Главная Войти О сайте

Николай Семейко

Николай Семейко

летчик, штурман полка, Герой Советского Союза
Николай Илларионович Семейко по национальности украинец. Член КПСС с 1943 года. В Советской Армии с 1940 года. В 1942 году окончил Ворошиловградскую военную авиационную школу пилотов.

На одной из площадей города Славянска стоит на постаменте бронзовый бюст, под ним начертано золотом: «Николай Илларионович Семейко, 1923 — 1945 гг.».

В дни торжеств застывает у постамента пионерский караул. Как изваяние, стоит неподвижно у памятника и мать героя. Во взгляде женщины, в ее фигуре неутешное горе, безграничная любовь к сыну.

Чуть более 20 лет прожил воин, но он много успел сделать. Чтобы стать настоящим воздушным бойцом, надо было много приложить сил и энергии. И молодой коммунист не жалел их для этого.

Николай был человеком незаурядным. Его пытливый характер, влюбленность в небо, откровенность и смелость суждений нравились товарищам. Он быстро завоевал авторитет среди авиаторов и для многих стал примером, всегда настраивал только на победу, укреплял у каждого летчика веру в свои силы.

Недюжинные способности летчика обнаружились в боях за Левобережную Украину, под Мелитополем, когда немецко-фашистские полчища все еще пытались не допустить наши войска к Днепру.

Стремясь спасти свои войска от полного разгрома, гитлеровское командование спешно укрепляло свою оборону по реке Молочной. Над этой безвестной речушкой постоянно барражировали «мессершмитты» и «фокке-вульфы». Сплошная стена зенитных разрывов вставала перед нашими штурмовиками. И тогда все зависело от летчиков, их смекалки, выучки. В один из дней Семейко повел группу штурмовиков для атаки артиллерийских батарей противника, мешавших нашим войскам при наступлении. Группу прикрывали истребители сопровождения.

Штурмовики летели на малой высоте. Под крылом уже промелькнула извилистая речушка, сполохом артиллерийского огня и веерами разрывов возвестила о себе линия фронта. И вдруг неожиданно из-за облаков вывалилось около десятка «мессеров». Фашисты пытались с ходу атаковать наши «илы», но истребители сопровождения были начеку. Завертелась, закружилась бешеная карусель. Не унимались и зенитки. Совсем непросто было атаковать врага. Семейко делает резкие развороты влево, вправо. Наконец ведущий находит вражескую артиллерийскую батарею. Палец левой руки на кнопке бомбосбрасывателя. Шесть «соток» посыпались вниз.

Примеру ведущего последовали ведомые летчики. Затем ведущий пошел на второй заход. Семейко учел обстановку и изменил первоначальный план. Сделав правый разворот, он повел свою шестерку в атаку с северо-востока, одновременно снизившись на предельно малую высоту.

Расчет оказался правильным. Зенитчики не успели открыть огонь по низко летящим штурмовикам.

Атака была стремительной, разящей. Пули и снаряды ложились точно в цель.

Заход следовал за заходом: шесть раз шестерка «илов» штурмовала артиллерийские батареи гитлеровцев. «Ильюшины» с ревом проносились у самой земли, нагоняя страх на гитлеровских солдат.

Тактический прием и манера атаки не могли быть не замеченными авиационным начальником. Комдин Токарев, находясь на передовом командном пункте, восхищался действиями летчиков:

— Молодец, Семейко!

На аэродром группа вернулась без потерь. Летчики были довольны своей работой: они подавили две батареи полевой артиллерии противника, сожгли несколько автомашин, уничтожили много гитлеровцев.

В результате ряда успешных операций наши войска освободили Левобережную Украину. Донбасс, близкий и родной Николаю Семейко шахтерский край, залечивал тяжелые раны. Был освобожден и родной город Николая — Славянск.

Трудно передать словами, что думал Николай, какие чувства испытывал, когда узнал, что освобождена его Родина! Он вспоминал плачущую мать, провожавшую его в армию летом 1941 года. Жива ли она? Скоро он об этом узнает. Родной город освобожден! Это придавало летчику дополнительные силы.

Есть суровое очарование в скупом пейзаже фронтового полевого аэродрома, в его напряженной повседневной жизни. Сегодня над ним стоит низкий предрассветный туман. Сквозь него пробиваются желтые огоньки от работающих моторов. Штурмовики готовятся к вылету. С КП взвивается зеленая ракета. «Ильюшины», оставляя на росистой траве след колес, со стоянок устремляются к старту.

В воздух поднимается боевая шестерка. Ведет ее старший лейтенант Семейко, недавно назначенный комэском. Не каждому летчику можно доверить взлетать в такую погоду. Для этого полета отобраны лучшие летчики — Жабинский, Тараканов и другие.

