Главная Статьи Войти О сайте

Александр Редигер

Александр Редигер

военный и государственный деятель, генерал от инфантерии (1907).

Имя: Александр
Фамилия: Редигер
Дата рождения: 31.12.1853
Гражданство: Россия



Воспитывался в Финляндском кадетском, а с 1870 г. – Пажеском корпусах. В 1872 году из камер-пажей был произведен в прапорщики и направлен в лейб-гвардии Семеновский полк. В 1876 году оканчивает курс Николаевской академии Генерального штаба в геодезическом и строевом отделениях. Участник русско-турецкой войны 1877–1878 гг. После окончания войны, в 1880 году, Редигер, – адъюнкт-профессор военной администрации в Николаевской академии Генерального штаба. В 1883 году занимал должность товарища военного министра Болгарии, в чине полковника болгарской армии. В 1884 году Редигер вернулся к обязанностям профессора военной администрации; в 1893 году произведен в генерал-майоры. С 1897 по 1905 гг. Редигер служит в Канцелярии Военного министерства сначала помощником начальника, а затем – начальником Канцелярии. В июне 1905 года становится военным министром, в один из самых сложных периодов российской истории. Истинный чиновник, он все цело поглощен только тем делом, которое ему поручено – Военным министерством. Его не интересуют те революционные процессы, которыми охвачена Россия. В то время, когда назначенный Председателем Совета Министров С.Ю. Витте и товарищ министра внутренних дел Д.Ф. Трепов метались, не зная как обуздать эти процессы, остальные министры, «…бесцветные чиновники, Коковцев, Шванебах, генерал Глазов, генерал Редигер, сидели спокойно и молчали…». (гл. 33, т. I, Граф С.Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая II, Издательство «Слово». Берлин, 1922 г., стр.491.). Но свое дело Ридегер знал. «…Военным министром до 17 октября был Редигер и я не имел в виду с ним расстаться, так как считал и по ныне считаю его весьма толковым и знающим военным министром…» (там же, гл. 37, т. II, стр. 108). Аналогичную характеристику дает ему и Гучков: «…При первом соприкосновении с военными делами мы подвели итоги всему прошлому и наметили себе план, причем надо сказать, что мы с самого начала самые дружеские отношения стали с Военным министерством, во главе которого стоял Редигер — очень умный, знающий и благородный человек, и я не сказал бы — безвольный, но все-таки не отличавшийся особой энергией по устранению препятствий. Он нам раскрыл всю картину, ожидал нашей помощи в смысле кредитов…» (ст. Вторник, 15 ноября 1932 гг., Александр Иванович Гучков рассказывает… Беседы А. И. Гучкова с Н. А. Базили).

Когда Ридегер вник в дела Военного министерства, он понял необходимость срочных преобразований, и, прежде всего, в структуре военного ведомства. Суть вопроса заключалась в следующем: «…Великий Князь Николай Николаевич выдумал разделение министерства на военное министерство и генеральный штаб и посадил начальником генерального штаба своего человека генерала Палицына, одновременно устроив комитет государственной обороны, который в сущности говоря делал то, что хотел Великий Князь Николай Николаевич. Военный министр, покойный Сахаров, оказался не вполне сговорчивым, а потому он ушел с поста военного министра и на его место был назначен Редигер, которого Великий Князь считал более сговорчивым…» (гл. 51, т. II, Граф С.Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая II).

«…Главным препятствием для военного министра был Совет госу­дарственной обороны. Во главе отдельных главных управлений стояли: во главе учебного ведомства — великий князь Константин Константинович; во главе Главного артиллерийского управления — великий князь Сергей Михайлович; Военно-инженерного управления — Петр Николаевич. Эти люди, во-первых, мешали, а затем, они снимали с военного министра ответственность, и не было известно, кто начальник. С Редигером я не раз говорил на эту тему. Первое время с Сухомлино­вым тоже. Они [говорили] очень лояльно, не выдавая секретов ведомства. Я убе­дился, что они тяжко страдали от этой организации…» (ст. Вторник, 15 ноября 1932 гг., Александр Иванович Гучков рассказывает… Беседы А. И. Гучкова с Н. А. Базили, стр.195).

