БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Дженнифер Энистон

Дженнифер Энистон

актриса

Имя: Дженнифер
Фамилия: Энистон
Дата рождения: 11.02.1969
Гражданство: США

Дед Дженнифер (по фамилии Анастасакис) приехал в США из Греции и стал владельцем закусочной. В семье культивировалась легенда, согласно которой дед, проезжая через городок Энистон, штат Алабама, решил немного изменить свою фамилию, чтобы она звучала по-американистее. Став знаменитой, Энистон долго кормила репортеров этой историей, пока, наконец, отец не сообщил ей, что дед сочинил эту байку, будучи под хмельком. «Теперь мне ужасно стыдно перед людьми, которых я ввела в заблуждение, - говорит Энистон. - Я знаю только, что в Америке есть еще одна семья с такой фамилией. Скорее всего, мы родственники. Но, наверное, в Греции у нас больше родни!» Когда Дженнифер было пять лет, она полгода провела в Греции. Ее отец в то время, разочаровавшись в актерской карьере, решил стать врачом, но не мог сдать экзамены в американские медицинские школы (его не брали по возрасту) и поэтому решил попытать счастья на своей исторической родине. Полгода Дженнифер провела в Афинах, где пыталась понять новый для нее язык. Сегодня она с трудом вспоминает несколько греческих слов. «Я смотрела на людей, - смеясь, говорит она, - ничего не понимала, но пыталась повторять». Афинское приключение закончилось быстро и неожиданно. Агент отца позвонил ему из Лос-Анджелеса и велел срочно приехать на пробы в сериал «Дни нашей жизни». Джон Энистон отправился в Америку, прошел пробы и был утвержден на одну из главных ролей. Через несколько дней семья уже паковала чемоданы, чтобы возвратиться домой. Сериал «Дни нашей жизни» стал одним из самых долгоиграющих на американском ТВ - он шел целых 12 лет. Но работа все больше и больше отрывала Джона Энистона от семьи. Когда Дженнифер исполнилось 9 лет, родители развелись. Девочка осталась в Нью-Йорке с матерью, но часто ездила к отцу в Лос-Анджелес.

Энистон не очень охотно говорит о годах, проведенных с матерью. Тем не менее, судя по ее отрывочным репликам, можно предположить, что Нэнси Энистон была не очень счастлива в личной жизни и часто изливала на дочь свои фрустрации. «У нас все было как в кино, - грустно иронизирует Энистон. - Очень интересное кино, которому, наверное, можно было бы дать название «Хороший, плохой, злой», или, скажем, «Гордость и предубеждение»...» Гораздо охотнее она вспоминает, что в те годы обожала группу Duran Duran и очень любила рисовать. Когда ей было 11 лет, одна из ее акварелей попала на выставку в музей Metropoliten. Увлечение лицедейством началось со школьного драмкружка, когда Дженнифер было девять лет. А в четырнадцать она прошла трудное собеседование плюс прослушивание в Нью-Йоркской школе исполнительского мастерства и была туда принята. Дженнифер вспоминает, что на прослушивании читала два монолога: из пьесы «Знак в окне» Сидни Берстайна и из комедии Нила Саймона «Я должна сниматься в кино». Последний монолог оказался пророческим. Но Энистон уверяет, что в те годы вовсе не была уверена в своем призвании. «Думаю, что во мне тогда не было особых талантов, - говорит она. - Я была довольно ленива, и мне казалось, что актерская игра - занятие для бездельников». Окончив школу, Энистон оказалась на перепутье. Она начала одновременно искать роли во внебродвейских постановках и ходить на занятия по психологии.

