Главная Статьи Войти О сайте

Алексей Гришин-Алмазов

Алексей Гришин-Алмазов

полковник, государственный деятель.

Имя: Алексей
Фамилия: Гришин-Алмазов
Гражданство: Россия



Участник Первой мировой войны, командовал в чине подполковника артиллерийским дивизионом, причисленным к "ударным частям" или "частям смерти", свободных от влияния антивоенной пропаганды, в штабе 5-го Сибирского стрелкового корпуса, командир батареи в 35-м мортирном дивизионе.

За подвиг на фронте по ходатайству солдат был награжден Георгиевским крестом. Полковник царской армии (по другим данным, на момент увольнения его из армии большевиками, был подполковником). До Октябрьской революции 1917 г. участия в политической жизни не принимал, после - был помещен в тюрьму большевиками при штабе армии, позднее, в ноябре 1917 г., выслан административным порядком из пределов армии в Сибирь, уволен. Разделял идеи и программу эсеров.

С весны 1918 г., взяв псевдоним "Алмазов", маскируясь артистом, начал борьбу против большевиков, возглавив сначала подпольную антибольшевистскую организацию в Новониколаевске, затем стал начальником штаба белых организаций Сибири к западу от Байкала. Предполагался руководителем общего восстания белогвардейцев в Сибири.

В конце мая 1918 г. захватил власть в Новониколаевске офицерской подпольной группой и соединился с чехословацкими войсками Гайды. Командующий Западно-Сибирского военного округа. По вопросу о военном ведомстве потребовал совмещения военного отдела и командования, что и было утверждено в противовес проекту Гинса. Военный министр Временного Сибирского правительства (ВСП) и командующий Сибирской армией (июнь - сентябрь 1918 г.). Устроил себе квартиру в помещениях Гарнизонного Собрания Омска. Произведен в генерал-майоры. Опередил членов КОМУЧа в налаживании отношений с Уральским областным правительством, добившись соглашения с ним о признании автономии Урала, невмешательстве в его дела Сибири, готовностью оказания помощи против большевиков в обмен на признание власти ВСП.

Представлял ВСП на 1-м Челябинском совещании 15 июля 1918 г., ознакомив членов КОМУЧа с перспективами объединения и получив от них предложения по этому аспекту. Под его руководством была разбита Красная гвардия в Западной Сибири, подавлена забастовка на Анжерских копях в июле 1918 г. и военный мятеж на Алтае капитана Сатунина в июле - сентябре 1918 г. Провел очень успешную мобилизацию в армию, несмотря на помехи со стороны эсеров (к июлю – 37, 5 тысяч человек при 70 орудиях и 184 пулеметах, к сентябрю – 60 тысяч человек), почти не имея для этого средств. В то же время, он выступил против форсированной мобилизации и высказался, прежде всего, за скорейшее устройство тыла, а затем и вооруженных сил. Отменил льготы 31 июля 1918 г. на призыв родившихся в 1898 и 1899 гг., сделав повинность всеобщей.

Строил армию на началах строгой дисциплины. Запретил награждения в вооруженных силах. Выступил 17 августа 1918 г. за ужесточение дисциплины в армии. Поддержал группу И. Михайлова в конфликте ВСП с Сибирской Областной Думой (СОД). Присутствовал на заседаниях СОД. Высказывался за создание "всероссийского правительства", но с сохранением Сибиркой армии. Выступал за единовластие, но условия для его установления в Сибири считал тактически неподходящими в тот момент. Один из создателей и лидеров Административного Совета (АС). Проводил независимую линию в ВСП, часто игнорируя других министров и военных, что вызывало у многих, большей частью эсеров к нему неприятие. Так, его конфликт с Патушинским начался с игнорирования Гришиным-Алмазовым его приглашения на визит и зашел так далеко, что первый не мог выносить даже одного вида второго, говоря, что "Гришин-Алмазов похож не на военного, а на актера или журналиста". В то время Гришин-Алмазов не заботился о сближении с представителями гражданской власти, кроме И. Михайлова. Благодаря настойчивости Гришина-Алмазова, потребовавшего от правительства ясной реакции на отношение к 1-й мировой войне, ранее уклонявшемуся от отношения к Брестскому миру и продолжению борьбы против стран Германского блока, ВСП выступило на стороне Антанты. В этом поступке Вологодский, П. Михайлов, Е. Колосов усмотрели проявления бонапартизма и решили от Гришина-Алмазова избавиться. Кроме того, Вологодскому казалось, что Гришин-Алмазов не проявляет по отношению к нему уважения. К этому добавилось настойчивое стремление "китов эсеровщины" Западной Сибири – Кроля, Фельдмана и Гольдберга путем воздействия на Вологодского во время заседаний СОД добиться его устранения и не допущения попадания его в Директорию. Это было во многом потому, что Гришин-Алмазов выступил, с военной точки зрения, против переезда столицы Белой Сибири в Томск. Натолкнувшись на нежелание со стороны "союзников", особенно англичан, оказать помощь антибольшевистским силам Сибири, подверг их за это резкой критике в бездействии по оказанию помощи России, которая играла главную роль, по его мнению, в 1-й мировой войне. Это произошло в конце августа 1918 г. в Челябинске на конференции областных правительств, Чехословацкого Национального совета и союзных миссий, на которой решался вопрос о создании всероссийской власти и месте созыва государственного совещания. Столкнулся при этом с группой министров ВСП, которые замалчивали политику Антанты в отношении антибольшевистских сил. "Союзники" были оскорблены им и потребовали его отставки. На Совете Министров он был обвинен в бонапартизме и стремлении к захвату власти в Сибири, оскорблениях "союзников" и другом.