При поддержке Редигера, Гучков создал в Думе комиссию по государственной обороне, которая начала активную работу по преобразованию Военного ведомства. «…Третья Дума проявила чрезвычайный интерес к вопросам государственной обороны и образовала у себя Особую комиссию государственной обороны под председательством А. И. Гучкова. Эта Комиссия имела весьма обстоятельные сведения о состоянии различных частей военного и морского ведомств и поставила себе целью добиться устранения существовавших недостатков и злоупотреблений…».

«…{436} Когда явилась Государственная Дума, то прежде всего выяснилось, что не может существовать безответственное перед законодательными собраниями учреждение, в виде комитета обороны, комитета, который концентрируется в особе Великого Князя Николая Николаевича, человека более нежели неуравновешенного; а, с другой стороны, не может существовать независимый от военного министра генеральный штаб (генерал Палицын), который, в сущности говоря, находился под полным влиянием всесильного в военных и морских делах Великого Князя…» (гл. 51, т. II, Граф С.Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая II).

Результаты этой работы были оглашены А.И. Гучковым в 1908 года на весенней сессии Государственной Думы, воспользовавшись прениями при обсуждении бюджета Военного ведомства на 1909 год. В своем выступлении он, «…между прочим, высказывался {437} о том, что наши командующее войсками военных округов не находятся на высоте своего положения…» (гл. 51, т. II, Граф С.Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая II). «…Свою речь — дело­вую, обоснованную, где я предлагал целый ряд мер, предлагал принять все ассигно­вания, — я закончил призывом к великим князьям. {195}… /…/ …Для того, чтобы сделать призыв к ним еще более убедительным, я всех наз­вал. Вот во главе Совета государственной обороны стоит великий князь Николай Николаевич... Всем сказал. И кончил призывом к ним, чтобы они сами ушли...» (ст. Вторник, 15 ноября 1932 гг., Александр Иванович Гучков рассказывает… Беседы А. И. Гучкова с Н. А. Базили).

«…По существу, я с речью Гучкова был совершенно согласен, так как каждый великий князь норовил выкроить себе автономный удел и от него не только не было возможности избавиться, но даже не было возможности добиться чего-либо ему неугодного…» (гл. 10, т. II, А.Ф. Редигер, История моей жизни. Воспоминания военного министра. В двух томах, стр. 216).

Необходимо отметить мужество Ридегера, когда он, «…давая объяснения в Государственной Думе по поводу военного бюджета, между прочим, заметил, что действительно между командующими лицами имеются лица, не вполне соответствующие своему назначению, но что это правительству отлично известно, и Его Величество несомненно в свое время дал по этому предмету надлежащие указания…» (гл. 51, т. II, Граф С.Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая II, стр.438).

«…Вот, Редигеру было поставлено в упрек то, что как он смел сказать, что между командующими войсками имеются лица несоответствующие. По этому поводу он имел объяснение с Его Величеством. Его Величество поставил ему это в большой упрек и высказал, что после этого ему будет очень трудно оставаться военным министром… (там же, стр. 438).

«…Я думаю, что роль, сыгранная Генералом Редигером в этом вопросе, послужила даже последнею каплею неудовольствия на него Государя, хотя главная причина заключалась, несомненно, в другом, — в чем Генерал Редигер был совершенно прав, а именно в отрицательном его отношении к разделению Военного Министерства на две, совершенно самостоятельные части — на собственно Военное Министерство и на независящее от него Главное Управление Генерального Штаба. {360} Редигер не скрывал этого, говорил Государю не обинуясь, вызывая этим Его неудовольствие, и должен был уйти…» (гл. 4, ч. IV, т.1, Граф В.Н. Коковцев. Из моего прошлаго. Воспоминания 1903-1919. Издание журнала «Иллюстрированная Россия», Париж, 1933 г., OCR Нина и Леон Дотан (01.2003) ldnleon@yandex.ru).

В марте 1909 году А. Ф. Редигер был уволен в отставку в чине генерала от инфантерии, но оставлен членом Государственного Совета.

