БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Валерий Копман

Валерий Копман

специальный корреспондент по Латвии от журнала

Имя: Валерий
Фамилия: Копман


Журналистское крещение Валерия состоялось в 1974 году. 1 января в «Советской молодежи» вышло его интервью с пианистом Улдисом Стабулниексом, получившим 3-ю премию на международном конкурсе джазовых тем в Монако. Называлось оно «Премия за балладу». С того памятного момента популяризация джаза стала для Валерия делом жизни.

Джаз он полюбил лет в пятнадцать, слушая довоенные пластинки, радиопередачи Уиллиса Коновера и первые концерты Рижского эстрадного оркестра. Вот только исполнителя, увы, из него так и не вышло - охоту к игре на фортепиано отбила строгая учительница музыки. Зато он стал благодарным слушателем и критиком, до сего дня не пропускающим ни одного джазового концерта в Латвии.

Тогда, в 50-е годы, пионерами латвийского джаза были Гунар Кушкис, Борис Коган, Раймонд Паулс, Виталий Долгов... В клубе электромеханического завода, а летом на взморье играл джазовые композиции оркестр Ивара Мазурса.

- Эта музыка сразу увлекала меня, - вспоминает Валерий Копман, к 20 годам осознавший, что джаз в стране заслуживает большего внимания. - Но почему-то он звучал далеко не везде, пластинок с ним не выпускали, программ о нем не делали, статей, а тем более книг, не писали. По части информации о джазовых исполнителях, латвийских особенно, был полный вакуум. Лишь на радиоволне «Голос Америки» звучали загадочные слова: «джем-сешн», «би-боп», «кул-джаз»... Путь в журналистику

В начале 60-х в прессе начали появляться первые заметки о джазе. Затронута была и тема открытия в Риге джаз-клуба. В 67-м после выступления в Риге ленинградских музыкантов в «Советской молодежи» появилась статья музыковеда Петра Печерского «Мысли о джазе». Валерий отозвался на приглашение к разговору - и написал в «Молодежку» письмо. «Почему мы молчим о джазе? - вопрошал он. - Почему не знаем имена наших джазовых музыкантов? Почему джазового клуба у нас нет?»

Письмо опубликовали. А в 71-м автора отыскали и предложили организовывать в кафе «Аллегро» концерты джазовой музыки. Там-то и заприметил его молодежкинец Владимир Стешенко, которого Валерий считает своим крестным отцом в журналистике, и предложил сделать совместное интервью с историком советского джаза Алексеем Баташевым. «Молодежка» была в то время отдушиной в жизни читателя и охотно печатала статьи увлеченных людей - о музыке, театре, кино...

- Все мои материалы принимали с интересом, - говорит Валерий, - тогдашний редактор «Молодежки» Виктор Рябикин благосклонно относился к джазу. Мне на редакторов вообще везло. Хвалили за чувства - это меня вдохновляло. Моей целью стал ликбез публики, знакомство ее с джазовыми музыкантами, лексикой джаза, особенностями этого музыкального жанра. Это сейчас в библиотеках, в Интернете море информации, а тогда я по крупицам собирал биографические сведения о зарубежных музыкантах - в букинистических магазинах пропадал, с английского переводил, данные перепроверял. Каждая статья была выстраданной.

В том же 74-м впервые в СССР он напишет большой материал об Элле Фицджеральд. Расскажет о Дюке Эллингтоне и Каунте Бейси и начнет знакомить читателя с латвийскими звездами джаза: барабанщиком Зигурдом Резевским, саксофонистами Эгилом Страуме и Раймондом Раубишко и другими. О братьях Овечкиных из Иркутстка он тоже писал - критикуя отсутствие настоящего свинга и робкие импровизации.

Конечно, и без курьезов не обходилось. Корректура, например, с завидным упорством исправляла название музыкального инструмента «туба» на «труба», и Валерий вылавливал ошибку уже в гранках. Одна из его статей называлась «Фестиваль просится в город». Потом редактора газеты отчитал чиновник из министерства культуры: дескать, чтобы называть мероприятие «фестивалем», разрешение Москвы требуется. Однажды раздался звонок из ЦК партии: «Об этом трио не писать!» - так читатель и не узнал ничего о канадском джазовом трио Макферсона, выступавшем в Риге.

В 75-м в Риге откроется джаз-клуб, а в следующем году начнет свою 19-летнюю историю знаменитый на весь Союз джазовый фестиваль «Ритмы лета». Копману было о чем писать. Он с удовольствием ездил на джазовые фестивали в другие республики, особенно если в них участвовали наши музыканты. Стал он и свидетелем успешного выступления латвийских джазменов в США.

В начале 80-х Валерий продвигал идею о филармонических концертах джазовой музыки. Интересовавшихся джазом хватало. Однажды с историей этого жанра Копман выступал перед латышской аудиторией - преподавателями музыки со всей Латвии.

