Главная Статьи Войти О сайте

Фаина Костина

Фаина Костина

артистка

Имя: Фаина
Фамилия: Костина
Гражданство: Россия



— Директор театра сказал, пишите заявление, — вспоминает Фаина Ивановна. — Я вывожу: «Театр имени Евгения Деммени». Директор смотрит в ужасе: «Что вы написали? Деммени же вас принимал, сидел перед вами!» — «Так он жив?!» Деммени уже тогда был легендой.

Евгений Сергеевич давал шанс всем новичкам, причем почти сразу — главную роль. Да и сама труппа — помимо того что это были удивительные личности: надо было только задать вопрос, и они бросались все показывать и рассказывать. Невозможно было не полюбить кукол через этих людей.

— Правду говорят о мистической связи человека и куклы?



— Кукла сама по себе творец. Повторять человека смешно, но если она «как живая», это вызывает восхищение, если ей сопереживают, для артиста счастье. И еще есть такой феномен: становишься похожей на куклу, которой управляешь. У меня, как ни странно, особенно ярко это было в спектакле «Лев ушел из дома», многие говорили, что лицом я стала похожа на своего героя — льва!

— А ведь вы первая исполнительница роли Чебурашки?



— Да, Успенский специально для нашего театра написал эту пьесу, спектакль появился раньше мультфильма и прошел полторы тысячи раз! Я с этой куклой участвовала во многих телевизионных передачах, даже по предприятиям выступала. Сама кукла и сейчас не устарела, а вот текст нужно осовременить.

— Изменились ли за эти годы зрители? Может, дети уже мешают звонящими мобильниками?



— В принципе, не изменились. Единственное, когда я пришла в театр, не было микрофонов, работали и пели вживую, детям нужно было внимательно слушать. Сейчас они привыкли не напрягаться, дома гремит телевизор. Поэтому, если в зале плохо слышно, они отвлекаются, а раньше прислушивались.

— Есть в театре музей кукол?



— Нет, хотя в коллекции около тысячи кукол, и мы периодически устраиваем выставки. Как-то на выставке в Манеже подошла пожилая женщина, стала вспоминать, как она была учительницей, приводила классы в театр, а Деммени встречал зрителей на лестнице — в белой крахмальной рубашке, с «кис-кисом». А стала рассматривать кукол, так даже в слезы.

— С театром сотрудничали выдающиеся драматурги, вы не обижены яркими, даже драматическими ролями?



— Маршак специально для нас написал пьесы о Петрушке, знаменитый «Багаж», Шварц — «Сказку о потерянном времени», «Кукольный город». Этот спектакль шел какое-то время и в блокаду. Музыкальный, яркий, он смотрелся как детектив. Я много ролей в «Кукольном городе» переиграла, как положительных — Пупса-дворника, Сову, которая помогала сбивать вражеские самолеты, так и отрицательных — предательницу Свинью-копилку. Когда моя маленькая дочка увидела Свинью, она пришла в гримерку заплаканная: «Зачем ты взяла эту роль?!»

— Сейчас много кукольных театров, в чем специфика вашего?



— Долгие годы он был единственным марионеточным. У нас учился Резо Габриадзе, когда создавал свой театр. С нашими актерами сделал свой первый марионеточный спектакль. И у нас же начинал монтировщиком сцены Руслан Кудашов, руководитель известного теперь театра «Потудань». Ну а для многих зрителей наш театр стал самым первым в жизни.

© БиоЗвёзд.Ру