Главная Войти О сайте

Фанни Каплан

Фанни Каплан

революционерка , стреляла в Ленина

Имя: Фанни
Фамилия: Каплан
Дата рождения: 10.02.1890
Гражданство: Россия

...В ТЮРЕМНОЙ камере заскрежетал ключ, послышался голос коменданта Кремля Малькова: "Заключенная Каплан! На выход!" Через крошечное окошко в камеру долетал шум мотора. Значит, снова куда-то повезут, снова начнутся допросы. Неужели они до сих пор не поняли - она же все равно ничего не ответит, кроме заученного: "Да, стреляла я, Фанни Каплан. Сколько раз стреляла - не помню. Из чего - не помню. Я не состою ни в одной организации, в заговоре не участвовала, к решению убить Ленина пришла самостоятельно. Потому что этот человек предал идеалы революции". А чекисты все пытаются ее "расколоть" - даже шпиона английского в камеру подсадили. Думали, увидит сообщника и выложит как на духу про гнусные замыслы Антанты, эсеров и черта в ступе... Гнусь какая!.. Как не хочется никуда ехать! Забиться бы в угол, как в детстве... Но не спрячешься - или расстреляют, или снова на каторгу упекут. Все одно - на каторге не выжить, калека же почти: ничего не видит, от болей голова словно на куски разламывается... И это - в 27 лет!

На этот раз ее никуда не повезли, а расстреляли прямо там, в Кремле, неподалеку от Александровского сада, где в былые годы любили прогуливаться дамы под кружевными зонтиками. Каплан стала самой знаменитой женщиной Страны Советов - любой первоклассник знал, что "это та тетя, которая дедушку Ленина убила"...

Фиалка-бомбистка

О ЧЕМ положено мечтать молоденькой девушке из бедного, но добропорядочного еврейского семейства? О женихе хорошем, детишках здоровых, об уютном домике, где в пятницу вечером будут зажигать свечи, встречая Шаббат. А Фанни (или Фейга - фиалка, так переводится ее имя. Или Дора? Или Файвель, как пишет Вера Фигнер в книге "На женской каторге"? Исследователи так и не смогли выяснить, какое же из имен было истинным) мечтала отправить на тот свет киевского генерал-губернатора. Тору пускай изучают ее многочисленные братья и сестры, коллеги-белошвейки пусть вышивают гладью, а она, убежденная анархистка, будет кроить историю по-своему. Даже бомбу раздобыли - она и еще парочка таких же бесшабашных авантюристок. Правда, с бомбой получилось нехорошо - она взорвалась прямо в номере гостиницы, который сняли девчонки, ранив Каплан в "правую руку, правую ягодицу и левую голень", как значилось в медицинском свидетельстве, оформленном перед отправкой Каплан по этапу.

Естественно, ее судили. Приговорили к смертной казни, потом заменили на вечные каторжные работы. Отправили в Акатуй, на Нерчинскую каторгу - самую страшную в России. Да не просто так, а в ручных и ножных кандалах. Девчонка дерзка, с тем, откуда родом и где ее родственники, темнит, удерет с этапа - не поймаем. Она не удрала - с ранением особо не побегаешь. А на каторге стало совсем худо - почти полностью потеряла зрение, терзали головные боли. Понятное дело, каторга - не курорт, но чтобы до такой степени... Она не представляла себе, что может быть ТАК тяжело. Тюремные власти сперва думали, что Каплан симулирует, затем - когда она от отчаяния чуть не наложила на себя руки - смягчились. Хотели даже отправить ее в монастырь какой-нибудь - пусть там доживает. Но вокруг, как назло, богадельни были только мужские. А Каплан потихоньку привыкала к новой - незрячей - жизни, учила азбуку жестов. Даже подруги появились. И новые политические взгляды - она сменила анархию на движение правых эсеров. Так и вышла из Акатуя - после амнистии, объявленной Февральской революцией, - убежденной эсеркой.

В Москву, в Москву...

А КУДА же еще? Пока Фанни "отдыхала" в Акатуе, ее семья эмигрировала в Америку, в Чикаго. Однажды в тюрьму даже пришло письмо от ее родителей - они умоляли администрацию тюрьмы ответить, как поживает их горячо любимая дочь. Администрация ответить разрешила - Фанни продиктовала ответ кому-то из подруг. Адрес сохранился, выезд из России свободный (пока), если постараются, родственники смогут оплатить ей дорогу до Америки. Может быть, действительно уехать? А как же революция, счастье всего народа?

