Главная Статьи Войти О сайте

Алексей Мазуренко

Алексей Мазуренко

летчик бомбардировщик, генерал-майор авиации, Герой Советского Союза.

Имя: Алексей
Фамилия: Мазуренко
Гражданство: Украина



Алексей Ефимович Мазуренко родился в семье крестьянина. По национальности украинец. Член КПСС с 1942 года.

До призыва в ряды Советской Армии работал электрослесарем. Учился в планерной школе, а затем в аэроклубе. В 1938 году был призван на военную службу и направлен в Военно-морское авиационное училище, которое окончил в 1940 году.

За годы Великой Отечественной войны прошел путь от пилота до командира полка. Многие тысячи километров налетал он на своем «ильюшине» над морскими просторами, над немецкими укреплениями, участвовал в боях под Ленинградом, над Прибалтикой. Всего за время войны отважный летчик совершил около 300 успешных боевых вылетов. На его личном счету много потопленных вражеских судов, а также большое количество боевой техники, уничтоженной на суше.

После Великой Отечественной войны генерал-майор авиации А. Е. Мазуренко окончил высшие офицерские летно-тактические курсы и авиафакультет Военно-морской академии. Командовал частями, соединениями, работал в высших военно-учебных заведениях. С 1972 года находится в запасе, живет и работает в Ленинграде.

Капитан Челноков прильнул к телефонной трубке. Летчики эскадрильи притихли: командир разговаривал по прямому проводу с командующим авиацией флота, и по тому, что сам командующий интересовался — кого пошлют на сегодняшнее ночное задание, все поняли, что оно не из обычных.

— Да, мне говорили, товарищ командующий, и кандидатуру мы уже определили. Полетит младший лейтенант Мазуренко.

Командир эскадрильи вновь прислушался к голосу командующего, потом спокойно ответил:

— За Мазуренко я уверен. Да, он сумеет выполнить задание...

Командир эскадрильи обвел взглядом летчиков эскадрильи и, встретившись глазами с младшим лейтенантом Алексеем Мазуренко, подозвал его к себе.

— Ваш экипаж, товарищ Мазуренко, выделен на самостоятельный полет. Полетите ночью. Задание получите в штабе полка через полчаса. Ясно?

— Так точно, товарищ капитан.

— Задание ответственное. Вас рекомендовали я и командир полка. Командующий согласился. Поняли, что это значит?

— Понял, товарищ капитан, — ответил Мазуренко.

В штабе командир полка сказал молодому летчику:

— Вам предстоит совершить одиночный вылет ночью. В Финском заливе, предположительно вот в этом квадрате, — командир острием карандаша обвел небольшую клеточку на карте, — ночью должны пройти вражеские суда-транспорты. Надо найти их и нанести удар. Вылет в 22.00.

Мазуренко уже слышал о подобных одиночных вылетах морских бомбардировщиков и штурмовиков. Командование не располагало достаточными силами, чтобы наносить массированные удары по вражеским транспортам. Но надо было держать под контролем воды Финского залива, мешать врагу использовать транспортный и боевой флот для связи с его войсками, действовавшими против войск, оборонявших Ленинград. Вот для этого и посылались самолеты-одиночки. Они наносили удары по живой силе и технике, которую враг пытался перебрасывать к Ленинграду морским путем.

Морские летчики знали, что подобные задания давали только тем, кто зарекомендовал себя мастером самолетовождения над морем в ночных условиях, кто мог точно бомбить. Мазуренко воспринял это задание как честь.

Ровно в десять часов вечера морской штурмовик оторвался от взлетного поля и взял курс на запад. Финский залив казался с воздуха смолянисто-черным. На таком фоне обнаружить цель трудно. Нужны навык и зоркий глаз.

Над заданным квадратом, меняя направление полета, Мазуренко пристально вглядывался в гладь залива. Прошло несколько минут, и внимание его привлекла одна точка, затем стал виден силуэт транспорта.

