Главная Статьи Войти О сайте

Валентина Зотова

Валентина Зотова

Первая жена актера Евгения Жарикова

Имя: Валентина
Фамилия: Зотова
Гражданство: Россия



74-летняя Валентина Зотова живет с рыжей кошкой Мусей в скромной московской «однушке». Пять лет назад у нее скончалась мама - единственный родной человек на земле. После развода с Жариковым Зотова замуж не выходила - слишком много негатива она пережила за 12 лет брака с артистом. А до Евгения Ильича у Валентины были близкие отношения с хоккеистом ЦСКА.

- Его Женя в интервью называет моим первым мужем, хотя официально мы не были зарегистрированы, - приятным звонким голосом говорит моя собеседница, разливая по чашкам чай и приглашая за стол. - Расстались из-за того, что возлюбленный однажды сказал обо мне: «Не женюсь, потому что не стою ее мизинца». Наверное, ему было неловко за свое небогатое существование: спортсмены тогда зарабатывали мало, и семья этого парня жила в жутком подвале.

Фигуристка Зотова и студент ВГИКа Жариков познакомились в мидовском дачном поселке на станции Здравница. Туда Валентина приехала в гости к своей тете-дипломату, а Евгений отдыхал в доме напротив, у школьного друга. Вместе ходили в лес, жгли костры, жарили колбасу. А по ночам пели под гитару. Потом Евгений пригласил Валентину в Канев, где снимался в фильме Тарковского «Иваново детство».

- Сейчас Женя говорит, что не любил меня. А в тот момент у нас были нежные отношения, - продолжает рассказ Зотова. - В Каневе есть могила Тараса Шевченко. Женя привел к ней и торжественно произнес: «Выйдешь за меня?» Потом еще раз при всей съемочной группе сделал предложение. Отмечали это дело как помолвку. Женя напился до чертиков и все спрашивал: «Родишь ребенка? Сколько у нас будет детей?»

Через некоторое время Валентина уехала в Москву - работа. Тренировала детей в секции по фигурному катанию.

- Звонит однажды Ира, жена Тарковского, и вопит в трубку: «Как ты можешь?! Ты знаешь, что Жариков в больнице в тяжелом состоянии?! Андрей в бешенстве: последние кадры, заменить актера нельзя, картина прогорает!» - вспоминает Валентина. - У Жени была желтуха в тяжелой форме. Его мама не поехала в Канев, сестра Нина только что родила, а папа сухо заметил: «Врачи хорошие - выходят». Оставался один вариант - я.

В Каневе Валентина каждое утро ездила на рынок за продуктами для больного: ряженка, мясо, молоко.

- Мама Жени дала только две банки засахаренного варенья, брюки брата, рубашку отца. Больше месяца я ухаживала за ним, - листая альбом с семейными фотографиями, говорит Валентина. - В октябре у меня был день рождения. Тарковский с Женей накупили георгинов, срезали шапки цветов и поставили их в тарелки - покрыли ими весь стол в комнате. Жариков потом мило извинялся: «Поздняя осень, и других цветов не было». Ну разве ж мог он не любить?!

За несколько месяцев до свадьбы 24-летняя Валентина упала на тренировке и сломала ногу. Жариков тут же примчался в больницу.

- За мной тогда ухаживал однокурсник Виктор. Он каждый день приходил в больницу, и вся палата хотела, чтобы я выбрала его. А на Женьку смотрели с недоверием: «Зачем тебе этот стриженый?» Витя жутко ревновал меня к Жарикову, донимал расспросами: было ли у меня что-то с ним, - улыбается Зотова.

В альбоме Валентины свадебных фотографий нет - все уничтожила после развода.

- Расписались 20 января 1962-го. Отмечали у Жени дома, на Ломоносовском проспекте, - говорит моя собеседница. - Торжество было скромное. Помню, когда садились в такси, подбежал грузин, бросил в ноги огромного гуся, пытался золотые часы снять с руки и кричал: «На счастье!» Подумал, что я инвалид: нога еще не зажила, и я прихрамывала.

Молодые поселились в 13-метровой комнате в Успенском переулке, принадлежавшей родителям Валентины. Через год переехали в квартиру Жариковых. Но его отец был непростым человеком.

- Пришла как-то домой, а у меня нет ключей. Ждала несколько часов на улице, пока Женя не приехал, - сетует Зотова. - Потом были разборки с отцом, который специально мне не оставил ключи. Все закончилось тем, что Илья Малахиевич грубо указал нам на дверь: «Вон отсюда!» Мы собрали вещи и вернулись ко мне. С отцом Жени я перестала общаться.

