Главная Статьи Войти О сайте

Карлос Родригес

Карлос Родригес

Теннисный тренер

Имя: Карлос
Фамилия: Родригес



Когда Ли На в первый раз встретилась со своим новым тренером Карлосом Родригесом, он показался ей «таким тощим» – и она права. Человек, известный как бывший тренер семикратной победительницы турниров «Большого шлема» Жюстин Энен, действительно выглядел удивительно худым в четверг – день их первой встречи на турнире в Цинциннати.

В пятницу он посмотрел, как она выиграла два матча – второй был против первой ракетки турнира Агнешки Радванскойю (полька, до этого не знавшая, что он тренирует китаянку, и впервые увидевшая его в пятницу, сказала: «Конечно, он отличный тренер. У них может получиться прекрасная команда»).

В субботу Ли предстоит сыграть с другой семикратной чемпионкой «Шлемов» Винус Уильямс – в полуфинале. Все правильно – в полуфинале. Сразу после выхода в финал турнира в Монреале на прошлой неделе. Так уж совпало – или нет – но ее новый тренер начал работать с ней как раз перед началом турнира, правда, в основном по телефону и электронной почте.

Вскоре после того, как Ли обыграла Радванску, Родригес, живущий в Пекине и управляющий там теннисной академией, сидел с подопечной на диване в комнате отдыха. И он выделил 15 минут на разговор о своей тренерской работе, своей старой и новой ученицах, своей академии и многом другом.

Как вы стали тренером Ли На?

– Сейчас я с семьей живу в Китае. Уже два года у меня там академия (а жена с детьми переехали год назад). И оказалось, что Ли На нужна помощь. Раньше у меня не было времени на то, чтобы поработать с ней – я был занят переездом, семейными заботами. Но сейчас, когда ее агент спросил, смогу ли я начать сотрудничество с ней, я с радостью согласился. Я сказал, что до конца года мы можем попробовать, и если ей понравится моя работа, я готов ей помогать, потому что уверен, что она может многого добиться на корте.

Так что можно сказать, что вы будете ее постоянным тренером, и до конца года у вас испытательный срок?

– Именно. Я съезжу с ней в Нью-Йорк, Токио и Пекин. И если она попадет на итоговый турнир, а мы на это очень надеемся, я поеду и туда.

И у вас еще академия в Пекине, так?

– Да, и у нас там тренируется два или три очень хороших китайских теннисистки. Через год-полтора мы докажем, что можем многого добиться. Для меня нет ничего странного в том, что сначала надо доказать, что ты чего-то стоишь – даже несмотря на то, что у меня уже есть имя. Это очень интересно. Я многому научился. Я думаю, что могу показать другой подход. Конечно, в нем нет ничего радикально нового, но это другой подход к работе с детьми.

Получается, что благодаря этому назначению Ли На получает опытного тренера, а вы – раскрутку в Китае?

– Именно. Для меня это очень хорошая возможность. К тому же я многому у нее могу научиться, потому что она очень опытная теннисистка. Жюстин в тур привел я. А Ли На уже в нем. У нее есть свой опыт, она выигрывала «Шлем», многого добилась. Для меня это все в новинку, и я должен научиться работать в таких условиях.

А чем Жюстин и Ли На отличаются – на корте и за его пределами?

– На данный момент очень трудно что-то сказать, потому что я пока что недостаточно хорошо знаком с Ли На. Но сейчас мой тренерский подход кардинально изменился – это могу сказать точно. С Жюстин мы вместе росли. Мы начали, когда ей было 13, и работали до конца ее карьеры. Все это время мы вместе развивались. В сотрудничестве с Ли На и у меня уже есть опыт, и у нее уже есть опыт. Сейчас я в другом положении – для успеха мне надо слушать подопечную, понимать ее интересы и пытаться привнести что-то нужное ей.

С Жюстин вы разговаривали больше, чем с Ли На?

– Скажем так – мне еще многому нужно научиться. Ли На от меня нужно другое. Мы оба взрослые люди. Жюстин же, даже когда она уже была в Топ-10, было 18 или 19 лет.

