Главная Статьи Войти О сайте

Джаннин Макаффи

Джаннин Макаффи

Британка, жертва рака.

Имя: Джаннин
Фамилия: Макаффи
Гражданство: Великобритания

Раковая опухоль – серьезный диагноз; нередко ради хотя бы шанса на победу над болезнью приходится идти на серьезнейшие меры – и перспектива лишиться половины лица зачастую может показаться не столь уж страшной. Британке Джаннин Макаффи, однако, пришлось перенести весьма серьезную операцию не только из-за того, что она стала жертвой рака – частично своими страданиями Джаннин была обязана не особо компетентным врачам. Нельзя сказать, что рак Макаффи все это время вовсе не просто так таился в теле женщины – он давал о себе знать периодическими кровотечениям. Увы, до недавних пор врачи уверяли Джаннин, что страдания её вызывает обычная сенная лихорадка. Победить такого рода аллергическую реакцию возможным не представлялось; женщине дали серию довольно бесполезных советов и отправили восвояси. Лишь через 10 месяцев прозвучал правильный диагноз – аденокистозная карцинома. Эта редкая форма рака специализируется на поражении слюнных желез. Чаще всего рак такого рода сопровождается и другими симптомами – и с некоторыми из них Макаффи довелось столкнуться лично.

Дело в том, что на постановке диагноза злоключения Макаффи не закончились; так уж сложилось, что рак оставил в её теле заметные следы – так, в носу у Джаннин нашли опухоль размером с клубнику. Опять-таки, опухоль эта даже и не пыталась таиться; ранее женщина пыталась обратить внимание медиков на нечто подозрительное в носу, однако врачи будто бы задались целью игнорировать все симптомы, видимые у Макаффи.

Лечение рака оказалось нелегким; вернувшись домой, Джаннин не досчиталась кости ноги – её хирурги использовали для восстановления изрядно поврежденных в ходе борьбы с опухолью черт лица. То, что началось с нескольких кровотечений из носа, на поверку оказалось одним из самых страшных переживаний в жизни женщины. Одного лишь рассказа хирургов о том, как им придется удалять большую часть лица женщины, было достаточно для того, чтоб ввести в панический ступор куда как более крепкую и стабильную личность. К счастью, Макаффи быстро поняла, что сопротивление в данном случае бесполезно и что ей остается лишь собрать всю волю в кулак и перенести испытания как можно более мужественно. Так Джаннин и поступила – хотя сделать это было куда сложнее, чем произнести вслух. Поддерживала Макаффи на протяжении всего этого времени мысль об её 3-хлетней дочке Лейле; Джаннин точно знала, что врачи должны сделать все от них зависящее, чтоб спасти ей жизнь – иначе она бы никогда не смогла своими глазами увидеть, как Лейла растет. Маленькой девочке предстояло еще многое увидеть и испытать в этом мире; мать мечтала быть с ней рядом на протяжении процесса взросления – и, в идеале, полностью пронаблюдать процесс превращения юного создания во взрослую самостоятельную женщину.

После операции Макаффи ждал 3-хмесячный период восстановления; не сразу, но Джаннин сумела вернуть себе несколько утраченную подвижность и начать передвигаться без дополнительной опоры. Увы, пока говорить о полном излечении еще рано – когда лицо и рот женщины придут в нормальный вид, ей предстоит вернуться к радиотерапевту. Это, впрочем, пугает Макаффи не так уж и сильно – на фоне уже пережитого дальнейшие процедуры выглядят не особо страшно; так, на данный момент женщине даже не предписываются никакие дополнительные хирургические процедуры, что явно не может не радовать.

Впервые странное образование в своем носу Джаннин заметила в сентябре 2014-го; месяц спустя она навестила врача, однако тот заверил её в полной безобидности образования – по его словам, Макаффи обнаружила обычный, безвредный и доброкачественный полип. Увы, само образование о своей безобидности осведомлено не было; к январю 2015-го оно выросло настолько, что Джаннин стало трудно дышать. Женщину отправили на компьютерное сканирование, а после – на магнитно-резонансную томографию. Следом Джаннин пришлось перенести еще и биопсию. Лишь после этих полезных, но несколько запоздавших тестов, был озвучен окончательный диагноз – 'аденокистозная карцинома'. Макаффи назначили операцию; прошла она 26-го мая, причем процесс затянулся на целых 13 часов. После этого Джаннин ждало еще две дополнительных операции – на первой врачи отметили, что кровоток во рту её идет как-то странно, да и вообще с ротовой полостью явно было что-то не в порядке. Ликвидацией этих проблем медики занялись на следующих операциях – которые, как и первая, прошли вполне успешно.

Все это время Лейла оставалась тем самым маяком, за светом которого Джаннин старалась двигаться. В своем юном возрасте девочка вряд ли смогла бы и предположить, насколько большую роль она сыграла в жизни мамочки и как благодаря ей мама смогла справиться с таким серьезным испытанием. Конечно, свой вклад в исцеление Макаффи внесли и другие её родные и близкие – родители, их спутники жизни и возлюбленный самой Лейлы Крис. Крис с раком был знаком лучше многих – за 2 года до описываемых событий он сам перенес рак яичек; впрочем, Крису удалось дожить до периода восстановления – и, значит, самой Джаннин также должно было в конечном итоге повезти.

Полный процесс восстановления, по словам врачей, займет порядка года. Лишь после этого лицо Макаффи окончательно окрепнет, женщина сможет получить весьма нужные ей в данной ситуации виниры и вернуть прежний облик (если не полностью, то хоть в какой-то степени). Сохранять внутренние силы после столь трудных испытаний нелегко, однако Джаннин держится – и, похоже, не сдастся и в дальнейшем. Хранить позитивный взгляд трудно даже в обычной жизни; женщине же, половину лица которой медики отняли в борьбе с опухолью, которую сами же упустили, просителен довольно серьезный негативизм. К счастью для окружающих – и, пожалуй, себя самой – Джаннин Макаффи смотрит в будущее с уверенностью; предугадать и спрогнозировать свою судьбу она не в состоянии, однако что бы там рок ей не приготовил, она полна решимости сражаться до упора.

© БиоЗвёзд.Ру