Главная Статьи Войти О сайте

Борис Беридзе

Борис Беридзе

Российский дзюдоист

Имя: Борис
Фамилия: Беридзе
Гражданство: Россия



Две золотые медали с чемпионата Европы среди ветеранов по дзюдо увез самый колоритный участник – Борис Беридзе из Москвы. Он победил и в личном, и в командном зачете, причем всякий его выход на ковер завершался моментальной чистой победой. Перед вылетом в Москву чемпион Европы дал интервью корреспонденту "СЭ".

Вашим медалям ведется счет?

- Нынешние – одиннадцатая и двенадцатая. До этого были четыре золотые медали на двух чемпионатах мира, четыре европейские и три золотые на чемпионатах России. Я с 2008 года, чемпионата России в Анапе, завоевываю только золото.

Это – битвы ветеранов. А в профессиональном дзюдо победы были?

- Были. В Советском Союзе несколько раз брал бронзу на чемпионатах страны. Был запасным в сборной СССР. Три раза проехал мимо чемпионата Европы, а на четвертом должен был выступить. Тогда заболел хороший борец – Алексей Тюрин. Вроде собирались выпускать меня, но помешали интриги.

Это как?

- Я выступал за профсоюзы, а тогда в большой силе были дзюдоисты, представлявшие армию. Все знали, что я на международных соревнованиях расправлялся с лучшими борцами Европы. Победи еще и на чемпионате континента, это был бы удар по армейской борьбе – выигрывает чужой, в сборной тяжеловес от профсоюзов. Допустить такого не могли.

Что сделали?

- Взяли на это место в команду недовеска, по-нашему говоря, 95-килограммового Володю Гурина. Кстати, моего постоянного партнера по сборам в Подольске и Евпатории. А закончилось дело тем, что Гурин проиграл другому моему постоянному сопернику - венгру Ожвару. Я этого Ожвара катал по татами, как шарик. Вы его не знаете?

Нет.

- Он сейчас за ветеранов не выступает, стал фотографом. Великолепно работает на борьбе, его можно встретить на каждом чемпионате мира. А тогда Ожвар нашего Гурина просто осадил, у Володи "поехала" мышца спины. Беднягу с татами выносили на носилках. Ради того, чтобы не пустить наверх представителя профсоюзов, готовы были положить под травму отличного парня. Еще и медаль в этом весе потеряли…

Обида в вас живет до сих пор?

- Это не обида, а немножко другое. Любой борец, выступавший на уровне сборной, помнит все свои схватки. Начиная с юных лет. Спросите меня – я вспомню до мельчайших подробностей все, что было на татами тридцать лет назад. И участников того турнира, и разговоры, которые сопровождали турнир. Вы тоже, наверное, помните все свои интервью, которые брали?

Не уверен. На этом чемпионате мира у России – огромная делегация. В которой вы выделяетесь мощью..

- Цифры потрясающие - в сборной России на этом чемпионате Европы 135 человек. У других делегаций – 20 участников, 10… А чаще – от пяти до одного. Национальный союз ветеранов дзюдо финансирует выезд только первых номеров. Остальные добираются и размещаются за свои деньги.

И сколько у нас "первых номеров"?

- Человек пятьдесят. Вы чувствуете, какое отношение к своей стране и дзюдо, если люди едут?

Вы бы поехали на свои?

- Конечно. Просто мне везет – на свои ездить не приходится.

Валуев как-то сказал: "Я ни разу в жизни не пропускал удар, после которого болтануло бы". У вас тоже не было полета над татами?

- Чтоб стыдно было вспоминать? Нет. Но раз уж я три раза брал бронзу на чемпионатах СССР, а не золото - значит, недорабатывал. Хоть есть эпизод, за который неловко. Осень 78-го. В Токио устроили международный турнир памяти Дзирого Кано. Можно сказать, неофициальный чемпионат мира. За выход в финал сражался с французом Руже - чемпионом мира. Одолей его, в финале выходил на легенду Ясухиро Ямаситу.

Не одолели?

- Комплексов у меня не было. Но тут ко мне, молодому парню, потянулись с поучениями – сначала главный тренер, следом государственный тренер Советского Союза… Начали рассказывать, как Руже борется.

- Не стоило?

