БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Анатолий Савин

Анатолий Савин

Советский и российский учёный в области глобальных космических информационно-управляющих систем и реактивного управляемого оружия.

Имя: Анатолий
Фамилия: Савин
Дата рождения: 06.04.1920
Гражданство: Россия

Родился 6 апреля 1920 года в городе Осташкове Тверской области. Отец – Савин Иван Николаевич (1887–1943). Мать – Савина Мария Георгиевна (1890–1973). Супруга – Григорьева Евгения Васильевна (1919–1998). Дочери: Савина Лидия Анатольевна (1942 г. рожд.), инженер-конструктор; Савина Ирина Анатольевна (1949 г. рожд.), художник. Внучки: Евгения Сергеевна (1970 г. рожд.), педагог; Александра Сергеевна (1973 г. рожд.), художник.

Детские годы А. Савина связаны с красивейшим среднерусским местом – озером Селигер. На всю жизнь он сохранил память о доброжелательности, уважительности и бескорыстии здешних людей. С ранних лет Анатолий Савин полюбил рыбалку, плавание, лыжи – этим увлечениям он хранит верность до сих пор. Конечно, времена тогда были не из легких, но и сегодня, по прошествии десятилетий, Анатолий Иванович вспоминает их как счастливую пору – он считает, что в преодолении трудностей закалялась воля мальчишек 1920–1930-х годов.

В середине 1930-х годов семья Савиных переезжает в Смоленск, где Анатолий поступает в 9-й класс одной из лучших средних школ города. Получив аттестат зрелости с отличием, он отправляется в Москву и в 1937 году без вступительных экзаменов становится студентом МВТУ имени Баумана. На 3-м курсе после реорганизации структуры вуза А. Савин зачисляется на факультет артиллерийского вооружения.

С началом Великой Отечественной войны Анатолий вступил в народное ополчение, однако вскоре (по распоряжению И.В. Сталина, касающемуся студентов крупнейших институтов) его отзывают с фронта и направляют в город Горький на завод ? 92 – один из крупнейших по производству полевой и танковой артиллерии в СССР.

Завод возглавлял опытный директор А.С. Елян, сумевший рассмотреть и оценить инженерно-конструкторские и организаторские способности Анатолия Савина, который, работая мастером в цехе противооткатных устройств, предложил ряд новшеств в конструкции танковой пушки Ф-34 знаменитого В.Г. Грабина – главного конструктора завода ? 92. Грабин холодно отнесся к предложениям студента, однако вера и упорство Еляна и Савина подтвердили правоту молодого конструктора.

Вспоминает Анатолий Иванович Савин:

Положение на фронтах было почти катастрофическим. Немецкие войска продвинулись к окраинам Москвы, Ленинград в блокаде, на Юге оккупирована большая часть Украины.

С особой остротой стоял вопрос об артиллерийском вооружении. Во всех войнах тех времен артиллерия всегда играла доминирующую роль. Победить в войне с гитлеровским фашизмом, и это стало ясно с первых дней войны, можно было только обладая мощной полевой, противотанковой, танковой, самоходной артиллерией.

Главнейшей задачей Наркомата вооружения и Наркомата обороны стало срочное максимальное увеличение выпуска артиллерийских систем этого профиля в предельно сжатые сроки. Единственным действующим заводом, выпускающим такие артиллерийские системы, в это время оказался наш завод ? 92 в городе Горьком, так как большинство оборонных заводов Москвы, Ленинграда, Украины находились в стадии перебазирования на восток. Контроль за работой завода непосредственно обеспечивали нарком Д.Ф. Устинов и председатель ГКО И.В. Сталин. Так что мы оказались на самом острие событий.

Осенью 1941 года нарком вооружения Д.Ф. Устинов приехал на завод.

Завод ? 92 был построен в период первых пятилеток и оснащен для выпуска артиллерийских систем по полному технологическому циклу от собственной металлургии до сборки и испытания законченных изготовителем систем. В это время он находился в стадии освоения новых образцов танковой пушки Ф-34 и дивизионной Ф-22-УСВ конструкции В.Г. Грабина, конструкторское бюро которого размещалось также на территории завода. Директором завода был Амо Сергеевич Елян, назначенный за год до начала войны, до этого – директор патронного завода в Ульяновске. По сути, этим руководителям в дальнейшем и предстояло вместе с наркомом вынести всю тяжесть и ответственность за выполнение поставленной задачи, сыгравшей неоспоримую роль в переломе хода Великой Отечественной войны: разгроме немцев под Москвой в 1941 году, победе в Сталинградской и Курской битвах.