Но уже «…12 августа последовало упразднение совета государственной обороны, т. е. уничтожение доминирующего влияния Великого Князя Николая Николаевича на военные и морские дела…» (гл. 51, т. II, Граф С.Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая II, стр.448).

Подводя итоги своей работы на посту Военного министра Редигер говорил: «…В течение почти четырех лет я усиленно работал, и моя совесть была чиста в том отношении, что я сделал, что мог. Внезапное увольнение от должности вызвало во мне чувство обиды, которое держалось долго и лишь много позже сменилось благодарностью судьбе за то, что мне суждено [296] чтобы не нести какой-либо ответственности за политику, приведшую к войне 1914 года, и за вступление в войну с недостаточно подготовленной армией.…» (Гл. 12, т. II, А.Ф. Редигер, История моей жизни. Воспоминания военного министра. В двух томах, стр. 296).

Работа в Государственном Совете Редигеру не нравилась. «…Эти заседания были [298] мне крайне противны: сидеть и часами слушать речи, особенно на темы, которые меня не интересуют, для меня всегда было тягостно…» (Гл. 13, т. II, А.Ф. Редигер, История моей жизни. Воспоминания военного министра. В двух томах, стр. 298). В этот период он большую часть времени посвятил написанию своих воспоминаний.

10 октября 1909 он был избран в члены Финансовой комиссии, с состав ее VI отдела, рассматривавшего военную и морскую сметы, в которой затем состоял до 1917 года.

За проведение ревизии в морском министерстве он был награжден: «…На Пасху 1912 года я получил алмазные знаки Александра Невского — награду за работу по ревизии морского ведомства...» (стр. 345, гл.13, т.2. А.Ф. Редигер, История моей жизни. Воспоминания военного министра. В двух томах. — М.,).

Осенью 1917 года за несколько дней до Октябрьской революции Редигер с семьей покинули Петроград. Попасть в Крым, где он хотел обосноваться не удалось. Пришлось не мало поскитаться по Украине и Ново–России, прежде чем ненадолго осесть в городе Переяславле Полтавской губернии поблизости от села Черевки имения родителей жены. В Переяславле сделаны и последние записи его воспоминаний. Интересны его наблюдения об общественном мнении украинцев: «…Меня в эту зиму часто поражало, до чего многие украинцы были уверены в величии и богатстве Украины, в способности ее к самостоятельной жизни, наконец, в том, что Великороссия без Украины жить не может! Все это, конечно, объяснялось полным незнанием хотя бы самых элементарных статистических сведений о производительности и внешней торговле России! Даже люди сравнительно интеллигентные говорили, что Великороссия не может прожить без украинских пшеницы и сахара! С гордостью они также говорили об украинских войсках, оплоте их самостийности…» (там же, гл. 18, стр.469).

«…Редигер умер 26 января 1920 года в Севастополе.

За заслуги в служебной деятельности А. Ф. Редигер был награжден многими русскими и иностранными орденами.

А. Ф. Редигер был военным писателем — автором значител ьного числа работ по военной администрации, комплектованию и устройству армии, а также многочисленных статей в «Энциклопедии военных и морских наук», «Военной энциклопедии», «Русском Инвалиде», «Военном сборнике», журнале «Разведчик». В последнем Редигер сотрудничал со дня основания журнала и, владея несколькими иностранными языками, писал обзоры и рецензии на материалы зарубежных военных журналов и газет, издававшихся в Австрии, Германии, Италии, Норвегии, Финляндии, Франции, Швеции. Самая крупная работа Редигера «Комплектование и устройство вооруженной силы» (СПб., 1900), «За научное ее достоинство» была удостоена Императорской Академией наук одной из престижных высших наград — полной премии имени митрополита Макария…» (там же, Предисловие, стр. 7).

Много времени и сил он отдал написанию своих воспоминаний: А.Ф. Редигер, История моей жизни. Воспоминания военного министра. В двух томах. — М.: Канон-пресс; Кучково поле, 1999

© БиоЗвёзд.Ру