- Конечно, нет. Я бы сам через секунду все почувствовал, одного прикосновения достаточно. Пусть Руже меня изучает, а не я его. Но голову мне настолько загрузили, что я стоял и вспоминал, как он должен бороться. Не даю ему делать заднюю подножку – все, как учили. А Руже взял да и сделал мне подворот через спину с колена. Вот эту секунду помню очень хорошо – внезапно вижу его голову у себя между ног. Мгновение спустя лечу. Ипон. Я проиграл. Но… не я проиграл! Меня сделали роботом, помешали реализовать мою сущность!

Вывод?

- Если ты боец – выходи на татами и никого не слушай. Та бронзовая медаль для меня – очень горькая. Какая-то недосказанность.

Самая необычная схватка в вашей жизни?

- Одну никогда не забуду. На одном турнире сначала прошел египтянина несусветного веса – килограммов в сто пятьдесят. Следом попал на японца. Вот такой схватки в моей жизни не было ни до, ни после. Бросил его, начал удерживать. Он лежал, полностью расслабился – по инерции расслабились и мои руки. Мне показали дзюдо высочайшей квалификации.

В чем?

- Этот парень противоборствовал мне не физически - психологически. Мне казалось, пытаюсь удержать труп. Не понимал, то ли кимоно у меня в руках, то ли мешок, то ли человек. Но как-то пришло решение.

Что сделали?

- Я его постоянно, через каждые три-четыре секунды встряхивал. Чтоб почувствовать вес. Он же не мог стать бесплотным. После этой схватки был страшно психологически выжат. 25 секунд, что мне пришлось японца удерживать, длились долго-долго.

Нынешнюю бы вашу голову тому 25-летнему парню – были бы олимпийским чемпионом?

- Даже думать не хочу. Скажу так: от спортсмена зависело в то время далеко не все. В ЦК решались вопросы не только шахмат, но и дзюдо.

Тогда давайте о другом. Какой у вас сегодня вес?

- Многовато. На последнем взвешивании было 146 килограммов 200 граммов. Мой рабочий вес – 138. Вернуть его – и вы не узнаете мою борьбу. Это будет полет бабочки. Фигурное катание на татами.

И что вы делаете, чтобы сбросить лишнее?

- Пока только собираюсь сделать. Меньше есть и больше тренироваться. Мне достаточно двух тренировок в неделю по два часа – правда, в очень хорошем темпе. Хожу по шесть с половиной километров пешком…

Каждый день?

- Тоже два раза в неделю. Если каждый день – станешь пешеходом, а не дзюдоистом. Работаю со штангой, поднимаю процентов пятьдесят от того, что могу.

Сколько можете – страшно предположить.

- Лежа – 150 килограммов. Но толкаю по 90. Нельзя издеваться над сердцем, мне все-таки 57 лет. Штанга должна быть лишь дополнением к борьбе.

Вы ведь не одним дзюдо занимались?

- Начинал с греко-римской борьбы, занимался самбо, вольной борьбой, стал там мастером спорта. Русским стилем – так называемой системой Ребко. Есть в моей жизни еще одна страсть – сумо.

Ничего себе.

- Я судья международной категории по сумо. Председатель судейской коллегии Москвы.

Вес вы гоняли?

- Было в жизни два таких опыта – сбрасывал по восемь килограммов. Надо было во что бы то ни стало выступить в весе 93 килограмма на международном турнире в Тбилиси. Выигрываешь – и тебя зачисляют в сборную СССР. Тогда за неделю до соревнований перешел на мед и орешки. Чаем запивал эту птичью еду. Тренировался, не останавливаясь. Восемь килограммов ушло легко.

Есть хотелось невероятно?

- Это ребятам из маленьких весов бывает невмоготу - им гонять нечего, одни мышцы. А у тяжеловесов и полутяжей всегда есть, что сбросить. Можно гонять килограммов по пятнадцать. А сколько смешных случаев было!

Например?

- Помню первенство пограничных войск в Москве. В категории 65 килограммов выступал довольно мутный парень. Назавтра ему бороться, помогли всей командой человеку согнать вес - хорошенько пропарили в бане. Ночью слышим – что-то булькает. Тихонько встаю, включаю свет - наш парень стоит посреди казармы и пьет из трехлитрового графина. Выхватили, а поздно – остались только капли на донышке. Вы можете представить, во что превращается человек, который за раз ухнул три литра воды?