Дмитрий Федорович детально ознакомился с состоянием дел на заводе. Здесь в это время выпускалось 5–6 тысяч орудий в год. Необходимо было увеличить выпуск полевых, танковых и противотанковых пушек в 15–20 раз.

Нарком вместе с руководителями предприятия разработали конкретные мероприятия по всем линиям: организации производства, реконструкции завода и снижения трудозатрат, уменьшения себестоимости изделий путем совершенствования конструкции и технологии их изготовления.

К тому времени мною в инициативном порядке на основе анализа принятых к производству противооткатных устройств танковой пушки Ф-34, устанавливаемой на танках Т-34, а впоследствии и на танках КВ, была разработана и предложена новая конструкция противооткатных устройств. Замена существующей конструкции противооткатных устройств в пушке Ф-34 на предлагаемую мною конструкцию позволяла существенно сократить трудозатраты на их производство, повысить их качество при уменьшении веса, габаритов и сэкономить расход дорогостоящих материалов. Как оказалось впоследствии, общий эффект от внедрения этой конструкции в денежном исчислении составил более 5 миллионов довоенных рублей в год (около 300 млн. руб. по курсу 2000 г.). В процессе обсуждения намечаемых мероприятий по увеличению выпуска пушек я был представлен директором завода Д.Ф. Устинову как изобретатель новых противооткатных устройств, проявивший полезную инициативу в сложившейся непростой ситуации.

Встреча происходила в цехе во время ознакомления с состоянием дел в производстве противооткатных устройств. Директор меня предупредил, что я буду рассказывать наркому о своем изобретении. Поскольку я уже испытал довольно равнодушное отношение к своему предложению со стороны конструкторского бюро В.Г. Грабина, то не придавал особого значения этому событию, так как представлял себе наркома как весьма солидного человека, отягощенного сложными государственными делами, которому трудно, как говорится, «на ходу» вникнуть в существо предлагаемого нового предложения и принять решение.

Об Устинове я ничего не знал, поскольку уровень наркомов меня не слишком интересовал, так как я был рядовым солдатом в промышленной армии, а он – главнокомандующим. Дистанция огромного размера. Впечатление от него как от человека было ошеломляющим. Я увидел физически сильного, смелого, молодого парня с залихватским чубом густых светлых волос, с умным проницательным взглядом и очень быстрой реакцией на все происходящее. Он детально, как хороший инженер-конструктор, разбирался в противооткатных устройствах, технологии их изготовления и организации производства. Заметно было, что его в первую очередь интересовало все, что позволяло сократить сроки изготовления, количество дефицитных и дорогостоящих материалов и возможность реконструкции производства с целью увеличения количества изготовляемой продукции. Определив, что существующие площади не позволят резко увеличить выпуск противооткатных устройств, он предложил срочно построить новый специальный цех противооткатных устройств (этот цех площадью более 10 тыс. кв. м был построен и введен в эксплуатацию за 26 дней).

О моем докладе он высказался одобрительно и поддержал необходимость быстрейшего внедрения этой конструкции в танковые орудия, запущенные в производство, несмотря на мнение противников этого решения среди конструкторов и производственников, опасавшихся, что это вызовет нарушение планов выпуска. Решение было выполнено, и, как показало время, оно оказалось правильным и сыграло значительную роль в общих мероприятиях по увеличению выпуска пушек.

Новые противооткатные устройства конструкции А.И. Савина были изготовлены, прошли все виды испытаний, и в конечном счете пушка Грабина

Ф-34 с противооткатными устройствами А.И. Савина поставлена на вооружение Красной армии. Эта пушка изготавливалась заводом серийно для оснащения танка Т-34 и вместе с танком вошла в историю Великой Отечественной войны как одно из самых эффективных орудий тех лет – как и полевая пушка конструкции Грабина ЗИС-3, которая также выпускалась заводом ? 92. В короткие сроки выпуск артиллерийских систем возрос с 3–4 до 150 единиц в день.

В 1942 году В.Г. Грабин вместе с основным составом своего КБ был переведен в Москву, где возглавил вновь созданное Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ) в Подлипках. На заводе ? 92 осталась группа конструкторов, объединенная в конструкторский отдел, который возглавил

А.И. Савин.

