БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Алексей Козлов

Алексей Козлов

Русский философ

Имя: Алексей
Фамилия: Козлов
Дата рождения: 08.02.1831
Гражданство: Россия

Родился 8 февраля 1831 в Москве. Окончил историко-филологический факультет Московского университета (1854). Серьезное влияние на него оказали философские идеи А.Шопенгауэра, а в дальнейшем — Э.Гартмана. Козлов публикует изложение философской системы Э.Гартмана: Философия бессознательного Эд.Гартмана (1873—1875). В 1876 занял должность приват-доцента кафедры философии Киевского университета. В 1884 Козлов защищает докторскую диссертацию Генезис теории пространства и времени у Канта и становится профессором Киевского университета. В 1885—1887 издает «Философский трехмесячник» — первый в России философский журнал. Среди наиболее важных сочинений Козлова — Философские этюды (1876); Философия как наука (1877); Философия действительности, изложение системы Дюринга (1878); Современные направления в философии (1881—1882). После выхода из-за болезни в отставку (1887) продолжает заниматься философией, издает философский сборник «Свое слово» (1888—1898). Умер Козлов в Петербурге 27 февраля 1901.

Собственную философскую систему Козлов именовал «панпсихизмом». Он признавал связь своих воззрений с рядом учений европейской философии, в том числе с системами Канта и Шопенгауэра, но прежде всего с традицией лейбницианской монадологии (Лейбниц, Лотце, Тейхмюллер). Человеческое «я», согласно Козлову, обладает духовной субстанциальностью, которая становится предпосылкой свободной творческой активности личности. Субъективные, внутренние переживания также активны и совершенно реальны. Гораздо в большей степени сомнительна реальность «внешнего» мира. Собственно говоря, для концепции «панпсихизма» внешних по отношению к сознанию реальностей в онтологическом смысле не существует. Действительность плюралистична, она есть не что иное, как множество индивидуальных субстанций-монад. «Под бытием разумеется первоначальная и непосредственная данность и действительность субстанций с их деятельностями и содержанием». Отстаивая принцип субстанциального единства «я», Козлов оспаривал попытки (Юма, позитивистов) свести такое единство к комплексу ассоциаций либо (материалистический вариант) к физическим и биохимическим процессам.

Онтологический плюрализм мира, согласно теории панпсихизма, предполагает сложную иерархическую организацию. Высочайшей из субстанций признается Бог, в сознании которого мир только и существует как завершенное целое, вне времени и пространства. Для прочих субстанций-монад мир дан в своем временном измерении. Впрочем, время, по Козлову, в существенной степени субъективно и не сводится к физическим характеристикам. Прошлое и будущее соединяются в индивидуальном опыте субъекта и существуют неотделимо от желаний, волевых усилий и надежд последнего. Козлов признавал также наличие «трансцендентного», не доступного человеческому познанию вида бытия. Основная же цель познания заключается в понимании иерархических связей и отношений разнообразных субстанций. Именно эту задачу решают, согласно Козлову, философские науки, к которым он относил метафизику, логику, психологию, этику и эстетику.

Кантианские мотивы присутствуют в этике Козлова. Он определяет нравственное как «долженствующее быть» и критически оценивает представления о нравственной предрасположенности и прирожденных нравственных качествах. Возможность нравственных действий самым непосредственным образом связывается им с проблемой свободы личности. Свобода суверенных субстанциальных индивидов проявляется в их стремлении к высшему благу, однако не гарантирует достижения положительного результата уже «в этом мире». Абсолютное благо и счастье относятся к той сфере «неопределенного бытия», которая трансцендентна для всякого человеческого опыта. Козлов критически оценивал этические доктрины, признающие в качестве важнейшего нравственного принципа стремление к счастью, личному или всеобщему. В духе Шопенгауэра Козлов рассуждал о том, что подобные стремления не только обречены на неизбежную неудачу (в земном мире подлинное счастье, как индивидуальное, так и всеобщее, недостижимо в принципе), но и ведут к последствиям, далеким от каких бы то ни было моральных идеалов: к столкновению интересов и вражде, к утопическим иллюзиям. Козлов формулирует своеобразный нравственный императив, отвечающий общим принципам философии панпсихизма: «Цель человеческой жизни вовсе не есть счастье и наслаждение, а всестороннее усовершенствование нашего существа посредством нашей деятельности, соединенной со всеми субстанциями, составляющими мир».

© БиоЗвёзд.Ру