Получил от Кудашева 5 сентября 1918 г. пожелание работать с белыми и в тот же день отправлен в отставку, на место которого назначили Иванова-Ринова. На этом лично настаивала группа левых министров, в том числе Головачев, Крутовский, Патушинский, Шатилов, а также Вологодский. В этот же день собрал на своей квартире членов поддерживавшего Гришина-Алмазова АС, где убеждал их бороться против эсеров и заявил, что, несмотря на свою правоту и готовность армии поддержать его, втягивать ее в конфликт с Советом министров не будет, так как это может привести воинские части к разложению. В то же время, он вел переговоры с одной из воинских частей об его поддержке в случае обострения конфликта между АС и Совмином, что стало известно правительству. Отказывался признать свою отставку и вступление в должность Иванова-Ринова, мотивируя это неполучением указа о своем увольнении и выдачей этого указа атаману. Вынужден признать свое поражение из-за стремления АС, не настаивавшего на присутствии его в правительстве, сохранить единство белых рядов с ВСП.

Уехал 22 сентября 1918 г. на юг, в район расположения Добровольческой армии, для установления связи между разными представителями антибольшевистских сил и создания "единого фронта". На Ясском совещании 30 ноября – 2 декабря 1918 г. выступил с речью, касавшейся вооруженной борьбы против большевиков в Сибири и содержавшей очень резкую критику ВСП за его "революционность". По поручению Деникина формировал новые части для Добровольческой армии в Таврии.

С декабря 1918 г. по февраль 1919 г. по приказу Деникина исполнял обязанности военного губернатора Одессы и командующего войсками Одесского района. Сложил с себя исполнение этой должности при высадке французов в Одессе, перейдя в штаб Деникина. Генерал Деникин послал его к адмиралу Колчаку в апреле с важными документами и письмами.

Пересекая Каспийское море, находясь на пассажирском корабле в сопровождении английского вспомогательного крейсера "Крюгер", у форта Александровского, были замечены краснофлотским эсминцем "Карл Либкнехт", 5 мая 1919 г. вынужден застрелиться, предварительно уничтожив все ценные документы, чтобы не попасть в плен, поскольку английские моряки бросили Гришина-Алмазова на произвол судьбы, не приняв боя. Существуют версии, согласно которым он был предан кем-то из своей охраны – горцев Кавказа, якобы сообщившим большевикам о выходе Гришина-Алмазова в море. По другой версии, он был убит, уже находясь на "Карле Либкнехте" одним из большевиков.

Г.К. Гинс о Гришине-Алмазове

Гришин-Алмазов, еще совсем молодой человек, ушедший с войны в чине подполковника, отличался ясностью ума, точностью и краткостью слога. Он отлично говорил, без цветистости и пафоса, но с темпераментом и убедительностью. Доклады его в Совете министров были всегда удачны. С его стороны не проявлялось упрямства и своеволия, он был лоялен к власти, но не скрывал, что, представляя реальную силу, он требует, чтобы с ним считались.

Его тенденции были очень определенны. Он стремился к созданию всероссийского правительства, но сохранению сибирской армии. Его симпатии были на стороне единовластия, но он считал тактически несвоевременным останавливаться на этой форме вл асти. Я не знал в Омске военного, который бы годился больше, чем Гришин, для управления Военным министерством в демократическом кабинете.

Недостатком Гришина была его самоуверенность. Он был убежден в неспособности всех прочих конкурировать с его влиянием и значением в военных кругах. Он игнорировал министров Сибирского Правительства, забывая, что это может вооружить их против него, и действительно нажил себе врагов, например, Патушинского, исключительно на личной почве, из-за неотданного визита. Даже Вологодский «имел зуб» против Гришина, который, как ему казалось, оказывал председателю Совета министров недостаточное уважение. Все это проистекало исключительно из-за молодой самовлюбленности генерала, не интересовавшегося тем, как к нему относятся окружающие.

Г.К. Гинс. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920: Впечатления и мысли члена Омского Правительства. М, Крафт+, 2007. с. 148-149.

© БиоЗвёзд.Ру