Через два года супружеской жизни Валентина обратилась к врачам. Она - молодая женщина, а завести ребенка никак не получалось. Кроме того, у нее оказалась нарушена работа щитовидной железы, и врачи рекомендовали рожать.

- Я пошла в консультацию, а гинеколог говорит, что нужен анализ спермы. Я - к мужу. Он - ни в какую! Тогда врач посоветовала взять презерватив и теплым принести в лабораторию. Когда анализ был готов, заведующая выпалила: «Детка, беги от него, беги!» - говорит Валентина и достает из тумбочки пожелтевшую медицинскую справку. - Это анализ его сперматозоидов. Черным по белому написано: «Подвижных нет!» Вероятно, все из-за того, что Женя подхватил неприличное заболевание еще до того, как мы поженились. Я потом узнала об этом через бабку того самого друга, у которого дача в Здравнице. Сняли девочек и втроем прошлись по ним. Помню, был момент, когда Женя мне не звонил, потом отказывался от встреч, ссылаясь на занятость. Оказалось, он лечился.

В 1964-м Жариков уехал в ГДР, на съемки сериала «Русские для вас». Вскоре туда приехала и Валентина.

- Впервые я узнала об изменах мужа от актрисы Ларисы Виккел, - вспоминает Зотова. - Она позвала меня к себе и заявила: «Мы с ним спим все это время!» Я вернулась в номер. Жариков мне только ответил: «Лялечка, убери это выражение с лица». Тут же повел меня в кафе. Поговорили, Женя признался во всем, просил прощения. Сказала: «Если еще раз я хоть что-то узнаю - расстанемся». Но в душе понимала, что не готова, и мне безумно было жалко проведенных вместе лет.

На память Валентина презентовала Виккел кольцо.

- Вообще всех его женщин одаривала: давала понять, что мне наплевать. Ни одной из баб не насолила! - призналась Зотова. - Только Наташе Гвоздиковой не пришлось ничего дарить. Она богатая была. Жене на одном из первых свиданий подарила бриллиантовую запонку. Тот принес и попросил меня продать ее.

По словам Зотовой, чуть позже у Евгения в ГДР появилась девица, работавшая в гостинице администратором. Затем последовали другие любовные истории, уже в Москве.

- Дошло до того, что всех женщин, с которыми у него были отношения, он приводил к нам домой на показ. И это при моей маме! - возмущается Валентина.

Один из громких романов, которые приписывают актеру, был с красавицей Натальей Кустинской. Они сблизились на съемках фильма «Три плюс два». Сам Жариков в интиме с актрисой так до сих пор и не признался, назвал ее «глупой дамой» - мол, такие его не возбуждают.

- Помню, когда Кустинская напивалась, кричала: «Жариков, я хочу тебя!» Однажды, в гостинице «Рига», поздно вечером Наталья пришла в наш номер в сексуальной пижамке с кружевами и легла в сладострастной позе на кровать. Женя посмеялся и с миром ее отпустил, - поделилась Зотова. - Они переспали еще на пробах. Фатеева-то жила с Андреем Мироновым, а Кустинская рассчитывала на Женьку. Но тот возьми да привези меня на съемки!

Бурный роман с актрисой Натальей Гвоздиковой, впоследствии ставшей второй женой актера, завертелся на картине «Свет в твоих окнах». Потом Жариков признавался: Гвоздикова - единственная женщина, к которой он испытывает мужской интерес и в свои немолодые годы. А в то время Валентина думала, что Наталья - одно из незначительных увлечений мужа, поэтому не придала этому значения. Ее больше беспокоило здоровье: она понимала, что вылечиться от нехорошей болезни не так просто. Ей, как и Евгению, пришлось колоть сильные антибиотики.

Гвоздикова, как и Жариков, была несвободна. Ее супруг, физик Александр, сильно переживал разрыв.

- Мама Саши как-то позвонила родителям Натальи. Она доложила ее отцу все о скверном заболевании и обо мне. Эти слова потрясли мужчину. А через месяц его не стало, - сказала Зотова.

Когда Валентина узнала, что супруг вторично подцепил гадость, не выдержала:

- Он заболел после съемок в Польше и, что хуже всего, зная об этом, заразил меня. Вскоре обнаружилось еще кое-что. В Киеве, куда я приехала к Жене на съемки, пошла к гинекологу. При осмотре врач сказал: «Вы - беременны!» И отправил в Москву.

