БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Арсений Ковальский

Арсений Ковальский

актер

Имя: Арсений
Фамилия: Ковальский
Гражданство: Россия

Содержание

  1. «АиФ»: - Арсений Ковальский – актер, поэт, сценарист, кукольный мастер. Ваш новый проект – Агентство Игры «TOY-studio». Как сами себя представите?
  2. «АиФ»: - Скажите, как родилась идея создания Агентства Игры «TOY-studio»?
  3. «АиФ»: - Такое понятие как «игра», что оно значит для вас? Продолжите фразу: «Игра, как способ…»
  4. «АиФ»: - Первый реализованный проект «TOY-studio» – премьера вашего моноспектакля «Табу, актер!». Жанр моноспектакля предполагает высказывание артиста на определенную тему. О чем хотите поговорить со зрителем и нужен ли вам диалог?
  5. «АиФ»: - Процесс создания спектакля был несовременно долог - репетиции продолжались больше года. Как вы считаете, сейчас уже можно сказать, что спектакль родился?
  6. «АиФ»: - В спектакле вы не только исполнитель, но и автор восьми кукол. Как давно появилось ваше увлечение куклами?
  7. «АиФ»: - Кукол мастерили специально к этому спектаклю? Какую функцию они берут на себя?
  8. «АиФ»: - Кинорежиссер Робер Брессон сказал однажды: «Очень важно не ошибиться в том, что показываешь, но еще важнее не ошибиться в том, что не показываешь». Такой прием, как недосказанность, в спектакле существует для того, чтобы дать зрителю свободу выбора и фантазии?
  9. «АиФ»: - Не чувствуете, что совпадает ваша недосказанность с фантазией зрителя?
  10. «АиФ»: - Тонкость юмора Сергея Носова сложно передать со сцены?
  11. «АиФ»: - Самое большое достижение этой работы? Самое большое открытие для вас?
  12. «АиФ»: - В аннотации к спектаклю «Табу, актер!» читаю: «Спектакль о счастье». Что для вас высшее проявление счастья?
«Табу, актер!» - парадоксальная история о скромном человеке, существующем с некоей тайной, разгадка которой прояснится лишь в финале. Спектакль об одиночестве людей, чем-то отличающихся от других, о замене нормальных чувств бесконечными табу, о потребности проявить себя даже тогда, когда этого никто не заметит, о попытке неожиданного протеста против собой же придуманных правил и ограничений…

Артист здесь не только исполнитель, но и автор восьми кукол, являющихся равноправными участниками действия.

Спектакль создан в рамках нового проекта - Агентства Игры Арсения Ковальского «TOY-studio», совместно с театральным товариществом «Старый театр». Режиссер Карен Нерсисян, сценография Лариса Ломакина.

О премьере спектакля и об Агентстве Игры «TOY-studio» в интервью артиста «Аргументам и фактам».

«АиФ»: - Арсений Ковальский – актер, поэт, сценарист, кукольный мастер. Ваш новый проект – Агентство Игры «TOY-studio». Как сами себя представите?



-Арсений Ковальский: - Homo ludens – человек играющий. Хотелось бы творить в широком смысле этого слова, в тех областях, в которых предоставляется такая возможность. Это может быть не обязательно театр.

«АиФ»: - Скажите, как родилась идея создания Агентства Игры «TOY-studio»?



-А.К.: - В результате распада студии «Dемиург», которую мы придумали в 2002 году с моими друзьями. Темой наших занятий была Игра, как подарок. Примерно такая же история описана в фильме «Игра» Дэвида Финчера. Театр для одного человека. Когда реальность (или уж во всяком случае, ее часть) вокруг героя творится специально организованным образом, и он об этом не подозревает. Бонусом для него служат не только очень сильные эмоции, которых он, может, не пережил бы в реальной жизни, но и шок от того, что его персоной занималось такое количество людей, и мир какое-то время выстраивался вокруг него. На самом деле, мир выстраивается вокруг каждого, просто не все об этом помнят. А тут есть возможность в игровой форме напомнить человеку, что он имеет право быть в центре внимания.

«АиФ»: - Такое понятие как «игра», что оно значит для вас? Продолжите фразу: «Игра, как способ…»



-А.К.: - Моделирования жизни. Всё – игра. Например, в спектакле «Табу, актер!» важно ни на секунду не терять ощущение игры, иначе, может не получится.