Получается, что вы чувствуете, будто работаете со взрослым человеком, потому что начали работать с Ли На, когда она была старше, чем Жюстин.

– Именно. Когда начинаешь работать с кем-нибудь в 13 лет, даже когда человеку исполняется 29, ты все равно считаешь себя чем-то вроде отца для него. Здесь все иначе.

Вы действительно впервые встретились с Ли На только в четверг. Если это так, то как прошла встреча?

– Да. Она очень приятный человек. Все китайцы очень дружелюбны. Как я ей сказал, мы все профессионалы, но в своей работе я стараюсь во все углубиться. И поначалу ей может быть сложно работать в таком стиле. Поэтому я сказал ей: «Сначала я буду смотреть. Поговорю с твоим мужем, потому что он знает тебя лучше, чем кто-либо другой. Он многое мне может рассказать, потому что он отлично поработал. И чтобы помочь тебе, мне нужна эта информация». Я уже вижу большой потенциал. У нее очень горячий характер – и это (показывает на сердце) нужно уметь контролировать.

Так вы будете работать над контролем?

– Именно. Я сказал ей: «Сейчас тебе нужно научиться, как управлять этим (показывает на сердце) при помощи этого (показывает на голову)». Потому что когда все происходит иначе, случается катастрофа. Когда чувства берут верх над этим (снова показывает на голову), ты сбиваешься с пути». Она очень умная девушка – она знает, зачем я здесь.

- Какие вы ставите совместные цели? Вы уже обсуждали, над чем будете работать, или это открытый вопрос?

– Думаю, это открытый вопрос, потому что я очень много сейчас для себя открываю – тактически, технически, в ее движении. Она очень хорошо двигается, но не очень эффективно, не так, чтобы к каждому мячу подходить идеально вовремя и принимать правильное решение.

Так что сейчас вы только планируете, над чем будете работать?

– Сейчас я стараюсь привнести структуру. На следующей неделе мы будем готовиться к US Open. Но я постоянно говорю, что мы не можем все отработать за неделю. Для того, чтобы сделать что-то хорошее, нужно время – может быть, и следующий сезон.

В конце года вы обсудите, продолжите ли работать в следующем сезоне?

– Именно так, потому что я очень уважаю всех игроков – именно они должны решать, полезно ли сотрудничество или нет.

А когда вы вообще решили начать сотрудничество?

– Мы приняли это решение сразу после Олимпиады и потом постоянно связывались по почте и телефону. Перед тем, как приехать, я спросил, могу ли я чем-нибудь помочь, потому что многим игрокам важно знать, что с ними кто-то есть рядом.

Так вы смотрели ее матчи по телевизору, в Интернете?

– Да – и у меня и раньше было много видео с ее матчей. Я должен научиться работать с ней.

Что вы ощущаете, когда смотрите на игроков, с которыми боролась Жюстин, но глазами тренера другой теннисистки?

– Теперь ко всем нужно относиться иначе. Например, на Винус я смотрю совершенно другими глазами. Я спрашиваю себя: «Как Ли На должна играть с Винус?» Это очень интересно.

Перед началом работы с Ли На вы обсуждали с Жюстин, что, может быть, вернетесь к работе?

– Да, но не совсем в таком ключе. Я сказал, что, может быть, начну снова работать. Потому что до звонка агента Ли На я не мог ничего сказать точно. И когда я в последний раз видел Жюстин – а это было пять-шесть месяцев назад (моя семья видится с ней чаще, потому что они чаще бывают в Бельгии) – я сказал, что, может быть, в следующем году, потому что в этом году будет сложно. До окончания учебного года я хотел остаться в Пекине – а он заканчивается в конце июня.

Вы сейчас планируете пожить в Пекине?

– Да, потому что у меня до 2016 года контракт с академией. И я буду жить там с семьей. И еще хочется дать детям возможность закончить школу.

© БиоЗвёзд.Ру