Главная Статьи Войти О сайте

Вильгельм фон Шольц

Вильгельм фон Шольц

немецкий поэт, писатель

Имя: Вильгельм
Фамилия: фон
Дата рождения: 15.07.1874
Гражданство: Германия



Изучал историю литературы, философию и психологию в Берлине, Лозанне и Киле. В 1897 г. в Мюнхене защитил диссертацию об Аннете фон Дросте-Хюльзхоф, затем переехал в Веймар и занялся литературной деятельностью. В Первую мировую войну Шольц был армейским офицером, а с 1916 по 1922 г. занимал должность первого драматурга и режиссера придворного театра в Штутгарте. В 1926 г. Шольца избрали председателем секцией поэзии при Прусской академии искусств. После отставки он поселился в имении Зеехайм под Констанцем, где прожил до самой смерти. Умер Шольц 29 мая 1969 г.

В литературе Шольц дебютировал стихами («Весенняя поездка», 1896 г.), созданными под влиянием Рильке и Лилиенкрона. Однако очень скоро он стал тяготеть к изображению мистических и оккультных впечатлений, приобретенных на грани жизни и смерти. «Зеркало», первый сборник стихов Шольца, написанных в подобном стиле, вышел в Берлине в 1902 г. В этих стихах, как заклинание, беспрестанно повторяются слова «тьма» и «тень». Кроме того, под влиянием сочинений Пауля Эрнста и Кристиана Фридриха Хеббеля он обратился к неоклассицизму, течению, сторонники которого пытались возродить традиции немецкой классики. В своих драмах, четких по форме и отличающихся чрезвычайной точностью исторических реалий, Шольц ориентировался на представления о жизненных ценностях, характерных для авторитарного общества Германии эпохи Вильгельма. Ему были чужды эксперименты с языком и формой. Успех пришел к Шольцу, когда в свет вышла его пьеса о трагической судьбе еврея, принявшего христианство в эпоху Средневековья («Еврей из Констанца», 1905). Трагедия «Гонки с тенью» (1920), где изображена встреча некоего писателя с героем его последнего произведения, прославилась далеко за пределами Германии. В романе «Перпетуа» (1926), который вышел огромным тиражом, героиня, наделенная умением колдовать, ценой своей жизни помогает родной сестре спастись от гибели на костре.

В период национал-социализма Шольц занимался составлением антологий, литературными обработками, писал автобиографические книги и стихи, в которых также прославлял Адольфа Гитлера и национал-социализм. Опасаясь, что его юдофильские произведения (например, «Путь в Илок», 1930) вызовут недовольство властей, в 1939 г. в книге воспоминаний «На Ильме и Изаре» Шольц выступил с недвусмысленно антисемитскими заявлениями. Он говорил о «ростовщической эксплуатации немецкого народа евреями» и извинялся за свои прежние высказывания: «Тогда я был незрелым юношей и не мог распознать и правильно оценить растущее еврейское господство в науке, искусстве, общественной жизни… И, разумеется, никто тогда не догадывался о рождении человека, который освободит Германию от насаждения и засилья инородцев, который вернет немецкому народу его землю, власть, собственность и призвание!.. Также я долго не мог представить себе, что есть очевидное, безусловное решение еврейского вопроса».

Сюжет драмы «Еврей из Констанца» Шольц стал трактовать прямо противоположным образом, утверждал, что в драме нашла отображение «полная несовместимость евреев с нашим народом».

В 1932 г. Шольц был награжден медалью им. Гете, в 1944 г. его удостоили звания почетного доктора Гейдельбергского университета, а чуть позже он получил «почетный дар» министерства пропаганды – денежную премию.

В 1949 г. Шольц стал президентом союза немецких драматургов и композиторов (в 1951 г. он – его почетный президент), но, несмотря на почести и награды, регулярно попадал под перекрестный огонь критики. Учрежденная в его честь премия города Констанц за лучший аттестат зрелости в 1989 г. под давлением общественности была упразднена.

Помимо драм, баллад, стихотворений, написанных в традиционном стиле, в обширном наследии Шольца имеются мистические и фантастические рассказы, объединенные в два сборника: «Нереальные» (1916) и «Промежуточная область» (1922). Повествуя о загадочных и таинственных явлениях, повествуя о фактах из области оккультного и сверхъестественного, Шольц стремится вызвать интерес к тайнам души и запредельным состояниям сознания, найти в необъяснимом высший метафизический смысл, а случайность представить судьбоносным событием.