Группе штурмовиков предстояло рано утром нанести удар по переправе врага, которая, по докладу разведчика, находилась севернее Каховки.

Фашисты обычно на день эту переправу разбирали, а понтоны маскировали. На этот раз переправа не разбиралась. Гитлеровцы, видимо, надеялись на нелетную погоду.

Опытный глаз ведущего быстро определил переправу. По ней шли автомашины. У Семейко появилось желание как можно быстрее совместить метки прицела с этой узенькой полоской, которая пересекала Днепр, побыстрее освободить бомбоотсеки, точно сбросить стокилограммовые фугасные бомбы.

В воздухе появилось много шапок зенитных разрывов. Самолеты ИЛ-2 хорошо защищены броней от осколков зенитных снарядов. И все же зенитки врага были серьезной угрозой для «илов». Об этом Семейко не забывал ни на секунду.

Подойдя ближе к переправе, группа перешла в атаку. Сброшены бомбы. Вывод из атаки и резкий разворот влево. Все внимание переправе. И какая радость охватила Семейко, когда он увидел, что она разрушена и разошлась на две части. Все, что было на ней, скрылось в кипучей пене Днепра.

Задание выполнено. Можно следовать на свой аэродром. В этот момент Николай почувствовал удар. Потемнело в глазах, онемела левая рука, она больше не подчинялась воле летчика. Но он нашел в себе силы, сумел вывести самолет из крена, собрал группу и взял курс на восток.

При подходе к аэродрому Семейко приказал группе рассредоточиться и первым пошел на снижение. Он предупредил командира полка Ляховского, находившегося на земле: «Сажусь левее «Т», самолет поврежден».

Даже в этот момент Семейко не думал о себе, его больше волновали ведомые: если он сядет правее посадочного знака, то, развернувшись, загородит посадочную полосу для других, тем самым осложнит положение ведомых.

После приземления летчик сразу же выключил двигатель. В конце полосы машина остановилась, но летчик не открывал фонарь кабины. Воздушный стрелок Павел Кудрин тотчас бросился на помощь комэску. Командир был недвижим. Голова его беспомощно уткнулась в переднее бронестекло кабины.

Вытащив из кабины своего командира, стрелок позвал санитарную машину, на которой летчик и был отправлен в госпиталь.

К счастью, ранение оказалось не очень серьезным, и через несколько дней Николай вернулся в родной полк.

После освобождения Украины от фашистов Семейко принимал активное участие в освобождении Белоруссии.

Боец-коммунист, он предъявлял врагу обвинение за страдания и жертвы советского народа, которые принес фашизм. Каждым своим боевым вылетом увеличивал счет уничтоженных фашистов, умножал славу эскадрильи.

Шестерка «илов», взревев моторами, пошла на взлет. Это комэск Николай Семейко повел свою группу для выполнения штурмового удара по железнодорожной станции Толочин. К этому времени за плечами у молодого летчика было уже более сотни успешных боевых вылетов, грудь украсили четыре боевых ордена.

Полет к цели проходил на малой высоте. Когда показалась станция, ведущий прибавил газ. На путях стояли два эшелона вагонов по пятьдесят, паровозы под парами. Чуть набрав высоту, вся шестерка устремилась в атаку.

Вначале были применены реактивные снаряды, пушки и пулеметы. При выходе из атаки сбросили бомбы.

Опыт не подвел. С первого захода взорван паровоз, загорелось несколько цистерн. Белые клубы пара, перемешиваясь с черным, смоляным дымом горящих цистерн, заволокли небо.

Семейко сделал энергичный разворот и повел группу на повторную атаку. Ярким пламенем заполыхали оба железнодорожных состава. Взорван второй паровоз. Все шесть самолетов встали в «круг», и каждый выбирал себе цель.

Николаю казалось, что он впервые с такой силой нажимал на гашетки пушек и пулеметов. Волнения не было, оно пришло позже, когда он совершил посадку на своем аэродроме и друзья поздравляли его с успешным выполнением боевого задания.

После освобождения Советской Белоруссии начались бои на территории Восточной Пруссии. Советские танкисты неудержимой стальной лавиной двигались вперед. Они стремились молниеносным ударом рассечь восточнопрусскую группировку фашистских войск и, выйдя к берегам Балтийского моря, севернее Эльбинга, отрезать им пути отхода на Померанию.

Фактор времени имел решающее значение. На помощь танкистам пришли летчики-гвардейцы штурмовой авиационной дивизии полковника Токарева. Поддержи они с воздуха танкистов, танки захватят Эльбинг, выйдут к морю; в противном случае враг успеет подбросить резервы, постарается удержать за собой прибрежную магистраль, тогда нашей пехоте потребуется много усилий, чтобы выбить гитлеровцев.

