Главная Войти О сайте

Фабрика

Фабрика

поп группа

Имя: Фабрика
Фамилия:
Гражданство: Россия



— Какими вопросами вас больше всего мучили?



Ира: Да как обычно: как с нами познакомиться можно. Да еще почему ушла Маша Алалыкина из группы. Правда, что она беременная?

— А что, правда?



Саша: Насколько нам известно, ребенка не ожидается. Даже в планах нет на ближайшее будущее.

— А у вас как с личной жизнью? Наверное, отбоя теперь нет от поклонников?



Сати: Да и раньше все было без проблем!

Ира: Ну ты просто сама «Мисс скромность».

Сати: Нет, я о том, что поклонники всегда были, вот только раньше было проще. Сейчас меня постоянно терзает какая-то мнительность — почему этот парень хочет со мной познакомиться, потому ли, что я человек хороший, или потому, что Сати Казанова — лицо с экрана?

Ира: А у меня нет никакой мнительности. Наоборот, прикольно. Вот, помню, год назад пошли мы с подругами в клуб, и там на сцене мальчик танцевал очень милый, в таких светлых обтягивающих джинсиках. Смотрю, как клево он двигается, а сердечко все сильнее и сильнее колотится! К сцене я, конечно, пробилась, но вот только он не обратил на меня никакого внимания, так как вокруг была куча других девчонок. Зато теперь, спустя год...

Саша: А! Так ты про того парня в светлых джинсах, с которым недавно любезничала на концерте в «Останкино»?

— Год прошел, а он все в тех же джинсах?



Ира: Хватит вам прикалываться, я же на вопрос отвечаю! Просто теперь я для него уже не часть толпы.

— Девушки, вы недавно появились на страницах мужского журнала в нижнем белье. После этого, наверное, целое паломничество олигархов за кулисы началось с предложениями отужинать в ресторане?



Сати: Даже если бы и забрел какой олигарх, я бы отказалась, мало ли чем чревато это приглашение.

Саша: Олигархи на наши концерты не ходят.

— Как, кстати, ваши близкие относятся к подобным эротическим съемкам?



Ира: Что касается меня, я постоянно выбираю на съемках костюмы подлиннее и понепрозрачнее. В принципе родители все понимают. Вот Сати сложнее.

Сати: Да и мои родители все понимают, правда, соседи менее понятливые. Я же кабардинка, моя семья живет в Нальчике, и отцу приходится всем постоянно закрывать рты, объясняя, что это просто моя работа, а не распущенность. Распущенность и незакомплексованность — разные вещи. Я, допустим, могу и в секс-шоп зайти.

— За покупками или на экскурсию?



Сати: Заходила из интереса. Потрогала все, посмотрела, посмущала продавца, но покупать ничего не стала. Зато мужики-посетители смотрели на меня, как на кусок торта со взбитыми сливками. Наглые такие взгляды!

Саша: С наглостью со стороны мужчин нам вообще часто приходится сталкиваться. Вот недавно звонит какой-то идиот в 3 часа ночи и говорит: «Привет, Сашунь, это Миша, ты че, меня не узнаешь? Ну ладно-ладно, ты меня пока не знаешь, но есть шанс узнать!» Я ему, конечно, объяснила тактично, что о нем думаю.

— На днях вышел ваш новый клип. Что-то экстремальное на съемках происходило?



Ира: Страшно было сниматься, ей-богу! Ехать по узенькому мостику на мотороллере, улыбаться в камеру и знать, что 20 сантиметров вправо-влево — и ты в своем обалденном купальничке полетишь с трех метров в ледяную воду!

Сати: Или грохнешься с мотороллера на дорогу и сломаешь каблук на босоножках за триста долларов!

Саша: Или перезагораешь так, что все будут орать: «Вождь краснокожих, вождь краснокожих!»

Сати: Но для меня самый экстремальный случай — это 4 часа в «обезьяннике», куда я попала, только приехав в Москву. Сама, правда, виновата была — ехала с выступления из казино домой, а паспорт забыла. Милиция и прибрала меня, красивую такую.

— Неужели с бомжами в одной клетке закрыли?



Сати: Да нет, с проститутками. Я, правда, по внешнему виду не очень от них отличалась, так как была в сценическом гриме, но сами девушки поняли, что я не их коллега, и долго орали ментам: «Отпустите ребенка!»

© БиоЗвёзд.Ру