Во что?

- Весь опух, глаза заплыли. В весовую категорию не попал. Скандал был приличный. Но еще смешнее другой случай – помогаем человеку в парной. Охаживаем веничком. Он говорит: "Лицо горит, поднесите воды в тазике, голову окуну. Полегче станет".

Неужели выпил?

- Сверху его парят. Три человека работают. А тот голову уронил в таз и хлещет ледяную воду. Поставили его на весы – словно и не парили. Прибавил килограмм. Новый скандал: "Солдат, где твоя воля?!"

Легендарный борец Александр Иваницкий мне говорил: "У каждого борца хоть раз был случай, когда приходилось силу применять на улице". У вас был такой?

- Я ухаживал за девушкой – своей будущей женой Антониной Алексеевной. Приезжал к ней в общежитие. И вот какой-то нахал захотел с ней познакомиться. При мне, живом ухажере!

Это он погорячился.

- Ему вроде объяснили: у девушки есть парень, но тот оказался упертым. Как-то выхожу с Антониной вечерком на улицу, а этот увязался. Якобы хочет что-то со мной сделать. А я тогда уже был мастером по дзюдо и самбо. Говорю ему: иди отсюда, а то нехорошо получится.

Не дошло?

- Не понял. Пришлось взяться за него. Парень был рослый, но я покрепче. Сделал переднюю подножку, человек упал - хоть я как мог его страховал. Парень прилег на асфальт, потом поднялся. Не понял, что произошло – уже смеркалось. Решил, что сам поскользнулся. Снова начал говорить – пришлось его снова бросать. Надоело ему падать, отбежал на несколько шагов. Я, помню, считал его шаги и знал: вот еще пара, и начнет кричать, что со мной сделает при следующей встрече.

Начал?

- Конечно. Вот сейчас, думаю, должен повернуться – и точно! Поворачивается: "Я тебя еще встречу…" Нормальный парень. Просто не попал вовремя, куда надо.

Больше его видно не было?

- Этого – нет. Были другие приключения. Только начинал в Москве пробиваться – записался в дружинники. Надо было пьяную компанию вытащить из подъезда. Один уперся. Делаю заднюю подножку, ничего больше не остается. Но одно дело такая подножка на спортсмене. Тот успевает сгруппироваться, правильно упасть. А как упадут люди, не посвященные в борьбу, предсказать сложно.

И как упал?

- Обвис на мне, схватился за все, что можно и нельзя. Никак его не стряхнуть. Это феномен – мастер высокой квалификации может получить страшные увечья именно от таких хулиганов, которые ничего не понимают в спорте. Их бросаешь в одну сторону – они летят в другую. Он должен быть внизу, а уже на шее у тебя висит. Спросите любого спортсмена, вам подтвердят.

В обычной жизни вы чем занимаетесь?

- С 85-го по 90-й руководил развитием дзюдо в Москве. Как перестройка началась, захотел заработать какие-то деньги, построить спортивную школу. Ничего не вышло, но восемь лет коммерции отдал. Запустил цех – шили постельное белье. Поставлял из-за границы запчасти к советским автомобилям. Готовили и продавали сыр сулугуни. Даж е был начальником склада в Росспецстрое. Выстроил сто метров железной дороги под товарные составы – сам по книжкам выучил, как это делается. Получилось идеально, государственная комиссия приехала – поразилась. Вот чем приходилось заниматься спортсмену. А потом вернулся в Спорткомитет.

Занятно. За золотую медаль на чемпионате Европы что-то полагается?

- Нет, этот чемпионат – лишь подготовка к чемпионату мира. Вот если там в личном зачете все будет удачно, что-то получим. За победу на прошлом чемпионате мира в Будапеште я получил 25 тысяч рублей. И еще 10 тысяч – за победу в составе команды. Пусть деньги символические, но все равно стимул. Компенсация за то, что все приезжают за свой счет на чемпионат России. Даже чемпионы мира. Кимоно вот купил.

Сколько стоит хорошее?

- Тысяч десять. Но мое – восемь. Надо менять, чуть-чуть поджимает. Чтоб потом на одежду неудачи не списывать.

© БиоЗвёзд.Ру