Главная Войти О сайте

Николай Челноков

Николай Челноков

летчик истребитель, генерал-майора авиации, Герой Советского Союза

Николай Васильевич Челноков родился в семье железнодорожника. По национальности русский. Член КПСС с 1940 года. В Советской Армии с 1928 года. Окончил военную школу летчиков.

В годы Великой Отечественной войны, будучи командиром частей истребительной авиации, участвовал в боях в составе военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского и Черноморского флотов. В ходе войны его эскадрилья уничтожила большое количество боевой техники и живой силы противника.

Н. В. Челноков лично потопил один транспорт, торпедный катер, сторожевой катер и 2 десантные баржи. В вылетах с группой он уничтожил 12 торпедных катеров, 8 сторожевых катеров и 20 десантных барж.

«Как выполнено задание?» Этот вопрос командир дивизии уже дважды задавал командиру полка морских штурмовиков. И каждый раз, стараясь говорить спокойно, командир полка отвечал:

— Самолеты еще не вернулись.

— Связь с ведущим есть?

— Прервалась полчаса назад.

— А вы уверены, что задание будет выполнено?

— Уверен. Группу повел Челноков.

— Челноков? — переспросил далекий голос. — Да, Челноков должен выполнить... Как выясните обстановку, доложите немедленно.

— Слушаюсь.

Беспокойство авиационных командиров о судьбе группы морских штурмовиков было понятно. Задание, на которое они отправились, было трудным и важным. Предстояло в тумане, при низкой облачности, отыскать в море вражеские корабли и, преодолев огонь зениток, уничтожить их. Вел группу Николай Васильевич Челноков — один из опытных и смелых летчиков полка.

И когда все самолеты вернулись на свою базу, командир полка сообщил об этом командиру дивизии.

— Я же говорил, что задание будет выполнено, раз летал Челноков. Его вся Балтика знает!

Действительно, в грозные годы ленинградской блокады все авиаторы знали имя этого бесстрашного морского летчика-штурмовика. Он одинаково метко поражал цели на суше вдоль побережья и далеко в белесых космах волн Финского залива.

— Я воюю в дважды родном небе, — говорил Челноков своим однополчанам, и в этом был глубокий смысл.

...Трудовая жизнь Николая Челнокова началась на ленинградской земле. Еще мальчиком познал он первые радости и невзгоды самостоятельной жизни. Работая сначала грузчиком, потом штукатуром, он напряженно учился. Стал комсомольцем. Советская власть открыла перед Николаем Челноковым, как и перед тысячами других рабочих парней, широкие двери к знаниям. Однако окончить Ленинградский электротехнический институт ему не пришлось. Стране нужны были молодые специалисты — и электрики, и химики, и транспортники. Но еще больше нужны были летчики. Надо было крепить оборону Родины, создавать авиацию. Комсомол взял шефство над Военно-Воздушным Флотом. И Николаю в райкоме комсомола вручили комсомольскую путевку.

Двадцатидвухлетним пришел Николай Челноков в авиацию. В Севастопольской школе морских летчиков он впервые сел в самолет Р-1. Шли годы. Николай Челноков не только выработал в себе первоклассные летные качества, но и научился воспитывать подчиненных. В дружной и творческой армейской семье сформировался и закалился характер молодого летчика. Будучи инструктором, командиром звена, а потом и командиром отряда, Челноков познал всю силу войскового товарищества.

Когда над Родиной начали сгущаться военные тучи, он был уже авиационным командиром.

И вот грянула Великая Отечественная война. С первых ее дней капитан Челноков командир эскадрильи, оказался на страже Ленинграда — города, где началась его комсомольская юность.

Враг рвался к городу. Челноков поднял эскадрилью в воздух. Ни вражеские истребители, ни сплошной зенитный огонь не могли помешать выполнить боевое задание. Группа бомбардировщиков под командой капитана Челнокова пробилась к цели и точными бомбовыми ударами уничтожила более 10 танков противника и 14 фургонов с войсками. Танковый маневр врага был сорван.

Эскадрилья, которой командовал Челноков, стала грозой для вражеских танков, артиллерии и пехотных полков. Днем и ночью, в туман и непогоду в ленинградском небе, над водами, Финского залива и Балтийского моря отважно летал Челноков, нанося сокрушительные удары по неприятельским портам, железнодорожным станциям, вражеским войскам на дорогах, ведущих к Ленинграду.

Говорят, что у добрых вестей легкие крылья. Так и весть о боевых делах бесстрашного воздушного рыцаря вскоре широкой волной разнеслась по Северо-Западному фронту, защищавшему подступы к городу Ленина.