Это желание писателя вскрыть тайные связи, проникнуть за грань реальности, увязать чувственный мир со сверхъестественным, определяет больший, чем у Пауля Эрнста, другого последователя неоклассицизма, интерес к метафизическому опыту, который приобретается благодаря знакомству с пограничными состояниями психики и оккультными феноменами. В то же время Шольц, воспитанный в духе научного рационализма, не пытается познать сверхъестественное, он лишь описывает его, не будучи в силах вырваться из оков земного. В своих произведениях Шольц не предлагает никакого толкования оккультному феномену – ни рационального, ни иррационального, в лучшем случае он ограничивается чисто спекулятивными рассуждениями. При всем интересе к сверхъестественным и парапсихологическим явлениям писатель избегает изображать оккультное только ради того, чтобы напугать читателя и тем самым произвести на него впечатление. Для этих произведений характерны своеобразный психологизм и традиционность повествования.

Уже в сборнике новелл «Нереальные» Шольц сосредотачивается на экстремальных психологических состояниях. Также его герои часто отличаются странным поведением. В сборник наряду с прочими включен юмористический рассказ об «искусстве переселения душ», сюжет которого сводится к тому, что колдун и демоны забираются в тела мертвецов и тем самым вызывают большой переполох.

Духи и привидения занимают центральное место в сборнике «Промежуточная область». Сюжет рассказа «Голова в окне», относящегося к жанру «история о призраках», выстроен как повествование о мистических, телепатических взаимоотношениях между двумя незнакомыми людьми. Один из них, немецкий художник, живущий в предместье Рима, как-то раз, возвращаясь в полночь домой, смутно различает впереди силуэт бородатого человека. Внезапно тот сворачивает в переулок. В ту же самую ночь художник задумывает изобразить сцену ночного нападения двоих мужчин на одинокого путника. Художник пробуждается среди ночи от сумбурных сновидений. Его собака указывает ему, что за окном (до которого невозможно добраться снаружи) виднеется окровавленная, безмолвно молящая о помощи голова незнакомца, чье лицо искажено страхом. Затем голова словно растекается. Художник обходит дом, но ничего необычного не обнаруживает. Несмотря на то, что пес рвется на улицу, напуганный хозяин не решается покинуть свое убежище, полагая, что видение – результат перевозбуждения и дурных снов. Утром он пририсовывает голову из ночного видения, черты которой врезались в память, к туловищу жертвы на своей картине, а вскоре случайно узнает о том, что два разбойника убили в переулке ночью незнакомца как раз тогда, когда было это видение. Незнакомцем оказался нелепый чудак-пастух, обладавший, по всеобщему мнению, даром провидения. Он предугадал намерение грабителей напасть на художника и спас ему жизнь: разбойники перепутали его с художником. Ночное видение было его криком о помощи, который художник не сумел понять. Попытки дать происшествию рациональное объяснение, ссылаясь на случайное совпадение, ясновидение пастуха или воображение художника, которое включилось в момент встречи художника с жертвой, выразившись в сюжете картины, предвосхитившем события, не срабатывают, поскольку у собаки нет ни фантазии, ни грез, а поведение ее свидетельствует о реальности события, она понимает смысл последнего лучше хозяина. Шольц сознательно отказывается от мистического истолкования, однако в рассказе есть мысль о возможности невербальной, сверхъестественной коммуникации душ двух незнакомых людей (а в данном случае эта связь упрочена еще и за счет обмена участью).

Сходные проблемы затронуты в рассказе «Предупреждение», где к двум пассажирам, едущим в купе скорого поезда, подсаживаются четыре господина, которые давно числятся умершими. Следуя некому внутреннему побуждению, пассажиры покидают поезд, сойдя на ближайшей станции, а поезд спустя какое-то время терпит крушение в туннеле.

О мистической и сверхъестественной связи расставшихся влюбленных идет речь в рассказе «Портрет». Здесь к смертному ложу покинутого любовника сходит с портрета его возлюбленная, как манифестация негаснущей страсти.

Рассказ «Близость» также относится к историям о призраках. Герой его ощущает присутствие призрака некой женщины, которая постоянно вмешивается в его взаимоотношения с другими женщинами. Только находка портрета покойной матери, память о которой отец всеми средствами пытался искоренить, разрешает конфликт: неизвестное материализуется, при этом разрушается подсознательная связь героя с матерью, восстававшей против каждой новой избранницы сына до тех пор, пока она сама не получила признание.

Подобное вскрытие мистически обусловленных причинных связей отличает истории о призраках Шольца от тривиальных «страшных» рассказов, которые забываются сразу после того, как читатель закрыл книгу. Можно лишь пожалеть, что рассказы Вильгельма фон Шольца сегодня забыты. Помимо двух упомянутых сборников к мистике можно отнести сборник эссе «Только случайности» (1960), где среди прочих представлено самое известное эссе Шольца «Случайность», написанное в 1924 г. Творчество писателя в чем-то схоже с творчеством датчанки Карен Бликсен.

© БиоЗвёзд.Ру