«Если бы я не стала актрисой, то наверняка пошла бы в психологи, - говорит она сегодня. - Я обожаю разговаривать с людьми и слушать, что они говорят». Но на курсах по психологии не было места разговорам. Там Дженнифер пришлось изучать произведения Фрейда и других ученых. «Порой я вообще не понимала, о чем речь, - признается она. - Но я не хотела отступаться, читала книги по бихевиорийзму (направление в психологии. - Прим. ред.), и постепенно начала въезжать». Она продержалась на курсах пять месяцев и, возможно, в конце концов стала бы психотерапевтом, но здесь подвернулась роль в пьесе, и судьба Дженнифер Энистон была решена. Выйдя на настоящую профессиональную сцену, она поняла, что на курсы не вернется. Первой работой Энистон в театре стала роль в пьесе «Танцы на могиле доносчика» - о барышнях, которые в обеденный перерыв ходят на кладбище, чтобы в тишине и спокойствии съесть свои сандвичи и побеседовать о смысле жизни. По ходу спектакля Энистон приходилось целоваться на сцене с другой девушкой. «Мне казалось, что каждый поцелуй делает меня все более богемной и хипповой девчонкой, - смеясь, вспоминает она. - Каждый раз, когда мы играли пьесу, я думала: «Ну, теперь все узнают, какая я крутая!» Но пьеса вскоре сошла со сцены, и Энистон пришлось заняться тем, чем очень часто занимаются безработные актрисы: она стала официанткой в забегаловке на Upper West Side с подходящим названием Jackson Hole («Дыра Джексона»). «Я старалась как могла, - рассказывает она. - Если посетители заказывали какую-нибудь гадость, я пыталась убедить их, что это не самое лучшее блюдо в ассортименте. Обычно, они мне верили и заказывали то, что я рекомендовала». Все было бы хорошо, если бы Энистон была более ловкой; она постоянно получала нахлобучки из-за своей неуклюжести. Самым неудачным Энистон считает тот день, когда она уронила на клиентов-иностранцев огромный бутерброд с луком, грибами и швейцарским сыром. «Они так кричали на меня, - вспоминает Энистон. - Они были готовы меня убить...» Интересных ролей в театре больше не подворачивалось, и по прошествии двух лет Энистон решила уехать в Лос-Анджелес. Там ей не удалось устроиться даже официанткой - ее взяли только в торговую фирму обзванивать потенциальных клиентов и предлагать товары. «За две недели я не смогла продать абсолютно ничего, - вспоминает она. - Я не умею это делать. Мне стыдно беспокоить людей».

В конце концов она нашла агента, который согласился ее представлять, однако он поставил Энистон жесткое условие: она должна сбросить 30 фунтов. Сначала Дженнифер взбунтовалась, но, посидев без работы еще несколько месяцев, была вынуждена пройти многоступенчатую систему похудания Nutri, чтобы обрести фигуру, необходимую для покорения шоу-бизнеса. После этого ее ждали роли в нескольких малоудачных сериалах, и наконец, в 1993 году она впервые снялась в кино в ужастике класса «Б» «Лепрекон». Она не любит вспоминать этот фильм. «Мне был 21 год, я ничего не понимала, - нехотя говорит она. - Режиссер говорил, что это будет забавно и остроумно. Когда я посмотрела готовую продукцию, мне было ужасно стыдно. Когда пошли финальные титры, я сбежала из зала». На память о первом киноопыте у нее остался шрам на ладони. «Это напоминание на всю жизнь, - смеется она. - Теперь я ни за что не стану сниматься в таких опусах! После этой дряни мне было страшно смотреть на себя в кино. Я помню первый просмотр фильма «Она такая». Я говорила себе: «Меня нельзя показывать крупным планом, мне нечего делать на большом экране». Роль Рэйчел подвернулась ей совершенно неожиданно. Переехав в Лос-Анджелес, Энистон поселилась в богемной коммуне актеров и режиссеров, которые, как и она, приехали в Голливуд в надежде пробиться в звезды. Однажды она рассказала своему агенту об этом, и тот, засмеявшись, сказал, что на телеканале NBC затевают шоу, в котором - по сюжету - должно происходить примерно то же, с чем она ежедневно сталкивается в своей коммуне. Энистон была заинтригована и попросила устроить ей пробу... Сегодня Энистон говорит, что готова сниматься в прославившем ее шоу «хоть всю жизнь». Она уверяет, что не понимает людей, которые «устают» от телевизионных ролей, растянувшихся на несколько сезонов. А партнеры по «Друзьям» не перестают расточать ей комплименты. «Ее любят все - и парни, и девушки», - говорит Кортни Кокс, играющая Монику. Другая партнерша, Лиза Кудроу, уверяет: «Дженнифер состоит из любви и эмоций, а для таких людей лицедейство - идеальное занятие». В текущем сезоне Энистон, похоже, намерена вернуть к себе любовь единственной пострадавшей от нее группы населения - парикмахеров. Недавно она заявила, что Рэйчел изменит прическу и будет носить длинные, немного вьющиеся волосы - такие же, как и у нее самой. «А с такими волосами можно делать самые разнообразные прически!» - смеется она.