Нет, в Москву! Фанни приютила подруга, Анечка Пигит, тоже бывшая политкаторжанка. Ее родственник владел московской табачной фабрикой "Дукат", построил большой доходный дом на Большой Садовой. Там они и жили, в квартире N 5. Этот дом прославится через несколько лет - именно в нем, только в квартире N 50 один гениальный писатель "поселит" странную компанию во главе с Воландом. Временное правительство заботилось о жертвах царизма - открыло в Евпатории санаторий для бывших политкаторжан, туда летом 1917 года Каплан отправилась поправлять здоровье. Там же познакомилась с Дмитрием Ульяновым - она, между прочим, была очень красива. Той яркой красотой восточных женщин, которая, к сожалению, слишком быстро вянет, но пока горит - ослепляет, обжигает. Ульянов-младший дал ей направление в харьковскую глазную клинику доктора Гершвина. Каплан сделали удачную операцию - зрение частично вернулось. Конечно, снова работать белошвейкой она не могла, но силуэты различала, в пространстве ориентировалась.

Ну а в политике она всегда ориентировалась прекрасно, во всяком случае, так ей казалось. Она сразу поняла: большевики - предатели. Они используют власть для своего блага, предав идеалы революции. С ними снова нужно бороться - и любые методы хороши. На память почему-то вновь и вновь приходила отчаянная француженка Шарлотта Корде, зарезавшая Марата. Он ведь тоже утопил в крови Французскую революцию. Может быть, и ей нужно сделать свой самый главный шаг на пути к победе настоящей революции? Убить русского Марата? Да, ее тоже убьют. Ну и что? Да что стоит ее жизнь - она же полукалека, - когда на карту поставлена судьба мира и счастье всего рабочего народа?! "Опомнись, - говорили ей. - Ты не Шарлотта Корде. Да и он не Марат!" Но Каплан была упряма.

Слепой стрелок?

Я ВСЕГДА представляла себе Каплан жертвой страшной ошибки. Вот она стоит, прижавшись к дереву, наблюдая, как из ворот завода Михельсона бегут кричащие люди, как мечутся матросы и мальчишки кричат: "Хватай!" У нее в руках - зонтик и портфель, ноги в кровь стерты неудобными ботинками. Днем Каплан заходила в комиссариат и там попросила бумажку - подложить вместо стельки, гвозди так искололи пятки... Она подслеповато щурится, вглядываясь в темноту. И тут кто-то кричит: "Да это же она! Она стреляла!"

В музее завода имени Ильича (бывшем Михельсона) до сих пор хранятся уникальные документы, переданные музею из КГБ. Допросы Каплан, Лидии Коноплевой, Василия Новикова - правых эсеров, фотографии, протоколы. А главное - документы следственного эксперимента, который проводили Я. Юровский (он расстреливал царскую семью) и следователь В. Кингиссеп. И на фотографиях ясно видно: Каплан стреляла в Ленина с расстояния меньшего, чем корпус автомобиля. С такого расстояния просто невозможно не попасть в человека, даже если у тебя зрение -15. Тем не менее из четырех выстрелов Каплан промазала дважды.

Из допроса Василия Новикова - он, переодевшись в тельняшку, сдерживал выходящую с митинга толпу, чтобы Каплан было легче стрелять: "Каплан простилась с Семеновым и ушла на фабрику, где происходил митинг. Я остался с Семеновым, который поручил мне встать на противоположной стороне улицы, ждать там до покушения на Ленина и о результатах доложить ему, Семенову, на явочную квартиру в Томилино. Минут через 10-20 я услышал несколько выстрелов, 3 или 5, из ворот фабрики хлынула толпа, среди которой я увидел Фаню Каплан. Она, перейдя дорогу, остановилась у фонаря, достала из портфеля папиросу и закурила. В это время один из красноармейцев узнал ее в лицо как стрелявшую в Ленина и задержал. Подошли сразу другие красноармейцы, которым с большим трудом удалось спасти Каплан от толпы рабочих". Ее заперли в домике на задах Гранатного корпуса: ждать, пока приедут чекисты и увезут. Он до сих пор сохранился, на заводе его называют "Домик Каплан".

Ее действительно ненавидели. Люто. Так люто, что на съемках фильма "Ленин в Октябре" матросы, изображавшие толпу, настолько прониклись происходящим, что выбили все зубы актрисе, игравшей Каплан. Съемочной группе с трудом удалось оттащить их от ни в чем не повинной женщины.

...Ее расстреляли через три дня после ареста, прямо в Кремле, под шум мотора легкового автомобиля. И даже не похоронили - сожгли в железной бочке, облив тело бензином. Десятки историков, исследователей и просто энтузиастов до сих пор пытаются понять: зачем это было сделано, кому понадобилась такая скорая расправа и такая странная казнь? В середине 90-х ФСБ начала пересмотр дела Каплан, но реабилитировать ее так и не смогли: по всем документам выходило, что Каплан являлась соучастницей теракта. А террористов не оправдывают - их наказывают. По любым законам, даже если это невоенное время.

Наверное, она просто была неудачницей, эта девушка по имени Фиалка. Ей очень хотелось сделать мир лучше. Но она не знала, КАК это сделать.

© БиоЗвёзд.Ру