«АиФ»: - Первый реализованный проект «TOY-studio» – премьера вашего моноспектакля «Табу, актер!». Жанр моноспектакля предполагает высказывание артиста на определенную тему. О чем хотите поговорить со зрителем и нужен ли вам диалог?



-А.К.: - Очень нужен. Я в поисках страстного диалога. Для меня разговор идет о принятии, то есть, о способности к этому прекрасному процессу. Когда ты считаешь, что все идет не так, то все и идет не так. А когда принимаешь, то все... все помогает, что ли. Про это хочу поговорить в «Табу, актер!».

«АиФ»: - Процесс создания спектакля был несовременно долог - репетиции продолжались больше года. Как вы считаете, сейчас уже можно сказать, что спектакль родился?



-А.К.: - Думаю, однозначно можно говорить о том, что спектакль родился. Правда, он еще очень маленький, но растет и меняется от раза к разу.

«АиФ»: - В спектакле вы не только исполнитель, но и автор восьми кукол. Как давно появилось ваше увлечение куклами?



-А.К.: - Куклы меня интересовали всегда. В детстве делал кукол и показывал кукольные спектакли. В какой-то момент увлечение куклами закончилось, и началось вновь совсем недавно, года четыре назад. Я посмотрел спектакль Резо Габриадзе «Песня о Волге» и почувствовал, осознал, что кукольный театр может говорить на серьезные темы. Да, наверное, это был один из моих первых опытов взрослого впечатления от кукольного театра. А потом прочитал книгу Марины Дмитревской «Театр Резо Габриадзе», где говорится о его театре марионеток. Меня это всё очень сильно заинтересовало.

«АиФ»: - Кукол мастерили специально к этому спектаклю? Какую функцию они берут на себя?



-А.К.: - Одна из восьми кукол, которые играют в спектакле, сделана четырнадцать лет назад, когда моему сыну Глебу было два года. С ней произошла такая же история, как и у моего героя в спектакле – вот один к одному. А потом я начал делать кукол непосредственно для этой работы, и родилось еще семь в течение года. Куклы - предмет разговора, те, про кого спектакль. Это называется партнеры.

«АиФ»: - Кинорежиссер Робер Брессон сказал однажды: «Очень важно не ошибиться в том, что показываешь, но еще важнее не ошибиться в том, что не показываешь». Такой прием, как недосказанность, в спектакле существует для того, чтобы дать зрителю свободу выбора и фантазии?



-А.К.: - Вот-вот, именно для этого. Например, знаете, детьми (да и не только детьми) лучше запоминается незаконченное действие, чем законченное. И на этом, кстати, построено много обучающих методик. Также и в спектакле, зрителю больше интересно все то, что недосказано. Но здесь, наверное, нельзя переборщить, потому что человек, пришедший на спектакль, может плюнуть и сказать: «Не хотите показывать и не надо, сами там играйтесь». Должна быть золотая середина, которую я пока не очень чувствую.

«АиФ»: - Не чувствуете, что совпадает ваша недосказанность с фантазией зрителя?



-А.К.: -В лучшие моменты спектакля чувствую, что совпадает. Когда смеются, например, значит, поняли то, что я не сказал. Все зависит от моего доверия им. Когда я расслаблен и не забочусь, чтобы зритель меня понял, вот тогда это работает. Это как плавать с дельфинами. Если очень хочешь его, дельфина, он никогда не подплывет. Дельфин – барометр твоей бескорыстности.

«АиФ»: - Тонкость юмора Сергея Носова сложно передать со сцены?



-А.К.: - Все с одной стороны - очень сложно, а с другой - очень просто. Сложно найти точную пристройку к авторскому слову, к шутке, к отношению к этой шутке. Я готов привнести в юмор Носова еще что-то, для того и нужен театр. Спектакль - это же автор плюс режиссер, плюс еще актер и художник - их сердца, их энергия - нельзя уже говорить только об авторе.

«АиФ»: - Самое большое достижение этой работы? Самое большое открытие для вас?



-А.К.: - На сегодняшний момент – это факт существования спектакля. Для меня самое большое достижение, что он случился и играется.

«АиФ»: - В аннотации к спектаклю «Табу, актер!» читаю: «Спектакль о счастье». Что для вас высшее проявление счастья?



-А.К.: - Минута. Это мгновение. Способность ощутить это мгновение во всей полноте. Игра и Любовь именно для этого и придуманы.

© БиоЗвёзд.Ру