трудно – даже когда мальчик приходит в себя, говорить о его способности здраво воспринимать окружающий мир не приходится. Быть может, это в сложившейся ситуации даже и к лучшему – подобного рода забытие может быть для умирающего скорее благословлением, чем проклятием; родители, впрочем, явно предпочли бы, чтобы мальчик был рядом с ними хотя бы последние несколько месяцев.

Спасти Стюарта Шеридана сейчас может разве что чудо; Майкл Шеридан прекрасно понимает это и концентрируется не на спасении сына, но на решении других, пока еще поддающихся решению задач. Во-первых, Шеридан-старший горит желанием наказать виновных в случившемся; во-вторых, мужчина хочет привлечь внимание к произошедшему со стороны других родителей. Майкл уверился в том, что даже в самой безобидной на первый взгляд ситуации врачебного толка лучше всего озаботиться поиском альтернативных мнений; быть может, в 8 случаях из 10 это и будет излишней перестраховкой – но иногда запасное мнение вполне может спасти вас от чего-то совершенного невероятного на первый взгляд.

Свои комментарии дали уже и представители госпиталя. Один из них связался 4 дня назад с Майклом Шериданом и заявил, что упомянутый в жалобе терапевт сильно страдает из-за случившегося и готов принести извинения. Извинениями, однако, Шеридан удовлетворяться не пожелал – собственно, даже общаться с врачом он отказался. Раскрывать свои дальнейшие планы врачи не пожелали, сославшись на тайну медицинской деятельности и невозможность разглашения приватной информации пациентов.

© БиоЗвёзд.Ру