Она не похожа на Рэйчел, актрисе не откажешь в уме и напористости. Гонорары за "Друзей" она использовала для создания собственной кинофирмы. Первый проект, который сейчас раскручивает Энистон, трагикомедия "Нечто отвратительное", где она собирается сыграть скверную девчонку с непомерным тщеславием, которую в финале ее приятельница толкает под колеса автобуса.

Звезду сериала «Друзья» Дженнифер Энистон любят все - кроме парикмахеров. Чем популярнее становились «Друзья», тем больше женщин переставали ходить в парикмахерские, отращивая волосы «под Рэйчел» - так зовут героиню Энистон в этом популярнейшем сериале. «Начиная работать над шоу, мы решили, что у Рэйчел будет прическа, соответствующая ее расхлябанной натуре - отросшее каре, - вспоминает Энистон. - Мой приятель Крис быстренько взял бритву, покромсал мои бедные волосы и спросил: «Так пойдет?» Я даже ахнуть не успела! А через какое-то время парикмахеры стали жаловаться, что молодые женщины стали реже стричься. Они решили, что теперь можно носить нечто среднее между каре и длинными волосами!» В 1998 году Дженнифер Энистон вошла в десятку самых сексапильных звезд планеты, которую составил английский журнал Empire. Шоу «Друзья» с ее участием идет уже шестой сезон, зарабатывая 500 миллионов в год на перепродаже прав показа по кабельным каналам и в других странах. Продолжающаяся уже пять лет история шестерых молодых нью-йоркцев, ищущих свое место в жизни, имеет феноменальный успех во всем мире. «Энистон - настоящий феномен. Это «та самая девушка», актриса, ставшая для 90-х тем, чем была Фарра Фосетт для 70-х, - пиcал журнал Gentleman Quaterly через год после начала триумфального шествия «Друзей» по телеэкранам мира. - Каким образом эта простушка могла стать культурным феноменом десятилетия? Можно проследить за ее карьерой, но объяснить ее взлет невозможно». Сама актриса вначале тоже не понимала, в чем причина столь ошеломляющего успеха: «Когда я вижу себя на обложке журнала, мне кажется, что это не я, а какое-то другое существо - накрашенное, расфуфыренное и совершенно искусственное. Я стараюсь не думать о том, что должна соответствовать этому имиджу. Я говорю себе, что об этом позаботятся другие», - рассказывала Энистон в начале карьеры. Но затем ей пришлось кардинальным образом пересмотреть свои взгляды и начать самой заботиться о своем имидже. В 1997 году журнал Rolling Stone поместил фотографию Энистон на обложке и подготовил большую подборку ее фотографий внутри. Во время фотосеанса ее уговорили лечь обнаженной под красивыми покровами, когда же ткань соскользнула с ее ягодиц, фотограф продолжал щелкать. Актриса возмутилась, но ее уверили, что это делается в интересах дела - чем больше фотографий, тем легче будет отобрать самые хорошие. А если в кадр попадут ее обнаженные прелести, то их ничего не стоит срезать. «В те годы я была так глупа, что поверила их обещаниям! - говорит сегодня Энистон. - Они действительно кое-что подрезали - но совсем не то, что мне хотелось бы. Представляете себе: я разворачиваю журнал - а там моя голая задница! Я была в шоке». Сегодня Энистон очень трезво и рационально объясняет успех взбалмошной глупышки Рэйчел у молодежи всего мира. «Она - идеальная девушка для ухаживаний. Ее легко рассмешить, она открыта жизни, она скорее миленькая, чем ослепительно красивая. Чтобы ее покорить, не нужно ни ужина в роскошном ресторане, ни белого лимузина, ни виллы на берегу океана. Это девушка, рядом с которой любой парень почувствует себя уютно».