В 1943 году нарком вооружения СССР Д.Ф. Устинов назначает А.И. Савина главным конструктором завода ? 92, которому было поручено создание пушки

85-мм калибра для перевооружения танка Т-34 в связи с появлением информации о вооружении немецкой армии танками типа «Тигр», «Пантера» и САУ «Фердинанд». В КБ завода при участии ЦАКБ была создана пушка ЗИС-С-53, а также противотанковая пушка ЗИС-2, которые сыграли заметную роль в победе на Курской дуге.

Всего за годы войны Горьковский завод ? 92 выпустил более 100 тыс. различных орудий, непрерывно наращивая темпы выпуска и снижая себестоимость продукции за счет совершенствования конструкции и технологии изготовления, – в большой степени благодаря усилиям конструкторского коллектива под руководством А.И. Савина. В 1946 году главный конструктор А.И. Савин удостоен Сталинской премии I степени. В том же году без отрыва от производства он окончил МВТУ имени Баумана.

Новый этап в творческой биографии А.И. Савина связан с атомным проектом. Рассказывает его непосредственный участник академик Анатолий Иванович Савин:

Еще не было победы под Берлином, не было атомных взрывов в Хиросиме и Нагасаки, а руководство Советского Союза приступило к разрешению атомной проблемы. Создание атомной бомбы для страны, выдержавшей беспрецедентную в моральном и экономическом отношениях войну и добившейся Победы ценой огромных усилий и жертв, явилось новым тяжелым испытанием для всего советского народа.

Основные ресурсы страны в период создания первых образцов задействовались не на создание непосредственно самой атомной бомбы, а на получение в больших количествах обогащенного урана и плутония. Технология получения этих материалов требовала специального оборудования в огромных количествах. Оно создавалось впервые в мировой практике в условиях необычайной секретности. Специалистов в этой области не было, ученые, инженеры, конструкторы, технологи, производственники, строители, монтажники и эксплуатационники должны были работать, формируя совершенно новое научно-техническое направление, начиная с нуля, при этом соблюдая строжайшие правила, предотвращающие утечку информации.

Для решения этой сложнейшей научно-технической и производственной проблемы в Совете министров СССР было создано специальное правительственное учреждение с самыми широкими полномочиями – 1-е Главное управление Совета министров СССР. Возглавлял его Б. Л. Ванников, который в военное время был наркомом боеприпасов СССР, а в довоенное время – наркомом вооружения СССР до назначения на эту должность Д.Ф. Устинова.

В качестве головной организации, ответственной за научно-техническую сторону реализации проекта, при Академии наук СССР была создана специальная Лаборатория измерительных приборов Академии наук (ЛИПАН), которую возглавил научный руководитель атомного проекта И.В. Курчатов.

Одним из сложнейших направлений в получении материалов для атомной бомбы стало выделение урана-235 из природного урана методом газовой диффузии.

В 1945 году по решению 1-го Главного управления наш завод был подключен к созданию опытной многокаскадной уста-новки, предназначенной для экспериментальной проверки основных физических процессов с целью определения возможности практи-ческой реализации заданного главного параметра – коэффи-циента обогащения и уточнения исходных данных, необходимых для рабочего проекти-рования оборудования и завода в целом. Уже начало работ показало, что создание и испытание установки с полным подтверждением исходных данных займет значительное время. Поэтому Д.Ф. Устинов, Б.Л. Ванников и А.С. Елян принимают решение – параллельно с созданием опытной установки разрабатывать рабочий проект завода исходя из имеющихся данных.

Для этого на заводе ? 92 создается Особое конструкторское бюро. Начальником ОКБ назначен директор завода, главным конструктором ОКБ – главный конструктор завода. В результате эта роль выпала на мою долю. Так мне, инженеру-артиллеристу, пришлось осваивать совершенно новую сферу деятельности. Впрочем, не только мне, но и всем участникам этого гигантского проекта.

Работы развернулись в начале 1945 года и до окончания – ввода в эксплуатацию завода Д-1 в районе Нижнего Тагила – находились под самым пристальным вниманием лично И.В. Сталина, а так же Л.П. Берия, Д.Ф. Устинова, В.М. Рябикова (первого заместителя Устинова), И.В. Курчатова. Программа создания диффузионного завода Д-1 выполнялась теми же методами, что и военные заказы по артиллерии во время войны. Новизна проблемы дала мощный импульс научно-исследовательским работам в ОКБ.