На вооружение стали поступать новые самолеты — штурмовики. Челноков быстро освоил машину, полюбил ее и на ней воевал до конца войны. В его руках «ильюшин» был грозой для фашистов не только на суше и в воздухе, но и на море.

Да, на море! Поначалу «илы» считались машиной, предназначенной для штурмовки наземных целей. Немало штурмовок провел Челноков по вражеским колоннам. Впервые он испытал превосходные боевые качества новой машины под Кременчугом, на правом берегу Днепра. Потом на подступах к Ленинграду. Только за восемь месяцев боев Челноков уничтожил десятки вражеских танков, множество автомашин с боеприпасами и пехотой. Он быстро овладел тактикой штурмовых ударов.

Теперь он хотел применить новую машину для штурмовых ударов по морским целям. И вскоре на практике доказал, каким грозным оружием являются «илы» на морском театре военных действий.

Когда Челнокову присвоили звание Героя Советского Союза и назначили командиром гвардейского штурмового полка, он стал еще более требовательным к себе. К выполнению каждого боевого задания подходил творчески. Этого неустанно требовал и от своих подчиненных.

— Напал на цель — добей до конца, — не раз говорил оп молодым летчикам. — Мало поразить — надо уничтожить врага. Не шаблон, а четко разработанная схема каждого удара обеспечивает победу.

Этому золотому правилу Челноков следовал всюду, где бы ни приходилось ему воевать.

Летом сорок третьего года он получает новое назначение: бесстрашно сражается за Керчь, Феодосию и Севастополь. Здесь, в небе Черноморья, с особой силой проявилось неутомимое новаторство Челнокова-штурмовика. Это он нашел и впервые применил тактические приемы бомбоштурмовых ударов по морским транспортам противника. Так зародилось прицельное бомбометание с малых высот. Этот прием нашел убежденных сторонников среди морских летчиков и, по существу, решил исход борьбы с феодосийской группировкой фашистских кораблей.

Под натиском штурмовых ударов противник вынужден был отказаться от дневных операций на коммуникациях Новороссийск — Анапа — Керчь. Но советские летчики успешно громили врага и ночью. До этого бытовало мнение, будто транспорты — цель только для бомбардировщиков, а отнюдь не для штурмовиков. Это подтверждала и тактика фашистов: они держали свои корабли в радиусе действия штурмовиков.

В боях за освобождение Севастополя челноковцы опровергли и это мнение: они потопили 24 транспорта и несколько танкеров противника, доказав, что не только малые, но и крупные корабли могут быть доступны «илам».

К Николаю Челнокову, пожалуй, больше всего относились слова популярной во время войны песни: «Смелого пуля боится...» Во многих боях участвовал он и каждый раз выходил победителем и даже невредимым. Боевые друзья говорили ему:

— Под счастливой звездой родился, Николай!

Находились даже шутники, утверждавшие, что Челноков летает на самолете, специально построенном для него, и других подобных машин в соединении нет.

— Машина моя обыкновенная, серийная, никаких особенных приспособлений на ней нет. Люблю я ее, знаю хорошо, вот она и слушается меня, — говорил он.

Челноков не раз подчеркивал, что для успеха в бою надо верить в машину, уметь в совершенстве управлять ею.

— Даже в минуты опасности не уходи от врага на полном газу, — любил говорить он. — Главное — сумей обмануть врага, найди выгодную позицию и сбей его...

...Серебрится морская гладь, лениво перекатываются волны, играя в лучах утреннего солнца. Для морского летчика эта игра цветов на утренней заре — большая дополнительная трудность: с высоты летящего самолета очень сложно различить цель на более темном фоне морского залива. Зная это, противник старается использовать для продвижения своих транспортов именно ранние часы.

Еще затемно командиры групп Челнокова прибыли на тряской полуторке к своим самолетам, возле которых добрых полночи трудились механики, мотористы, оружейники. Придирчиво осмотрели летчики машины. И эта придирчивость не обижала авиаспециалистов: летчик идет в бой, он должен быть уверен в своем самолете, в оружии.

— Пятый, взлет! — услышал Челноков лаконичную команду.

Он дал полные обороты двигателю, и машина, содрогаясь, сначала медленно, а потом, набирая скорость, пошла от линии старта вперед, в утреннюю дымку, прикрывавшую аэродром.

Вскоре группа легла на боевой курс. Район цели — небольшой квадрат морского залива, отмеченный на карте красным карандашом. Здесь рано утром должен пройти вражеский конвой кораблей. Его надо уничтожить.

Скрылись из виду очертания родных берегов; внизу, под крылом, — унылая и однообразная картина. Челноков смотрит на приборы и определяет время. Да, через несколько минут должны показаться фашистские корабли.