При всей четкости формулировки остается одно маленькое «но»: почему именно Рэйчел? Ведь на телевидении десятки точно таких же миленьких и забавных девушек никак не могут выбиться из статисток. «Я сама до сих пор удивляюсь этому, - неожиданно признается Энистон. - Когда читаю, что Рэйчел стала символом молодости, надежды и чудаковатости, мне кажется, что речь идет о ком-то другом». Она уверенно чувствует себя на экране и в иных амплуа. Ее первая большая кинороль в фильме «Она такая» (She's the One) показала, что Энистон не боится быть на экране нежеланной и некрасивой. Она сыграла неуклюжую и нелюбимую жену дельца с Уолл-стрит, который ехидно сравнивает ее со своей любовницей (Кэмерон Диас) и говорит, что если первая похожа на «бьюик» 1974 года, то вторая - на новенький «порше». Самое смешное, что после выхода этого фильма режиссера Эда Бернса забросали упреками: как он посмел вывести национальную любимицу Рэйчел в таком неприглядном виде! Бедняге пришлось долго объясняться, что он не виноват: Энистон сама выбрала эту роль! Кстати, когда она пришла на пробы в сериал «Друзья», произошло нечто подобное: ей предложили роль умненькой Моники, но она предпочла играть взбалмошную глупышку Рэйчел, которая начала свои телевизионные подвиги с того, что бросила жениха перед алтарем. «Только не надо делать из этого определенных выводов!» - морщится Энистон. Действительно, она не похожа на Рэйчел: актрисе не откажешь в уме и напористости. Гонорары за «Друзей» она использовала для создания собственной кинофирмы. Первый проект, который сейчас раскручивает Энистон, - трагикомедия «Нечто отвратительное», где она собирается сыграть скверную девчонку с непомерным тщеславием, которую в финале ее приятельница толкает под колеса автобуса. «Когда я принесла сценарий на Fox, все удивились: а что я там буду играть? - вспоминает Энистон. - Я спокойно говорю: «Главную роль». Мне в ответ: «Чао, малышка, не валяй дурака». И тогда я поняла, что нужно создавать собственную производственную фирму. Нельзя сидеть и ждать, когда тебе дадут очередную роль подружки или жены». В 1995 году, когда сериал только-только начал завоевывать славу, Энистон первая изо всего актерского состава «Друзей» стала сниматься в большом кино. Одновременно Энистон шагнула на совершенно новую, не изведанную для большинства актеров территорию. Она снялась... в компьютерной игре. Но не в стандартной стрелялке-ходилке, а особой игре для кинолюбителей, мнящих себя режиссерами и примеривающихся к будущей славе.