Со стороны 1-го Главного управления СМ СССР (Б.Л. Ванников) и Наркомата вооружения СССР (Д.Ф. Устинов, В.М. Рябиков) были созданы необходимые условия для совместной работы ученых-физиков, конструкторов, технологов и производственных рабочих разнообразных специальностей. Этими правительственными структурами обеспечена всесоюзная кооперация предприятий для выполнения огромного объема работ, планирования, финансирования и контроля за их исполнением. Не стоит, видимо, особо подчеркивать, что требования к выполнению сроков и качеству работы были наивысшими. Все это в конечном итоге определило успешное завершение программы по созданию диффузионного завода Д-1.

В КБ Горьковского завода под руководством А.И. Савина по заданиям академиков И.В. Курчатова, И.К. Кикоина, А.П. Александрова, А.И. Алиханова разрабатывается ряд основных конструкций для промышленных технологий получения обогащенного урана и плутония. Создан комплекс оборудования по диффузионному разделению изотопов урана, что позволило в кратчайший срок создать производство оружейного урана. В рамках этого проекта А.И. Савиным спроектирована сложнейшая система разгрузки облученных урановых блоков и реактора на тяжелой воде (проект ОК-180). Заслуги конструктора отмечены двумя Сталинскими премиями.

С началом «холодной войны» для советского оборонного комплекса приоритетной стала задача создания новых систем вооружения – реактивных управляемых комплексов (РУК), прежде всего класса «воздух–море»: вероятный противник обладал мощным военно-морским флотом, способным проводить ракетные атаки, в том числе с использованием ядерного оружия. Складывалась ситуация, в которой СССР не обладал средствами отражения подобного ракетного нападения.

В качестве головной организации по созданию реактивного управляемого оружия в 1947 году по решению Правительства СССР создается конструкторская организация в подчинении 3-го Главного управления – конструкторское бюро ? 1 (КБ-1). Научный руководитель – Павел Николаевич Куксенко, главный конструктор – Сергей Лаврентьевич Берия.

В 1951 году для повышения эффективности работ по созданию новых видов вооружения в КБ-1 переводятся директор Горьковского завода ? 92 А С. Елян, главный конструктор А.И. Савин и группа сотрудников. Работу на новом месте Анатолий Иванович начинает заместителем начальника конструкторского отдела, затем назначается заместителем главного конструктора и далее – главным конструктором СКБ-41, созданного в 1953 году в результате масштабной реорганизации КБ-1. Реактивное управляемое оружие становится новым объектом и этапом в жизни лауреата трех Сталинских премий конструктора А.И. Савина.

Создание системы «Комета» – яркая веха в военной истории нашего Отечества. Начавшиеся в 1947 году работы по этому проекту завершились успешными испытаниями системы уже в 1951-м. Мишенью был выбран крейсер «Красный Кавказ», курсировавший по согласованной схеме вдоль берегов Крыма. Испытания шли «по нарастающей»: сначала отрабатывались отцепление реактивного самолета-снаряда КС-1 от самолета-носителя Ту-4 и его подлет к цели в направляющем луче радиолокационной системы, затем – атака корабля самолетом-снарядом без боевой части, наконец, было совершено поражение «Красного Кавказа» самолетом-снарядом с боевым зарядом. В результате точного попадания корабль разломился надвое и через 3 минуты затонул. В 1952 году комплекс принимается советской морской авиацией на вооружение.

Значительный вклад коллектив КБ-1 внес в создание уникальной непроницаемой для самолетов противника противовоздушной обороны Москвы, представляющей собой сложную территориальную систему взаимосвязанных объектов: радиолокационных средств предварительного оповещения на дальних расстояниях, мощных зенитных комплексов, средств управления системой в целом и средств обеспечения непрерывного боевого дежурства. Масштаб проведенных работ в определенной мере передают цифры: в рамках проекта уже к 1953 году введены в действие: центральный, запасной и 4 секторных командных пункта, 8 технических баз для хранения и технического обслуживания боекомплектов 3360 зенитных ракет, 500 км бетонных дорог вокруг столицы, 60 жилых поселков, 22 объекта внутреннего и 34 объекта внешнего кольца, в которые входили комплексы зенитных ракет, стартовые позиции, системы связи с командными пунктами. Система могла вести одновременный обстрел 1120 (!) подлетающих к Москве целей.