Летчик направил самолет в пике. Рассекая морской воздух, штурмовик стремительно несся к воде, а снизу потянулись к самолету трассы пулеметных очередей.

При выводе машины из пикирования Мазуренко сбросил две бомбы. Над заливом вспенились фонтаны взрывов. Одна бомба попала во вражеский транспорт, и он, окутавшись клубами дыма, стал медленно оседать.

,Да, не ошибся командир эскадрильи Н. В. Челноков, назначая младшего лейтенанта Мазуренко на это ответственное задание. Летчик с честью выполнил его.

Боевая деятельность этого- сравнительно молодого летчика началась с первых же дней войны. Алексей Мазуренко не имел боевого опыта, и в его первых боевых полетах было больше смелости, чем умения. А враг был вооружен опытом современной войны, имел превосходство в силах. Мазуренко понял, что надо много учиться. И он стал жадно перенимать опыт старших, таких, как командир эскадрильи Челноков.

Шли кровопролитные бои за город Ленина. Морским летчикам-балтийцам приходилось выполнять необычные для них задания: наносить штурмовые удары не только по морским, но и по наземным целям.

Алексею Мазуренко особенно запомнился один из первых воздушных боев, в котором он участвовал.

Летнее утро. Летчики дежурят у своих машин в ожидании вылета. Взвилась красная ракета. Капитан Челноков взлетает первым. В воздухе к нему пристраивается вся эскадрилья. Мазуренко идет справа в звене командира.

Фашисты торопились форсировать Западную Двину, наводили понтонные мосты. Танки, бронемашины и другая техника ждали переправы. Эту переправу гитлеровцы прикрывали зенитками и барражирующими «мессершмиттами». И, несмотря на это, наши самолеты прорвались к переправе. Отбиваясь от немецких истребителей, летчики наши с небольшой высоты нанесли сокрушительный бомбовый удар по фашистским танкам, бронемашинам, по самой переправе.

«Мессершмитты» набрасывались то на один, то на другой наш самолет. Один из «мессеров» зашел в хвост машины Мазуренко. Вражеский самолет неотвязно шел следом, строча из пулеметов. Но молодой летчик сумел уйти из-под удара, а фашист, проскочив мимо, попал под огонь пулеметов с соседней машины и был сбит.

— Отлетался, гад! — радостно воскликнул Мазуренко.

Но вдруг он увидел, как «мессеры» зажгли самолет его друга Петра Игашова. Помочь бы ему, да поздно!

— Петя, прыгай, горишь!

Не услышал товарища Петр Игашов. Видимо, он принял уже другое решение. На пылающей машине Игашов таранил вражеский самолет. Это был первый и последний бой Петра Игашова...

Картина геройской гибели друга на всю жизнь осталась в памяти Алексея Мазуренко.

Когда летчики возвратились на свой аэродром, к Мазуренко подошел Челноков и сказал:

— Поздравляю! Вы храбро дрались!

— Служу Советскому Союзу! Буду драться еще лучше.

Свое обещание Мазуренко выполнил. Он понял, что одной храбрости в боях с коварным врагом мало, с ним надо драться умело и умно. Молодой летчик не только стал присматриваться к тактике боя опытных летчиков, учиться у них, но и самостоятельно искать новые способы борьбы. Постепенно у него вырабатывались расчетливость, решительность, находчивость и хладнокровие.

Полк получил новые, более совершенные машины — штурмовики ИЛ-2. Летчики были ими довольны. Мазуренко овладел новым самолетом и уже не расставался с ним всю войну.

Враг рвался к Ленинграду. Шли упорные, ожесточенные бои. Морским летчикам в эту пору приходилось бомбить вражеские суда в Финском заливе и наносить удары по фашистским танковым колоннам, подползавшим к городу.

Возмужавший летчик Мазуренко приобрел боевой опыт и выходил победителем из самых тяжелых, казалось, безнадежных положений. Так, в одном из горячих боев плоскости самолета Мазуренко сильно пострадали от зенитных снарядов.