Игра называлась «Режиссерское кресло Стивена Спилберга», а партнером Энистон был Квентин Тарантино. Они разыграли перед камерой несколько вариантов истории о побеге из тюрьмы, причем начинающие режиссеры всякий раз могли направлять развитие этой истории в нужное им русло, по-разному монтировать отснятый материал, добавлять разнообразные шумы и музыку и т.д. Партнер Энистон в «Друзьях» Дэвид Швиммер (по сериалу - потенциальный жених) был поначалу недоволен ее чрезмерной активностью: «Вряд ли может получиться что-то путное, если актриса, закончив в пятницу вечером съемки в лос-анджелесской телестудии, мчится в аэропорт, летит в Нью-Йорк, работает там весь уик-энд, а вечером в воскресенье летит обратно на Западное побережье, чтобы в понедельник утром выйти на телевизионную площадку уставшей и невыспавшейся». Дипломатичная Энистон никак не отреагировала на этот упрек. С тех пор много воды утекло, и сегодня практически все ее партнеры делают вылазки на большой экран. Дэвид Швиммер снялся в «Чужих похоронах» и «Шести днях, семи ночах», Мэтт ЛеБланк - в «Затерянных в космосе», Мэтью Перри - в «Поспешишь - людей насмешишь», Кортни Кокс - в многочисленных «Криках». Но если остальные «друзья» стараются попасть в крупнобюджетные проекты, то Энистон пока обживается в независимом кино. После «Она такая» она сыграла в малобюджетной комедии «Портрет совершенства» (Picture Perfect), повествующей о мире рекламного бизнеса. «Снимаясь в этом фильме, я получила ценнейший актерский опыт, - говорит актриса. - Моим партнером был Кевин Бэйкон, он потрясающий актер и очень забавный человек. В детстве я была немножко влюблена в него и поэтому, когда оказалась в одном кадре с ним, страшно волновалась. Но он помог мне справиться с нервами, и мы прекрасно поработали». Следующий фильм стал следующей ступенькой покорения шоу-бизнеса. В 1998 году Энистон снялась в комедии «Объект моего увлечения» (The Object of My Affection), где впервые столкнулась с более серьезной тематикой и более серьезным режиссером - Николасом Хитнером, создавшим «Суровое испытание» и «Безумие короля Георга». Энистон сыграла молодую жительницу Нью-Йорка, гордящуюся тем, что у нее нет предрассудков. Узнав, что должна стать матерью, героиня предлагает своему приятелю-гомосексуалисту, разочаровавшемуся в любви, обрести тихую гавань: стать ее спутником жизни и заменить отца будущему малышу. «Мне дали почитать сценарий и сказали, что это «многопрофильно-сексуальная комедия»! - рассказывает Энистон. - Я была заинтригована. Начала читать и не смогла оторваться, пока не дочитала. Потом узнала, что получить эту роль будет не так уж просто. Мне пришлось проходить кинопробы наравне с остальными. Я страшно волновалась, мне казалось, что я играю отвратительно. Раньше мне доводилось бывать на спектаклях Николаса Хитнера, я видела его фильмы «Безумие короля Георга» и «Суровое испытание», но никогда не думала, что буду у него сниматься. Кто я такая? Актриса из комедийного сериала! Слава Богу, он британец, и не видел ни одной серии «Друзей»!