«В те годы при непосредственном участии и под руководством А.И. Савина разработан ряд оборонных систем классов “воздух–море” (“Комета”, “К-10”, “К-22”, “К-22 ПСИ”), “воздух–земля” (“К-20”), “воздух–воздух” (“К-5” и ее модернизации – «К-5М», “К-51”, «К-9»), “земля–море” (“Стрела”), “земля–земля” (“Метеор”, “Дракон”), “море–море” (“П-15”)».

В 1950-х годах А.И. Савин обучается в аспирантуре при КБ-1, в 1959 году он защищает кандидатскую диссертацию, в 1965 году становится доктором технических наук.

С 1960 года А.И. Савин – начальник СКБ-41. Он предлагает коллективу и руководству отрасли начать работу в новом научно-техническом направлении: разработка глобальных космических информационно-управляющих систем, которые должны обеспечить стратегический паритет в космосе.

Рассказывает академик А.И. Савин:

К началу моей работы в КБ-1 основные обязанности распределялись следующим образом. С.Л. Берия, Д.Л. Томашевич и группа офицеров Академии имени Можайского вели системы «Комета» и ШБ-32, П.Н. Куксенко и А.А. Расплетин – систему «Беркут». Вскоре я был назначен заместителем главного конструктора С.Л. Берии по предприятию.

После отставки С.Л. Берии и П.Н. Куксенко, заместитель главного конструктора по науке А.А. Расплетин был назначен главным конструктором по зенитной ракетной тематике, а я – одним из его заместителей. Начальником предприятия стал В.П. Чижов, главным инженером Ф.В. Лукин. В феврале 1955 года в составе КБ-1 были образованы СКБ-31 и СКБ-41. Главным конструктором СКБ-41 назначили А.А. Колосова, а меня – его заместителем.

Вскоре наступили довольно тяжелые времена для нашего конструкторского коллектива. С одной стороны, после заявления Н.С. Хрущева о бесперспективности стратегической авиации стали сворачиваться работы по самолетным системам реактивного вооружения – нашей основной тематике. С другой стороны, чрезмерное увлечение главы государства ракетостроением привело к бурному росту ракетных КБ.

Г.В. Кисунько занимался экспериментальной системой ПРО, и к нему начался приток кадров от Расплетина и Колосова. Видя растущий буквально не по дням, а по часам авторитет Григория Васильевича, специалисты переходили к нему на работу. Он принимал их охотно, тем более что штатное расписание его СКБ-30 постоянно увеличивалось. Александр Андреевич занимался модернизацией системы противовоздушной обороны Москвы, и руководство страны относилось к его деятельности благосклонно. Мы же оказались под угрозой закрытия. Надо было спасать коллектив.

Разрабатывая авиационные, зенитную и противотанковую системы, я обратил внимание на совершенно новую и, как мне показалось, очень близкую нам космическую тематику. Наше оружие предназначалось для борьбы с подвижными целями – авианосцами, самолетами, танками. Поражение маневрирующей цели – сложная задача, поэтому главное внимание мы уделяли созданию систем управления и наведения ракет. Постепенно сложился уникальный коллектив специалистов высокого класса. Среди разработчиков баллистических ракет (БР) таких специалистов не было, так как БР предназначены для борьбы с неподвижными целями.

Раздумывая над перспективами нашего ОКБ, я понял: либо мы перейдем на космическую тематику, либо прекратим свое существование как коллектив. Позвонив В.Н. Челомею, я попросил меня принять. Владимир Николаевич сразу назначил время, и вскоре мы встретились в его КБ. К встрече я подготовился основательно, начертил схемы, которыми иллюстрировал свой рассказ. Челомей слушал внимательно, но окончательного ответа не дал. Встреча закончилась.

Я ждал. Начали доноситься слухи о том, что с «космическими» идеями к Челомею обратились несколько ведущих конструкторов. Будут ли приняты мои предложения? Наконец мне сообщили, что В.Н. Челомей назначил совещание. Когда я приехал, в его кабинете уже сидели Расплетин, Кисунько и Калмыков. Они обсуждали между собой распределение ролей в рамках будущей тематики. Причем делали это, подчеркнуто игнорируя мое присутствие. Челомей начал совещание. Слушая его, я почувствовал, что почва уходит из-под ног. В конце своей речи он объявил о том, что противоспутниковую систему поручает Кисунько, а морскую космическую разведку – Расплетину.