К решающим боям с врагом готовились летчики всех эскадрилий дивизий. Их возглавляли опытные командиры Герои Советского Союза А. Я. Брандыс, Л. И. Беда, А. К. Недбайло, Д. Жабинский. К этому времени молодой, энергичный Николай Семейко был назначен штурманом полка. Он получил задачу в качестве ведущего группы нанести удар по подходящим резервам противника.

Подготовив летчиков к полету, он четко отдал команду: «По самолетам!»

Через полчаса полета штурман обнаружил колонну автомашин противника с пушками. Он развернул свою группу на цель, и все шесть самолетов устремились в атаку. Понеслись вниз реактивные снаряды. Ведущий расстреливал фашистов из пушек и пулеметов. Сбрасывались бомбы. В результате внезапного удара было уничтожено много живой силы и техники врага.

Вслед за группой Семейко пришли штурмовики эскадрильи Жабинского, а затем — летчики Недбайло. И так продолжалось до позднего вечера.

Наши войска продвигались на Запад. Противник нес большие потери.

В боях за Восточную Пруссию с целью непрерывного воздействия на противника штурмовики часто дежурили в воздухе, обычно шестерками. 20 апреля 1945 года Герой Советского Союза капитан Семейко во главе группы штурмовиков выполнял свой 227 боевой вылет.

Воздушная обстановка казалась спокойной: истребителей противника в воздухе не было.

Делая разворот, летчики снижались до 300 метров, все внимание уделяли береговой черте. Семейко внимательно просматривал каждый участок западнее Кенигсберга, стремясь обнаружить расположение зенитных батарей.

Время от времени до него доносился негромкий голос воздушного стрелка:

— Разрывы справа, ниже, — но откуда бьет зенитка, стрелок не видел.

— Разрывы слева, — торопливо передает он.

Семейко делает разворот, пристально смотрит на песчаную отмель залива, выводит самолет в горизонтальный полет и видит, как впереди самолета мелькают огоньки, в воздухе появляется несколько шапок зенитных разрывов. Летчик запоминает это место и пытается обнаружить зенитную артиллерию. Но как лучше построить боевой порядок группы? Построиться парами — значит создать лучшие условия для вражеских зенитчиков. Командир перестраивает группу в боевой порядок «круг одиночных самолетов», тем самым дает возможность прицеливаться каждому.

Внимание Семейко привлекает площадка недалеко от берега. Оттуда мелькают зловещие блики. Нет, это не фары автомашин.

В воздухе появляются разрывы. Развернувшись, ведущий вводит самолет в пикирование.

Перед глазами вновь мелькают знакомые блики. Ясно, что это зенитная батарея ведет огонь.

«Теперь от возмездия не уйдут», — решает Семейко, увеличивая угол пикирования. Еще несколько секунд, и ведущий откроет ураганный огонь из пушек и пулеметов.

В этот момент с земли передали разрешение на уход. Группа штурмовиков Анатолия Недбайло готова была сменить эскадрилью Семейко.

Казалось бы, штурману полка можно теперь уходить на свой аэродром, но не таков Николай Семейко. Его шестерка идет в атаку, ведя огонь из пушек и пулеметов.

Анатолий Недбайло, подошедший со своей группой, видел огонь зениток и стремительное пикирование штурмовика. Он спешил помочь товарищам быстрее подавить обнаруженную зенитную батарею, ни на секунду не выпускал из виду пикирующий самолет.

— Выводи, врежешься в землю! — крикнул он в микрофон.

У ведущих групп штурмовиков было установлено такое правило: если увидел зенитку, немедленно подави ее, только тогда можешь считать, что совесть твоя чиста. И самолет Семейко пикировал на площадку, откуда продолжали бить зенитки. Были ясно видны стволы зенитных орудий, от них разбегались в стороны солдаты, которые, видимо, поняли, что подбитый штурмовик врежется в расположение батареи. Еще мгновение — и на земле взметнулся взрыв.

Летчик не воспользовался парашютом, не покинул боевой машины, до последнего дыхания продолжал борьбу с врагом, выполняя свой священный долг перед Родиной, оставив о себе бессмертную память.

И возвышается среди памятников, навеки поставленных нашим народом, бронзовый бюст прославленному сыну Советской Родины Николаю Семейко, коммунисту-воину, дважды Герою Советского Союза.

20 апреля 1945 года гвардии капитан Н. И. Семейко геройски погиб, выполняя важное боевое задание. 29 июня 1945 года он посмертно удостоен второй медали «Золотая Звезда». Награжден также многими орденами.

© БиоЗвёзд.Ру