Привыкшая работать на телевидении быстро и без проволочек, Энистон была шокирована, увидев, как ее коллега Стивен Болдуин начал спорить на съемочной площадке с режиссером. «Потом мы узнали, что он выбыл из проекта «из-за творческих разногласий», - вспоминает она. - Я даже не подозревала, что такое возможно! Неужели нельзя было найти компромисс?» После работы у Хитнера логичным шагом в карьере Энистон были бы съемки в какой-нибудь шекспировской экранизации (их в последнее время стало особенно много). Но актриса в очередной раз сделала неожиданный шаг и в 1999 году снялась в хулиганской cатирической комедии «Офисное пространство» (Office Space), которую поставил знаменитый создатель Бивиса и Батт-Хэда - режиссер и сценарист Майк Джадж. А сегодня в ее планах - съемки в очередной независимой комедии «За зеркалом» (Against the Glass). Она собирается сыграть девушку, которой предлагают бесплатный курс психотерапии при одном условии: она должна разрешить, чтобы за сеансами наблюдала группа студентов. Среди студентов оказывается ее бывший дружок, и девушка, случайно узнав об этом, ловко пользуется ситуацией... Как всегда Энистон выбрала милую, изящную и... малобюджетную ленту. Кто-то видит в нежелании актрисы делать большую кинокарьеру неуверенность в собственных силах. Кто-то - тонкий стратегический расчет, стремление оставаться в глазах большинства зрителей только героиней телешоу. Сама Энистон говорит, что причина тому - перманентная нехватка времени на большие проекты. Но, возможно, это всего лишь кокетство, поскольку на личную жизнь у нее всегда есть время. На заре карьеры она встречалась с вокалистом группы Counting Crows Адамом Дэрицем; пару лет назад на страницах американских таблоидов гремел ее роман с бывшим возлюбленным Сандры Буллок Тейтом Донованом. Но год назад грянула сенсация мирового масштаба: Энистон стала встречаться с Брэдом Питтом!

Первое время оба скрывались от таблоидов и отрицали, что между ними что-то есть. Позже, когда их стали постоянно видеть вместе, они были вынуждены признаться, что стали «больше, чем просто друзьями». В октябре 1999 года Питт дал пространное интервью журналу Rolling Stone, в котором ему не удалось обойти стороной вопрос о личной жизни. «Думаю, это называется любовью, - сказал он о своих отношениях с Энистон. - Она фантастическая женщина - умная, сложная личность, которая с большой симпатией относится ко всем людям. Она - лучшее, что было и есть в моей жизни». Возможно, Гвинет Пэлтроу, прочитав эти слова, немного расстроится. С тех пор, как Питт сделал это заявление, папарацци с нетерпением ждут, когда Энистон и Питт объявят о свадьбе или о наследнике, и в ожидании этих известий перемывают им косточки, кто как умеет. Например, в октябре 1999 года еженедельник People написал, что Энистон, чтобы понравиться Питу, похудела на 15 фунтов! Таблоид зачислил актрису в число знаменитостей, которые стремятся похудеть всеми доступными способами. «Какая чушь! - сердито говорит актриса. - Наоборот, когда шоу «Друзья» только начиналось, я говорила, что Рэйчел должна быть довольно пухленькой!» В 1994 году продюсеры поставили перед актрисой жесткое условие: для роли Рэйчел нужно похудеть на 15 килограммов. «Сначала я пыталась доказать, что такие девушки, как Рэйчел, не очень следят за своей фигурой, но потом поняла, что им легче взять другую актрису, чем спорить со мной, и быстренько заткнулась», - вспоминает она сегодня. Ради этой роли Энистон села на жесточайшую диету и каждое утро проводила час в гимнастическом зале. Но когда начались съемки, ей пришлось так много работать, что вопрос о диете и тренировках отпал сам собой. Вопрос о весе всплыл снова, когда в начале этого телесезона зрители заметили, что Рэйчел резко постройнела. Личный тренер Энистон Кэти Кэлер поспешила отмежеваться от этого, объявив, что считает резкое похудание своей знаменитой клиентки «немного нездоровым».

«Как же мне надоела эта писанина! - говорит Энистон. - Первая «сенсация», которую про меня сочинили, - это то, что у меня якобы искусственные груди. Потом сообщили, что я отбиваю жениха у моей подруги. А сегодня все зациклились на моем весе. Год назад писали, что я слишком толстая. Сегодня пишут, что я слишком тонкая. Это какой-то замкнутый круг. СМИ создают тебя, чтобы потом разорвать на куски!» По словам Энистон, она сегодня совершенно не стесняет себя в еде. Она считает, что после встречи с Питтом в ее организме произошел «гормональный переворот» и она стала «более энергичной и жадной к жизни во всех ее проявлениях». Впрочем, Дженнифер Энистон всегда была такой.

© БиоЗвёзд.Ру