Главная Статьи Войти О сайте

Денис Бугров

Денис Бугров

Член Правления, Старший вице-президент Сбербанка России

Имя: Денис
Фамилия: Бугров
Дата рождения: 16.10.1974
Гражданство: Россия



"Яндекс" еще в прошлом году рассказывал, что ищет стратегического партнера для своей платежной системы. В 2009 году поисковик передал Сбербанку "золотую акцию", которая позволяла ветировать продажу пакета "Яндекса" свыше 25 процентов. Но новость о продаже "Яндекс.Денег" крупнейшей российской финорганизации все равно оказалась довольно неожиданной, а сеть тут же заполонили шутки об очередях за электронными деньгами. Гендиректор платежной системы Евгения Завалишина и старший вице-президент Сбербанка Денис Бугров рассказали "Ленте.ру", чего стоит ожидать от этой сделки.

"Лента.ру": В 2009 году, когда Сбербанк получил "золотую акцию" "Яндекса", сообщалось, что она дает право влиять на продажу ключевых активов поисковика. То есть получается, банк мог заблокировать продажу "Яндекс.Денег" какой-либо другой компании?

-Денис Бугров: Насколько я понимаю, эта акция касается продажи доли в "Яндексе" и никакого отношения к активам типа "Яндекс.Денег" не имеет.

-Евгения Завалишина: Золотая акция - это история исключительно про юрлицо "Яндекса", а в сделке участвует "Яндекс.Деньги" - другая компания. На эту сделку "золотая акция" никак не влияет. Исключительно можно фантазировать.

По условиям сделки у Сбербанка будет три места в совете директоров "Яндекс.Денег", а у "Яндекса" - два. Получается, решения будут принимать финансисты, а не интернетчики?

-Д.Б.: Не совсем так. Для нас очень важно, чтобы этот бизнес был по-настоящему партнерством, и чтобы решения мы принимали правильным образом, и чтобы тот правильный интернетовский дух, который есть в "Яндекс.Деньгах", сохранялся. Поэтому у нас есть отдельные договоренности о корпоративном управлении, которые связаны с тем, что ключевые решения совет директоров должен будет принимать единогласно. То есть их нельзя будет "продавить" большинством голосов. Это касается и кандидатуры генерального директора, и существенных изменений в бизнес-плане.

-Е.З.: Да, Денис это очень точно очертил. Я еще подчеркну, что мы с вами говорим о совете директоров. Совет директоров, в который входят три вице-президента Сбербанка и еще два человека от "Яндекса".

-Д.Б.: Тоже не последние два человека. ("Яндекс" в совете директоров "Яндекс.Денег" будут представлять Завалишина и гендиректор поисковика Аркадий Волож - прим. "Ленты.ру")

-Е.З.: Да. Так вот совет директоров - это не тот орган, который будет заниматься повседневными вопросами - на его ответственности реально самые крупные решения. Мы утверждаем годовой бюджет, продуктовую стратегию. Операционные вопросы решаются внутри компании командой, которая работает над продуктами. Ее не только не планируется менять - напротив, в процессе всего обсуждения этой сделки со стороны Сбербанка было очень четкое, я бы даже сказала, требование, чтобы мы старательно удерживали имеющуюся команду и ни в коем случае ее не растеряли, пока тут переговоры ведем.

Интерес к процессу принятия решений возник неспроста - вспоминается история, когда вам пришлось предоставить ФСБ данные спонсоров "РосПила".

(В мае 2011 года блогеры, жертвовавшие деньги на антикоррупционный проект Алексея Навального, пожаловались на подозрительные звонки, в ходе которых девушка Юлия расспрашивала их о причинах поддержки "РосПила". При этом девушка оперировала конфиденциальными данными. Блогеры выяснили, что звонившая - комиссар движения "Наши" Юлия Дихтяр (Ивашова). Откуда у нее появились конфиденциальные данные, неизвестно - прим. "Ленты.ру")

-E.З.: Там, кстати, не было места для решений. Был официальный запрос правоохранительных органов, на который мы не имели права дать отказ. Дальше по неизвестным нам причинам эти данные попали к третьим лицам.

Понимаю, пришлось действовать по закону. Но тогда главный редактор Елена Колмановская сказала, что команда юристов работает над этим вопросом и "можно что-то сделать", подать в суд, может быть. Эта история закончилась - теперь ясно, можно что-то сделать или нет?