Удивительный факт! Ведь Жариков в своих интервью обвинял бывшую супругу, что она бесплодна и не может иметь детей из-за того, что сделала несколько абортов от первого мужа.

Специалисты Первой градской больницы решили, что у женщины опухоль, и сделали рентген.

- На снимке обнаружили пятимесячный плод. Из-за того, что перед рентгеном мне ввели специальный лекарственный состав, от ребенка пришлось избавиться, - с грустью замечает Зотова. - Жариков, когда узнал о том, что беременность подтвердилась, отреагировал радостно: «Значит, у меня могут быть дети!» Сейчас я понимаю, что Бог распорядился так, ведь ребенок мог родиться больным. Настал тот момент, когда я до конца осознала: нам с Женей нужно расстаться.

Валентина ждала приезда мужа из Киева. И тут неожиданно пришло письмо, в котором ее благоверный просил прощения.

- Оно начиналось так: «Дорогой мой человек. Да, ты - самый дорогой мне человек», - вспоминает Валентина. - И на последней странице: «Прости... прости... прости... Я зову, кричу и плачу. Прости...» Я не знала, что с письмом делать. Тогда моя знакомая взяла конверт, запечатала и написала: «Киев. Киностудия им. Довженко. «Рожденные революцией». Наталье Гвоздиковой». Оно дошло до адресата. Вскоре в Москве меня встретил человек с киностудии и рассказал, какой жуткий был скандал.

В ночь накануне развода Валентине позвонила свекровь, Анна Григорьевна, и слезно просила не оставлять сына.

- Она говорила: «Валечка, не надо разводиться, постарайся, как героиня поэмы Сольвейг, потерпеть». Я откровенно засмеялась и ответила, что не буду ждать, когда он вернется старый и слепой. У меня была профессия, кроме того, я начала рисовать. Женя даже опоздал на развод и не оплатил налог. Он думал, что я не приду... Развелись тихо, через загс, - рассказывает Зотова.

Евгений Ильич потом будет рассказывать, что из квартиры, где жил с супругой, не взял ничего: только пару рубашек, пальто и чемоданчик с инструментами. Валентина помнит каждое слово последнего разговора с бывшим мужем:

- Когда Женя уходил, делил все - вплоть до ложек, вилок и немецких свечей. Он оставил мне старый холодильник и две кушеточки. Моя мама была возмущена до предела! Она его одевала: продала свою шубу, накупила Жене костюмов, тетка прислала дубленку, джинсы. На прощание я сказала Жарикову: «Если ты все собрал, ключи давай, и чтобы ноги твоей здесь больше не было». На что Женя заметил: «Ну и оставайся, старая, больная и никому не нужная». Мне было 36 лет.

Три месяца после развода Валентина пребывала в жуткой депрессии.

- Мама с теткой приносили еду: звонили в дверь, оставляли сумки и уходили. Я тихо выбиралась из дома, чтобы никто не видел, ехала в библиотеку и нагружала пакет книгами. Читала, слушала музыку. Только чтобы не думать обо всем, что пережила, - говорит Зотова.

Недолеченная нехорошая болезнь дала о себе знать. Валентине сделали сложную операцию. После этого она больше не могла иметь детей.

- Когда я лежала в больнице в тяжелейшем состоянии, мама позвонила Жариковым: «Если она умрет, я его убью». Через год мне дали вторую группу инвалидности, - вспоминает Валентина.

Прощаясь, Валентина задумчиво произнесла:

- Все возвращается бумерангом. В прошлом году родная сестра Жени, Нина, рыдала в трубку: «Теперь он - старый, больной и никому не нужен!» Женя лежал, ему пункцию неправильно сделали, ноги отнялись. Два инсульта перенес. Нина просила меня заказать молебен за него. Как человек верующий, я исполнила просьбу. Показали Жарикова как-то по телевизору - овощ! Мне недавно священник сказал: «Валентина, вам надо его простить». Я могла только ответить: «Не знаю, батюшка, не обещаю... Надо простить».

* После «Иванова детства» у Валентины Зотовой сложились дружеские отношения с Андреем Тарковским. Зная это, Жариков попросил супругу замолвить словечко, когда режиссер приступил к съемкам «Андрея Рублева»:

- Я согласилась. Поехала. Но Тарковский отказал: «Женя - профессионал на съемочной площадке, но не актер. Если бы он после «Иванова детства» не стал сниматься в дерьме, я бы его взял». Передала разговор Жарикову. Он молча ушел курить.

© БиоЗвёзд.Ру