Обхватив обеими руками ручку управления, летчик с трудом удерживал самолет, не позволяя ему свалиться в штопор. Проходили мучительные минуты. От напряжения крупные капли пота стекали со лба. Машина кренилась все больше и больше. В эту минуту Алексей Мазуренко увидел рядом машину капитана Челнокова.

— Осталось немного! — крикнул ему командир.

Собрав последние силы, летчик удержал самолет в горизонтальном полете. И вот линия фронта пройдена! Челноков все время рядом. Казалось, что командир крыльями своего самолета хотел поддержать в воздухе непослушную, израненную машину.

— Держись!

Когда Мазуренко на своей искалеченной машине приземлился, к нему подбежал капитан Челноков.

— Молодец! Выдержал... — И он крепко обнял летчика.

День ото дня росло боевое мастерство морского летчика Алексея Ефимовича Мазуренко. За первый год войны он со своими боевыми друзьями потопил 20 кораблей, уничтожил десятки танков и много другой вражеской техники.

За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество, геройство и отвагу Алексею Ефимовичу Мазуренко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Героя Балтики командование послало учиться. После окончания учебы его назначили на ответственный пост. Он бывал теперь и на Севере, и на Черноморском флоте, и на Балтике. За первый год войны он научился мастерски летать, тактически умело вести бой. Теперь он учил своему искусству молодых летчиков. Он летал вместе с ними на боевые задания и своим примером, на практике убеждал их в правильности тех или других тактических приемов борьбы с врагом. Наглядным пособием нередко служили фашистские корабли. Так, на Севере Мазуренко лично потопил два немецких транспорта и девять — совместно с Труппой молодых летчиков.

В январе 1944 года А. Е. Мазуренко прилетел на Балтику. Его назначили командиром полка, в котором он начинал свою службу. Радостно было встретиться со старыми боевыми друзьями. Тяжело узнавать о тех, кого не стало...

В полку произошли большие перемены. Самолетов теперь хватало для всех, однако летный состав в большинстве своем — новички. Но Мазуренко не привыкать работать с молодыми летчиками.

Наши войска в это время готовились к тому, чтобы полностью уничтожить кольцо блокады, свыше двух лет душившее Ленинград. Перед летчиками стояли сложные задачи. Мазуренко сутками не уходил со старта. По его команде штурмовики летали на боевые задания днем и ночью. На особо трудные задания вылетал сам командир, водил молодых летчиков на штурмовку.

Случалось, что, попав в трудное положение, молодые летчики не выдерживали и нарушали боевой строй.

— Соколики, за мной! — слышали летчики в наушниках спокойный голос командира и снова собирались в боевой порядок, шли за ведущим и поражали цель.

Мазуренко и на земле и в воздухе учил подчиненных маневрировать в зоне зенитного огня, быстро принимать решения, заходить на цель и наносить удар по морским и наземным объектам. Командир полка требовал от своих подчиненных строжайшей дисциплины и моральной чистоты. Он сурово наказал одного летчика, пытавшегося скрыть свой проступок. Перед строем он сказал:

— Мы — гвардейцы! Мы никому не позволим пятнать наше славное знамя. Оно добыто кровью лучших людей, наших славных летчиков-балтийцев...

У молодых летчиков накапливался опыт. Они росли, мужали, множились их победы.

Летчик Гончаров, например, пришел в полк неопытным сержантом. Через несколько месяцев он говорил:

— Я много раз ходил ведомым нашего командира, а затем и сам стал водить штурмовики. Вырастил меня и научил воевать он, наш командир.

Воспитанники Мазуренко, такие, как Гончаров, Карлов, Новицкий, стали гордостью гвардейской части.

24 марта 1944 года Совинформбюро сообщило об одном из подвигов летчиков-балтийцев. Особенно отличились тогда штурмовики А. Е. Мазуренко.