-Е.З.: Сделать особо ничего нельзя. Мы не можем в суде показать никакого конкретного ущерба [от разглашения данных]. В наших судах нет никаких внятных прецедентов по таким поводам. Наша позиция была простой, мы действительно делали только то, что от нас требуется по закону, и меня порадовало, что люди в этой ситуации нас понимают. В результате этой истории проверяющие органы сами стали бдительнее. Наверняка были люди, в чьих интересах весь этот обзвон устраивался, но были люди, которые там [в правоохранительных органах] просто делали свое дело. И, вообще говоря, их также подставили. Сейчас они с тройной осторожностью относятся к таким запросам.

Получается, уже через силовиков все ушло куда-то?

-Е.З.: По крайней мере опубликованный в блогах скан - это скан нашего ответа на официальный запрос.

Предположим, история с запросом правоохранительных органов повторится - Сбербанк может как-то на это повлиять?

-Д. Б.: Я не очень понимаю, о чем идет речь. Мы банк, мы действуем в таком же правовом поле, как и все остальные. Законодательство на эту тему очень четкое, оно говорит о том, что если совершается транзакция, обладающая определенными характеристиками, то мы о ней обязаны сообщать в уполномоченные органы. Если кто-то проводит операции и он принадлежит к списку потенциальных злоумышленников и террористов, то мы должны такие транзакции уметь фиксировать и определенным образом обрабатывать. Причем это не российское изобретение, а общемировое.

В Сети пользователи высказывают подозрения, что их сведения могут быть разглашены в ходе вашего сотрудничества. Как будет происходить обмен данными между Сбербанком и "Яндекс.Деньгами"?

-Д. Б.: Я очень хочу, чтобы все клиенты "Сбербанк Онлайн" получили возможность открыть кошелек на "Яндексе", если у них его еще нет. Но это не значит, что я какую-то конфиденциальную информацию кому-то отправлю. У меня есть взаимоотношения с клиентами Сбербанка, я в рамках этих взаимоотношений буду делать предложения о дополнительном сервисе, который мы теперь вместе с "Яндекс.Деньгами" для клиентов предоставляем, со всякими пряниками и прочими полезностями. На мой взгляд, интерес к утечке данных совершенно не мотивирован и не обоснован.

Если у вас такое желание предложить всем своим клиентам электронный кошелек на "Яндексе", почему Сбербанк полностью не купил "Яндекс.Деньги"?

-Д. Б.: Мы [Сбербанк] в принципе верим в партнерство. Мы не верим в то, что мы самые умные, что мы все умеем и что мы можем абсолютно все. В теории, конечно, мы можем все, но на практике мы с огромным уважением относимся к людям, которые очень хорошо умеют делать свое дело. Для нас важным параметром сделки было то, что это будет именно партнерство, что у "Яндекса" останется прямая заинтересованность в успехе этого сотрудничества. Мы ожидаем, что в будущем у Сбербанка будут и другие партнеры. В этом году не так давно мы вышли на рынок кредитования в точках продаж - это тоже партнерство, 70 на 30 с французской группой BNP Paribas. Если люди занимаются этим уже в 20 с лишним странах, мы уважаем их опыт, уважаем то, что они сделали.

Да, но вот, к примеру, после покупки брокера "Тройки Диалог" вы отказались от этого бренда.

-Д. Б.: "Тройка Диалог" - это другая история, потому что эту компанию мы купили для того, чтобы полностью интегрировать ее в наш бизнес. Что касается "Яндекс.Денег", то мы не видим задачи 100-процентной организационной интеграции. Мы видим задачу интеграции на уровне клиентского взаимодействия, каких-то коммерческих процессов и координации нашей коммерческой активности. Для нас, как я уже сказал, "Яндекс.Деньги" представляют ценность как самостоятельная компания.

А у "Яндекса" было желание полностью продать свою платежную систему?

-Е. З.: Нет. Конечно, если бы мы хотели просто продать и забыть, тогда мы не занимались бы полтора года выбором стратегического инвестора. Причем - Денис не даст соврать - в основном наши встречи были посвящены не тому, сколько заплатят, а тому, как и что мы будем делать вместе - чего вы хотите от этого совместного предприятия и чего мы хотим. Почти полтора года мы выбирали из большого количества вариантов того партнера, с которым нам будет лучше всего развиваться.

А зачем было вообще кого-то привлекать, если вы уже определились, что станете небанковской кредитной организацией (НКО)? Закону соответствуете - работали бы себе дальше.