Его статьи отмечали и московские критики. Он печатал интервью с джазовыми музыкантами не только в латвийской прессе («Молодежке», «Ригас балсс», «Лиесме», «Падомью яунатне»), но и в изданиях союзного значения: журналах «Музыка в СССР», «Мелодия», «Советская эстрада и цирк»...

Валерий обрел массу друзей среди критиков и музыкантов. Игорь Бутман из Питера, Сергей Манукян из Грозного и Пятрас Вишняускас из Вильнюса после статьи Копмана «Новая волна советского джаза» говорили: «Нас открыли в Риге». Вячеслав Ганелин из Литвы, чье трио, исполнявшее современный джаз, впервые представляло СССР на родине джаза - в США, по возвращении дал первое интервью именно Копману. До сего дня Валерий поддерживает теплые отношения с «первой леди советского джаза» вокалисткой Татевик Оганесян, ныне живущей в Америке. На почве джаза он познакомился с известным композитором Юрием Саульским - тот был председателем секции джазовой музыки Союза композиторов России и регулярно приглашал Валерия на московские форумы джаза.

В прошлом году Копмана, единственного из Латвии, позвали в Москву на джазовый фестиваль «80-летие российского джаза» - он был упомянут в буклете фестиваля как один из ярких пропагандистов джаза в СССР.

В 81-м году в «Советской молодежи» Валерию удалось осуществить грандиозный проект, свою давнишнюю мечту - устроить ежегодный опрос на предмет определения лидеров советского джаза: лучших музыкантов, групп и оркестров страны - по образцу рейтингов авторитетного американского журнала Down Вeat . Идею в редакции поддержали. Копман разработал анкету, которую заполняли более 30музыковедов, критиков и джазовых обозревателей со всего Советского Союза. Это был первый в СССР опыт подобного рода. Резонанс был огромным. О результатах этих опросов сообщали союзные издания, ТАСС, Центральное телевидение, о них писала мировая пресса, они звучали на радио «Свобода». В 80-е упомянула опросы и New York Times : «В СССР есть два джазовых явления: трио Вячеслава Ганелина и опросы джазовых критиков в газете «Советская молодежь». Для самих музыкантов это было своего рода паблисити. Попадание в рейтинг они расценивали как признание их таланта.

Один из номеров «Молодежки» Валерий хранит целиком. На трех полосах - речь Горбачева на Пленуме ЦК КПСС «Революционной перестройке - идеологию обновления», на последней, четвертой, странице - уголок спорта и его, Копмана, на полполосы результаты опроса критиков «Джаз-87». «Вот так мы выступили на пару с Михаилом Сергеевичем», - смеется Валерий.

Последний, 10-й, опрос «Все звезды» вышел накануне распада СССР, в 90-м, и на протяжении всех лет в рейтингах фигурировали имена латвийских музыкантов. Раймонд Раубишко признавался лучшим тенор- саксофонистом страны, Владимир Вайнер - лучшим кларнетистом, в тройку лучших попали трубач Гунар Розенберг, контрабасист Ивар Галениекс. Эгил Страуме, Юрий Мутулис, Ольга Пирагс, Марис Бриежкалнс, Паул Миерлейс тоже постоянно значились в звездах.

- Латвийский джаз достиг многого, - говорит Валерий. - Наших джазменов хорошо знают за рубежом, в Латвии проходят фестивали джазовой музыки, послушать ее можно и в клубе «Гамлет». Публика проявляет к джазу здоровый интерес. Да и информации хватает. Но по закону спирали все повторяется. Происходит размытие жанра - какую только музыку не называют джазом! В анонсах концертов любой зарубежный исполнитель - мировая величина. И опять встает вопрос о необходимости открытия в Риге джаз-клуба, который бы смог объединить любителей и музыкантов. Жаль, что исполнителей джаза значительно меньше, чем в 70-е - если бы не эмиграция, Рига могла бы стать вторым Нью-Йорком, да и связи с джазменами Росии прервались. Возможно, с открытием Московского культурно-делового центра все удастся возобновить. Я бы с удовольствием принял в этом участие.

По-прежнему в области джазового образования мы сильно отстаем от той же Литвы, где основы джаза постигают в детской музыкальной школе, в училище и консерватории. У нас все скромнее. Пианист Виктор Ритов читает в Музыкальной академии курс «Джазовый камерный ансамбль», да в Рижской высшей школе педагогики и руководства образованием преподают основы джазового исполнительства по инструментам и вокалу. Дважды в год, на фестивалях джазовой музыки: Rоgas ritmi, организацией которого занимается Центр новой музыки во главе с Марисом Бриежкалнсом, и летнем фестивале в Саулкрасты, проводятся мастер-классы.

...А Валерий Копман по-прежнему пишет о джазе, рассказывает о нем в средних школах, консультирует выпуск учебника по музыке (раздел о джазе), с особым интересом встречается с музыкантами 50-60-х годов, продолжая собирать материал, который ляжет в основу книги об истории латвийского джаза.

© БиоЗвёзд.Ру