После этого я выступил и обосновал иную стратегию и тактику ведения работ. В.Н. Челомей, видя, что решение явно не готово, не стал устраивать «свару» и прекратил совещание. Вскоре вышло постановление директивных органов, которое произвело эффект разорвавшейся бомбы. В нем поручалось нашему СКБ-41 проведение комплекса работ по космической разведке и в сфере противоспутниковой обороны.

В результате реорганизации СКБ-41 было преобразовано в ОКБ-41 с единой космической тематикой. Магистральным направлением работ стало создание комплекса противоспутниковой обороны, перед которым ставились задачи по перехвату и поражению искусственных спутников Земли военного назначения вероятного противника, пролетающих над территорией СССР.

А.И. Савин становится главным конструктором комплекса. Созданные в последующие годы под руководством Анатолия Ивановича космические системы уникальны. Проводившийся цикл научно-исследовательских работ по оптоэлектронике, информатике, радиофизике, радиотехнике и радиоэлектронике, фундаментальных научных исследований атмосферы, океана, суши и околоземного космического пространства обеспечил создание физических основ обнаружения и идентификации слабо-контрастных малоразмер-ных и пространственно-протяженных объектов на фоне различных образова-ний в атмосфере, океане, на суше и в околоземном космическом простран-стве. Особое место отведено исследованиям в области информатики и обработки изображений, а также гидродинамики морей и океанов, разработки и моделей фоново-целевых обста-новок. Предложения А.И.Савина по созданию систем дистанционного видения подводных сцен с помощью оптических и радиолокационных аэрокосмических средств намного опередили имевшиеся аналоги.

Пионерными стали также работы А.И. Савина и его школы по дистанционному зондированию с целью глобального и регионального экологического мониторинга Земли. В кооперации с ОКБ-52 В.Н. Челомея А.И. Савиным и его ОКБ создается уникальный и эффективный автоматизированный комплекс противоспутниковой обороны. Его составляющие – наземный командно-вычислительный и измерительный пункт (объект 224-Б), специальная стартовая площадка на полигоне Байконур (объект 334-Б), ракета-носитель и космический аппарат-перехватчик.

Испытания комплекса начались в 1968 году. Первое в мире успешное поражение цели в космосе состоялось в августе 1970 года: боевой расчет системы противокосмической обороны (ПКО) получил задачу уничтожить искусственный спутник Земли. «Охота» в космосе завершилась с максимальным эффектом: осколочно-боевая часть боевого снаряжения разнесла мишень на куски.

В 1979 году комплекс ПКО был поставлен на боевое дежурство. Американские спутники, образно говоря, оказались «на крючке».

К моменту начала американской программы СОИ (1983) СССР уже уничтожил в космосе до десятка спутников. В 1985 году, уже после того как Ю.В. Андропов декларировал одностороннее обязательство СССР не выводить оружие в космос, американская ракета «Срэм-Альтаир» поразила в космосе спутник-мишень. В печати США и западных стран это подавалось не только как первое боевое испытание нового поколения американского противоспутникового оружия – системы АСАТ, но как вообще первое поражение мишени-спутника в космическом пространстве. Американцы лукавили – на тот момент они проигрывали СССР, и немало. 18 августа 1983 года прозвучало заявление главы Советского государства, и комплекс противокосмической обороны замолчал. Замолчал, но не «умер». Он по-прежнему находился на боевом дежурстве; испытания в космосе были прекращены.

В конце 1950-х годов в ОКБ-52 было создано противокора-бельное оружие – самонаводящиеся опе-ративно-тактические крылатые ракеты с большой дальностью действия. Этим ракетам для их загоризонтного пуска была необходима информация о морской обстановке. Прини-мается решение об использовании в этих целях космических аппаратов, оборудованных средствами всепогодного наблюдения за надводными кораблями. ОКБ-41 под руководством А.И. Савина успешно осуществило работы по созданию наземных радиоэлектронных комплексов системы и бортовых средств управления космических аппаратов.

По мнению первого командующего войсками ракетно-космической обороны генерал-полковника Ю. Вотинцева, первое по значимости место среди средств, которые поступили в распоряжение войск ПРО и ПКО для защиты страны, следует отдать системе предупреждения о ракетном нападении (СПРН):

Она предназначена для своевременного, с высокой достоверностью, обнаружения ракетно-ядерного удара, наносимого с любого континента, из любой точки акватории Мирового океана, с выдачей информации на оповещаемые пункты управления. Эта система стала надежной уздой для любого агрессора. Она гарантированно исключала возможность неожиданного безответного ядерного удара.

