БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Сельма Лагерлеф

Сельма Лагерлеф

Шведская писательница, Нобелвская премия по литературе 1909 г.

Имя: Сельма
Фамилия: Лагерлеф
Дата рождения: 20.11.1858
Гражданство: Швеция

А началась она более ста лет назад, в 1902 году. Шведское общество преподавателей приняло решение об издании для учеников младшей школы нового учебника по краеведению. На консилиуме единогласно была утверждена кандидатура автора - ею должна была стать уже известная на тот момент писательница Сельма Лагерлёф. Та с радостью согласилась. Сельма хотела создать нечто особенное, чтобы ее учебник запомнился ребятам не как очередная учебная литература с тривиальными картами и аннотациями, а привлек внимание к каждому городу, к каждому полю Швеции посредством старинных легенд, сказок и преданий.

Когда в 1906 году книга вышла в свет, она имела эффект разорвавшейся бомбы. Разве это учебник по географии? — недоуменно спрашивали многие.

Лагерлёф начала с того, что всерьез заявила, сто вся эта история о крошечном мальчике, путешествовавшем с дикими гусями, - истинная правда, которую она услышала от самого Нильса.

Познакомились они при довольно странных обстоятельствах. Сельма долго не могла начать книгу. Не было главного героя, на котором бы базировалось все произведение. С отчаянья она решила поехать в свою родную усадьбу Морбакка — надеялась, что ветры родного дома принесут вдохновение. Этот дом был просто соткан из всевозможных легенд и преданий. Но с ним пришлось расстаться. Смерть отца принесла не только горе в семью шведской писательницы, но и материальные затруднения, которые решили продажей усадьбы. С тех пор прошли годы, а Сельма так ни разу и не приезжала в родные края.

Лагерлёф добралась в Морбакку под вечер и, боясь показаться соседям на глаза, шла домой окольными путями. Устав, Сельма села передохнуть под раскидистым старым кленом. Вдруг к ее ногам слетелась целая стая голубей. В доме Сельмы всегда любили птиц, а потому содержали несколько голубятен. И сейчас она поняла, что стая птиц - это знак свыше, ведь голуби не склонны к вечерним полетам. Сельма решила, что это покойный отец помогает ей, посылая своих любимцев к ее ногам.

Неожиданности на этом не закончились. Непонятно откуда вдруг раздался тоненький голосок, который звал на помощь. Сельма нагнулась и увидела, как по посыпанной гравием дорожке бежит крохотный, с ладошку, человечек, а по пятам за ним гонится молодой филин. Лагерлёф прогнала охотника и взяла человечка на руки. Малыш представился Нильсом и поведал ей удивительную историю о путешествии на спине дикого гуся.

Эта поразительная встреча удивительным образом уложилась в великолепный замысел книги, который как нельзя лучше передал дух Швеции с ее лесами, поями, селами и городами. Кто как не сверстник сможет доступно рассказать первоклассникам о природных особенностях страны, архитектуре и старинных обычаях?

Единственно ли богатая фантазия помогла Лагерлёф создать такую прекрасную книгу, которая захватила умы читателей не столько описаниями шведских территорий, сколько поразительно реальными ведьмами, великанами, домовыми, духами и остальными таинственными существами, живущими в Швеции?

Откуда Сельма так хорошо знала их облик и привычки? Из книг и легенд? Не только! Многих удивительных существ, по ее заверениям, она видела на самом деле. Вспомните, как начинается сказка — домовой, ужасно разозлившись на несносного Нильса, превращает его в маленького, беззащитного человечка. Такое ощущение, что Сельма сама присутствовала при этом событии. Вот как, например, она описывает встречу своего героя с домовым: Нильс увидел его не лицом к лицу, а в зеркале. Дело ведь происходило днем, а днем домовые не видны — по поверью, можно заметить только их тень, да и то косым взглядом через плечо, или отражение в зеркале.

