Главная Войти О сайте

Чак Рассел

Чак Рассел

американский кинорежиссёр, продюсер и актёр

Имя: Чак
Фамилия: Рассел
Дата рождения: 06.08.1952
Гражданство: США



В Москву приехал знаменитый кинорежиссер Чак Рассел. Создатель «Маски», «Кошмара на улице Вязов-3» и «Стирателя» даст мастер-класс в парке Горького, где расскажет о жанре хоррора и объяснит, как снимать фильмы ужасов. Сам мастер, с которым встретился корреспондент «Известий», ныне занят сказкой — работает над картиной «Арабские ночи», героями которой будут персонажи «1001 ночи».

— Расскажите, пожалуйста, о вашем новом проекте.

— Это масштабный, эпический замысел. Я вырос на историях «1001 ночи». Моя бабушка мне их рассказывала. И мои друзья в Японии, в Китае их знают. Даже не мог предположить, что эти рассказы «поселились» в воображении стольких людей. Хочу сделать по-настоящему международный проект, чтобы зажечь воображение людей во всех уголках мира. Но еще одна причина в том, что мне очень хочется снять ковер-самолет (смеется).

— В ваших фильмах снимались Ким Бейсингер, Арнольд Шварценеггер, Джим Керри. Какие отношения у вас теперь?

— При создании кино вы становитесь одной семьей. И режиссер — он как священник, лучший друг, как отец, который сплачивает всю семью. Это всегда огромное доверие между актерами и режиссером. А потом съемки завершаются. И когда вы видитесь спустя некоторое время, это как встреча с кузеном, с которым у вас есть сильные общие воспоминания. Есть ощущение, что вы расстались вчера. Но это бывает нечасто. Я путешествую, они путешествуют, наши пути редко сходятся.

— Были ли у вас сложности в работе со звездами?

— Все по-разному, все индивидуально. Арнольд много шутит на площадке, Ким более серьезная, сосредоточенная, уделяет большое внимание деталям. Но она не любит репетировать. Звезды часто не разделяют мою любовь к репетициям, предпочитая работать сразу перед камерой. Но я пришел из театра. И мне важна актерская сторона фильма. Оказываясь с Ким в кадре, менее известные актеры начинают нервничать. И одна из главных моих задач — обеспечить им душевный комфорт на съемочной площадке.

— Правда, что роль злого колдуна Фароту в «Арабских ночах» может сыграть Энтони Хопкинс?

— Он хочет этого. И это отличная роль для него. Мы будем снимать в трех странах, и если наше с ним расписание совпадет, он примет участие в фильме. Энтони — первый кандидат на эту роль. Однако, уважая его, я не могу пока анонсировать его участие.

— Вы прославились «Кошмаром на улице Вязов». А у вас есть любимый фильм ужасов?

— «Чужой» Ридли Скотта и «Чужие» Джеймса Кэмерона. Это единственный сиквел, который не потерял величия оригинала.

— А фильмы Хичкока?

— Хичкок — мастер, школа для нас. Я люблю его фильмы. Но они не пугают сегодня, хотя должны пугать. Тем не менее техническая сторона, мастерство — великолепны.

— Почему одни фильмы сегодня уже не вызывают эмоций, а другие сохраняют силу воздействия? В чем секрет?

— Я изучал это. Мне важно, чтобы мои фильмы были хороши и годы спустя. Но классика всегда актуальна. Она затрагивает что-то универсальное, общее для всех. «Носферату» — по-прежнему пугающий фильм, хотя это эпоха немого кино. Персонажи, актеры — превосходны. Даже сегодня он нагоняет ужас. Все имеет значение — история, актерский ансамбль. Но главное, надо снимать для всего мира. И для будущего.

Мастер хоррора снял маску

Визит Чака Рассела в российскую столицу имеет деловой характер, однако режиссер нашел время для общения и с публикой, и с прессой. Так, он рассказал журналистам, что фильм «Маска» с Джимом Керри первоначально вызвал недоумение у представителей студии: «Зачем ты снял мюзикл? Никто не будет платить деньги за то, чтобы посмотреть, как Джим поет и танцует». И лишь первые тестовые показы убедили их, что публике картина действительно понравится.

Было заметно, что именно «Маску» Рассел больше всего ценит из своих работ — разговор все время возвращался к этой ленте. И на брифинг Рассел пришел с той самой маской, что фигурирует в фильме.

Любимый киножанр Чака — смесь комедии и хоррора. По его словам, об успехе такого фильма всегда можно понять по реакции зала: если не смеются и не визжат от ужаса — значит, что-то не так. Вслед за Хичкоком Рассел считает, что в основе всего — саспенс (нагнетание неизвестности), он нужен и для страшной сцены, и для смешной. Поэтому, в сущности, между хоррором и комедией много общего.

Отдельно Рассел остановился на теме Казахстана, выразив свое восхищение этой страной и объяснив, почему именно там будет сниматься проект «Арабские ночи». Режиссера привлекли люди, лошади и сохранившиеся старинные здания. «Ничего не надо строить, все есть, бери с собой камеру, зубную щетку — и снимай фильм!» — шутил Рассел.

Режиссер — противник «голливудоцентризма». Он ратует за интернациональный «мировой» кинематограф, в том числе не исключает возможности сотрудничества с российскими актерами. Однако ни конкретных личностей, ни русских фильмов мастер хоррора назвать не смог, пообещав в будущем восполнить пробел.

Благодарим Фонд кино и Ассоциацию продюсеров Казахстана за помощь в организации интервью.

© БиоЗвёзд.Ру