В Финском заливе появился неприятельский караван судов, шедший под сильной охраной. В серое, ненастное утро летчики гвардейского полка вылетели, чтобы нанести врагу бомбово-штурмовой удар. Группу повел Мазуренко.

Зенитная артиллерия с кораблей открыла но штурмовикам сильный огонь. Но первая же пара самолетов, мастерски маневрируя, прорвалась сквозь плотный заградительный огонь и нанесла повреждение сторожевому кораблю.

Стремительно проносятся над вражескими судами летчики-гвардейцы. Высоко поднимаются столбы дыма и пламени. Это горят взорванные неприятельские корабли. Вместе с экипажами и грузом их поглощает море.

В разгар боя в машину майора Каштанкина попал зенитный снаряд. Пламя охватило самолет. До аэродрома не дотянуть. Друзья услышали по радио последние его слова:

— Прощайте, товарищи!

Горящий штурмовик бесстрашного гвардейца врезался во вражеский корабль. Взрыв — и на месте неприятельского судна остались одни обломки. Дорого заплатили гитлеровцы за жизнь летчика-героя!

Уцелевшие фашистские суда попытались укрыться от штурмовых ударов наших самолетов в ближайшей бухте. Но и здесь их настигли гвардейцы! В этот день фашисты потеряли два транспорта, два боевых корабля и сторожевой катер. Мазуренко лично потопил вражеский транспорт.

Блестящие действия штурмовиков-гвардейцев получили высокую оценку. В листовке, изданной Политуправлением Балтийского флота, говорилось: «Это большая победа. Она — вдохновляющий пример нарастающего удара, возросшего летного и боевого мастерства наших соколов».

Удары по врагу становились все более меткими и сокрушительными. Гитлеровцы попытались усилить конвой, но корабли вновь шли ко дну от ударов с воздуха. Увеличили прикрытие с воздуха — и это не помогло.

Победы гвардейцев в значительной мере объяснялись тем, что летчики-гвардейцы по инициативе Н. В. Челнокова стали применять новый метод бомбометания с предельно низких высот.

Шли упорные бои за освобождение острова Сааремаа (Эзель), прикрывавшего подступы к Рижскому заливу. Здесь сосредоточилось 45 кораблей и транспортов противника. Гвардейцам полка Мазуренко предстояло нанести по ним массированный удар. Группу штурмовиков повел мастер бомбометания летчик Гургенидзе. Командир полка вылетел для наблюдения и контроля, и поэтому его машина шла выше группы и сзади.

Противник встретил летчиков-моряков сильным зенитным огневым заслоном. Стреляла не только артиллерия вражеских кораблей, но и береговая. Однако гвардейцы пробились и с малой высоты нанесли бомбовый удар.

Первым сбросил бомбы и угодил в середину самого крупного транспорта летчик Гургенидзе. Мазуренко видел, как поврежденный транспорт накренился, но все еще держался на плаву. Нет, не смог остаться в стороне от боя Алексей Мазуренко. С высоты 800 метров он ввел свой самолет в пике и сбросил бомбы. От меткого удара транспорт загорелся.

— Вот теперь работу можно считать завершенной, — набирая высоту, проговорил Мазуренко.

Атаки по вражеским кораблям следовали одна за другой. Летчики-гвардейцы потопили четыре вражеских судна и без потерь вернулись на свой аэродром.

За выдающиеся боевые успехи штурмовой полк, которым командовал Алексей Ефимович Мазуренко, наградили орденом Красного Знамени, а сам командир был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

Это вдвойне знаменательное событие летчики гвардейского краснознаменного полка отметили новой победой: за несколько дней они потопили три фашистских миноносца и повредили тяжелый немецкий крейсер.

Штурмовики-гвардейцы во главе с Мазуренко неутомимо искали и топили вражеские корабли. В 1944 году, когда развернулось победоносное наступление наших войск, они потопили и повредили свыше 150 немецких судов. Слава гвардейцев-штурмовиков и их командира Мазуренко разнеслась по всему фронту.

© БиоЗвёзд.Ру