О маленьких человечках Сельма знала не понаслышке. Один из них жил даже в ее родной усадьбе. Бабушка заботилась о нем, каждое утро наливая домовому молоко в наперсток. Иногда она шепотом разговаривала сама с кем-то, просила не бояться ночных кошмаров. И однажды вечером Сельма увидела его. Домовенок был совсем не страшным и очень забавным: маленьким, лохматым, мурлыкающим себе под нос какую-то песенку. Сельма рассказала об этой встрече родным, но ей никто не поверил. А бабушки, которая могла бы подтвердить ее слова, к тому времени уже не было в живых.

Приходилось Сельме встречаться и с привидениями. Однажды, еще в детстве, она попала на удивительный бал, который проходил в большом зале усадьбы. Зал освещали тысячи свечей, звучала старинная музыка, и под ее аккорды танцевали празднично одетые пары. Но это были не живые люди, а... духи ее умерших предков. Их портреты она видела у себя в доме. Спустя много лет Сельма опишет этот бал в 'Сказании об одной дворянской усадьбе'. И опять ей никто не поверит — все лишь изумятся ее творческой фантазии.

То же можно рассказать и про встречи с ведьмами. Восхищенные читатели и критики были поражены их невероятно яркими живыми образами, но не верили, что это не авторская выдумка. А Лагерфельд, то и дело давая интервью, упрямо настаивала на своем: 'Я, которая пишу эти строки, видела ее собственными глазами'. Это говорилось о доврской ведьме, которая была настоящим стихийным бедствием для людей. Она приносила несчастья и мор, насылала на поля град и ливни. Эта ведьма, кстати, описана и в 'Путешествии Нильса' под именем Исеттерс-Кайзы — древней троллихи, которая повелевала холодными ветрами и опустошающими бурями.

Но опять словам Сельмы никто не поверил. Да и как можно поверить молодой учительнице — застенчивой и пугливой? Правда, такой она лишь казалась. Сельма была не робкого десятка. Девочке не исполнилось еще и трех лет, когда ее разбил паралич. Сельма выжила тогда только стараниями бабушки и тети, да благодаря чудесным сказкам, которые ей рассказывали на ночь. Много лет девочка слушала их, запоминала и записывала. А что еще ей оставалось делать — ведь ходить она почти не могла. Только в 18 лет врачи института в Стокгольме вернули Сельме возможность двигаться. Правда, хромота осталась на всю жизнь. Наверное, это несчастье и сделало Сельму более восприимчивой ко всякого рода экстрасенсорным явлениям и существам из тонкого мира. Между прочим, в семействе Лагерлёф не одна Сельма увлекалась 'сомнительными знакомствами'. Ее прадедушка стал свидетелем следующей истории. Один богатый хозяин, рассердившись на своего садовника, надменно крикнул ему: 'Да если бы я всю жизнь рыл землю в этом саду, я был бы счастлив!' — 'Пусть так и будет!' — ответил ему садовник. И вот после смерти заносчивый хозяин каждый день возвращался с того света в свой сад и копался там до полного изнеможения. Прадедушка Сельмы частенько заставал его ночью с лопатой в руке. Эта история потом вошла во второй том 'Путешествий Нильса' в главу 'Волшебный сад'.

Выходит, весь род Лагерлёф, издавна обитавший в усадьбе Морбакка, жил в гармонии с природой и дружбе с представителями волшебного мира. Недаром не было в жизни Сельмы страшнее горя, чем утрата родовой усадьбы, которая пошла с молотка в 1888 году.

В 1906 году вышел в свет первый том 'Путешествий Нильса', в 1907 году — второй. А через два года Сельма Лагерлёф получила Нобелевскую премию 'в знак признания возвышенного идеализма, яркого воображения и духовного восприятия'. И огромную роль в присуждении премии сыграл сказочный учебник по шведской географии, или географическая сказка — кому как нравится.

И первое, что сделала Сельма, — уговорила новых хозяев Морбакки продать ее родовое имение обратно. Ведь отчему дому она обязана той самой встрече с Нильсом. Ведь именно там ее встретили голуби, ставшие добрым предзнаменованием ее успеха.

© БиоЗвёзд.Ру