Работы по расширению боевых возможностей комплекса ПКО продуктивно велись и в дальнейшем. Созданные системы обеспечили Советскому Союзу необходимую информационную базу, на основе которой строится современная оборонная концепция стратегического равновесия.

В 1973 году коллектив ОКБ-41 под руководством А.И. Савина отделился от ЦКБ «Алмаз», в состав которого входил раньше. Был создан Центральный научно-исследовательский институт «Комета», Генеральным конструктором и Генеральным директором которого на 27 последующих лет стал Анатолий Иванович. В состав ЦНИИ вошли также завод «Мосприбор» и СКБ-39.

В 1979 году на базе ЦНИИ «Комета» образовано НПО, а затем (1985) – Центральное научно-производственное объединение (ЦНПО) «Комета». В единой организации вокруг ЦНИИ «Комета» были собраны филиалы в Ереване, Рязани, Ленинграде, Киеве, заводы в Алма-Ате и Вышнем Волочке и отдельные подразделения в Московской области и Тбилиси.

В 1970-х годах коллектив А.И. Савина разрабатывает систему, обеспечивающую оперативное обнаружение стартов (одиночных, групповых и массовых) и отслеживание траекторий межконтинентальных баллистических ракет (МБР) по излучению факела двигательной установки в инфракрасном диапазоне. В последующие годы это вылилось в создание глобальной системы обнаружения стартов МБР, размещенных на самолетах, на наземных (шахтных) пусковых установках и на подводных лодках. Для этой системы ЦНИИ «Комета» разрабатывал широкополосный радиоизмерительный управляющий комплекс (РИУК), наземные и бортовые средства управления, алгоритмическое и программное обеспечение.

Несмотря на проблемы с финансированием в период «перестройки», к 1990 году полностью завершены электромонтажные работы, установка и настройка аппаратуры на объектах системы, изготовлены первые летные космические аппараты, отработаны штатные программы анализа специнформации.

В первой половине 1990-х годов в рамках программы были запущены на орбиту 3 спутника. Успешно пройдя летно-конструкторские и государственные испытания, Указом Президента РФ от 25 декабря 1996 года система принята на вооружение.

Оценивая ситуацию, сложившуюся в связи с распадом СССР, Генеральный конструктор – Генеральный директор ЦНПО «Комета» Анатолий Иванович Савин разработал концепцию поддержания стратегического равновесия в мире на основе разработанных в ЦНПО глобальных информационно-управляющих систем (ГИУС).

Накопленный «Кометой» опыт в создании больших информационно-управляющих систем получил применение и в других сферах, в том числе в создании глобальных систем мониторинга Земли, контроля чрезвычайных ситуаций (природных и техногенных), а также в разработках современной медицинской аппаратуры для кардиодиагностики и иридодиагностики.

В мае 2004 года А.И.Са-вин назначается Генеральным конструк-тором ОАО Концерн «ПВО Алмаз – Антей».

Академик А.И.Савин воспитал целое поколение ученых высшей квалификации – докторов и кан-дидатов наук, а также молодых специалистов. Под его руководством функционируют базо-вые кафедры МИРЭА (Московского института радиоэлектроники и автоматики).

А.И. Савин – член Экспертно-кон-сультативного совета по устойчивому развитию при Госдуме РФ, руководит Научным советом РАН по проблемам обработки изображений, активно работает в Экспертном совете при Прави-тельстве РФ и в ряде других советов.

Анатолий Иванович Савин – Герой Социалистического Труда, лауреат Ле нинской, Государственных премий СССР и России, Государственной премии Грузии, академик РАН, академик ряда других академий, доктор технических наук, профессор. 20 мая 2005 года удостоен звания лауреата Национальной телевизионной премии «Победа» в номинации «Легенда оборонно-промышленного комплекса» за особый вклад в создание оборонного щита России. Награжден четырьмя орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Отечественной войны II степени, «За заслуги перед Отечеством» III степени, медалями, в том числе золотой медалью имени А.А. Расплетина, и многими другими наградами.

К Анатолию Ивановичу в полной мере применимо высказывание о том, что талантливый человек талантлив во всем. Кисти А.И. Савина принадлежат многие замечательные живописные работы. Несмотря на солидный возраст, он по-прежнему увлекается спортом, предпочитая телетрансляциям теннис, лыжи и плавание.

© БиоЗвёзд.Ру