-Е. З.: Вы думаете, самое полезное, что мы можем получить от Сбербанка, - это его лицензия? (смеется)

Скажем так: зачем вообще вам стратегический партнер?

-Е. З.: Вообще, с платежами есть такая история: если вы посмотрите на более или менее успешные платежные проекты, становится понятно, что платежи - всегда немножко имя прилагательное. В том смысле, что ты всегда должен понимать, к чему они прикладываются. Это либо какие-то инфраструктурные партнеры, либо мерчанты. Мы в течение долгого времени росли на аудитории "Яндекса" и использовали его опыт работы с интернет-пользователями. "Яндекс" не был для нас тем, чем был eBay для PayPal, то есть основным мерчантом, откуда мы принимаем платежи. Но он всегда был нашим основным советчиком и основным источником наращивания базы. Проект "Яндекс.Деньги" был запущен в 2002 году, и за 10 лет развития мы более-менее эту тему [базу пользователей] вычерпали. Прошлым летом мы обновляли долговременную стратегию, и нам стало понятно: все, что мы видим интересного, все, что мы можем сделать сейчас сами с "Яндексом", - этого недостаточно. Были интересные затеи, но хотелось большего - выхода на следующий порядок, в первую очередь, по количеству пользователей и, соответственно, по размеру бизнеса.

-Д. Б.: Я хочу добавить, что это был такой взаимный процесс, потому что мы тоже себе искали партнера и поговорили с абсолютно всеми на российском рынке и некоторыми очень знаковыми людьми на международном рынке.

А как вы пришли к мысли, что вам нужен такой партнер? Зачем Сбербанку платежная система?

-Д. Б.: Во-первых, огромное количество финансовых потребностей клиентов связано с платежами, платежи - это наше все. Во-вторых, мы считаем, что будущее, безусловно, за безналичными расчетами. Если вы спросите, кто наш основной конкурент, то это не банк, который сейчас на слуху, а именно наличные деньги. Мы видим свою основную коммерческую задачу в снижении доли наличного денежного оборота в России.

А вам не кажется, что Сбербанк как-то чересчур расширяется? Недавно стал крупнейшим российским брокером; теперь вот купил крупнейшую платежную систему. Вам антимонопольщики еще не предъявляли претензий?

-Д. Б.: Во-первых, вы должны понимать, что все такие сделки требуют одобрения регулирующих органов, в том числе ФАС [Федеральная антимонопольная служба]. Каждый раз, когда мы что-то делаем, мы в соответствии с законодательством получаем необходимые одобрения. Во-вторых, на ваш вопрос есть два ответа. Ответ первый состоит в том, что мы все-таки редкая для России, но в целом нередкая для мира структура, которая называется универсальный банк. Мы стали первым брокером, и это не то, что мы кого-то купили, а то, что мы лет пять уже эту работу строили, и вот она наконец выстрелила. Интеграция с "Тройкой" помогла, но это не основной стимул. Более сложный ответ связан с тем, что мы действительно за последние несколько лет сильно расширили охват и географию бизнеса Сбербанка, потому что, помимо приобретения внутри страны, мы приобрели много чего за рубежом, и для нас сейчас становится серьезным ограничением способность управленческой команды со всем этим эффективно справляться. Мы это понимаем, и в частности во многом в связи с этим соображением мы решили притормозить международную экспансию. Не потому что нет красивых сделок - сейчас есть несколько очень кра сивых сделок за рубежом, а потому что мы считаем, что сейчас правильно разобраться с тем, что у нас уже есть.

Еще было бы интересно узнать о новых продуктах, которые появятся в результате сотрудничества. На пресс-конференции, где было объявлено о подписании соглашения, вы говорили, что подробности появятся только в следующем году. Не изменилась позиция по этому вопросу?

-Д. Б.: Военная тайна.

Ну польза-то хоть будет какая-то?

-Е. З.: Точно будет, но какая конкретно - мы вам сейчас сказать не можем. Можем намекнуть про направления работы. Первое - универсальное платежное решение для мерчантов, особенно для малого и среднего бизнеса. Второе - регулярные платежи: коммуналка, оплата интернета, сотовой связи. Третье - денежные переводы между физлицами - направление, которое последний год растет быстрее обычных платежей мерчантам. А про остальное расскажем чуть позднее. Пока секрет.

© БиоЗвёзд.Ру