Штурмовики идут в строю «правый пеленг». Челноков еще раз смотрит на часы: пора! Он пристально глядит вниз, на синевато-серебристую гладь моря, пытаясь увидеть цель. Ее нет. Челноков передает команду изменить курс на 90 градусов и вводит свой самолет в разворот.

Опять пристальный взгляд на рябоватую поверхность залива и опять разворот...

— Цель слева! Атакую, — первым обнаружив едва различимые силуэты вражеских транспортов, передал Челноков команду группе.

И в то мгновение, когда он, отдав ручку от себя, повел свой самолет на флагман вражеского конвоя, рядом с «илами» возникли черные шапки взрывов зенитных снарядов.

С нарастающим ревом мотора «ил» стремительно мчался вниз, навстречу морской пучине. Растет и скорость, падает высота. Но вот Челноков начинает выбирать на себя ручку управления, и послушный «ил», почти задевая мачты вражеского флагмана, выходит в горизонтальный полет, а за какое-то мгновение до этого летчик успевает нажать на кнопку электросбрасывателя бомб.

Внизу белое облако пара, перемешанное с черными космами дыма, окутывает фашистский корабль.

Краснозвездные «илы» один за другим атакуют фашистские корабли. Челноков разворачивается и опять ведет свою группу в атаку. Вот самолет вздрогнул, ручка управления стала тяжелой, малопослушной. «Повредили самолет», — решает Челноков, но из боя не выходит. Он продолжает атаки, сбрасывает на вражеский конвой все бомбы, ведет огонь из пушек. И так действуют все экипажи его группы.

Через несколько минут штурмовики, собравшись, легли на обратный курс. И, словно в отместку за дерзкие атаки, за три пущенных ко дну транспорта, в небе появляются «мессершмитты».

«В круг!» — лаконично приказывает Челноков, и «илы» из «пеленга» быстро перестраиваются в так называемый оборонительный круг. Воздушные стрелки держат «мессеров» на почтительном расстоянии. Так, отбиваясь от фашистских истребителей, группа штурмовиков возвращается на свой аэродром.

Летчики идут докладывать о результатах налета, а техники и механики — подсчитывать количество пробоин и повреждений в боевых машинах. Авиаспециалисты торопятся: они знают, что с наступлением сумерек Челноков опять пойдет на боевое задание. И так будет и завтра, и послезавтра, и через месяц, до тех пор, пока не будет разбит враг...

Герой Балтики, герой Черного моря. В августе сорок четвертого года на его груди заискрилась вторая золотая медаль Героя Советского Союза.

После освобождения Крыма Челноков снова на Балтике. Теперь он командир Краснознаменного Ропшинского авиационного соединения. Новое положение ко многому обязывало, но зато и в значительной мере расширяло круг боевой деятельности. Челноков оставался верен своему правилу: действовать не по шаблону, а по строго разработанному плану каждого боевого задания.

Вскоре по прибытии на Балтику был получен боевой приказ: уничтожить отряд кораблей, состоявший из 14 вымпелов и прикрывавший левый фланг вражеских войск, упиравшихся в Нарвский залив. Отряд фашистских кораблей нес дозорную службу в заливе. Не раз наши летчики обрушивали свои удары на этот отряд, но он, как заколдованный, оставался невредимым. Хорошо организованная зенитная оборона не давала нашим самолетам возможности нанести прицельные удары.

Челноков возглавил группу. Умело маневрируя, штурмовики неожиданным ударом со стороны солнца парализовали зенитную оборону противника и в несколько заходов почти полностью разгромили отряд сторожевиков. Фланг войск противника со стороны залива был оголен.

И снова бои, но теперь бои, поддерживающие грозное наступление Советской Армии, прокладывающие путь к окончательном победе над врагом. Нарвский залив, остров Эзель, Кенигсберг, Пиллау, Данциг — всюду, где в небе проносились машины, ведомые Чел ноковым, враг ощущал карающую руку воинов-освободителей.

...Отгремели бои. Великая победа была завоевана ратными подвигами славных сынов Родины. В рядах первых среди них был Николай Челноков, отважный советский воин, человек большой воли и мужества.

Прошли годы. По состоянию здоровья Николай Васильевич Челноков ушел в запас. Он часто ездил в Ейск, где прошла его молодость. Здесь, в школе летчиков, он всегда бывал желанным гостем, присутствовал на торжественных церемониях принятия военной присяги курсантами. Николай Васильевич беседовал с будущими морскими летчиками, рассказывал им о славных боевых подвигах ее многочисленных воспитанников, об истории их школы, делился своим боевым опытом. И курсанты, и преподаватели школы видели в генерале Н. В. Челнокове своего искреннего друга и душевного наставника. Славная боевая эстафета старшего поколения передана в надежные руки.

В июле 1974 года Н. В. Челноков скончался.

© БиоЗвёзд.Ру