Главная Статьи Войти О сайте

Ирина Капличная

Ирина Капличная

Основатель фестиваля КРОК

Имя: Ирина
Фамилия: Капличная
Гражданство: Россия



Ирина Александровна, расскажите, пожалуйста, как появился КРОК? Кто название такое придумал?

- Когда в Советском союзе мы жили, у нас был такой фестиваль, он назывался Республиканский фестиваль мультфильмов, и в нем принимали участие все республики. Фестиваль проходил на Украине, всегда в разных городах, и на него привозили фильмы из 15 республик. Все очень этот фестиваль любили, тем более, что тогда на всесоюзных фестивалях анимация вообще никак не была представлена, и только у нас можно было посмотреть все то, что делается в стране. А когда мы начали разъединятся, возникла идея создать международный фестиваль, и он благополучно родился в 1991 году. Название придумывали всем анимационным сообществом: оно должно было быть коротким, понятным для всех и читаться на всех языках. Тогда Гарри Бардин придумал слово «Крок», вот так это все произошло.

Сначала ведь КРОК был сухопутным…

- Да, один год. Мы долго искали ему место, и была одна очень хорошая мысль у нас… Существует на Украине старинный город, который называется Каменец-Подольский. Безумно красивый, он на Хмельничине, мы хотели там сделать фестиваль, но потом возникли проблемы гостиниц, которых не хватало, еды, которой не хватало. И появилась идея теплохода. Уже в 1993 году КРОК был на теплоходе.

Как вообще это было возможно, в постсоветские годы найти финансы на такую грандиозную идею?

- Не знаю, наверное, тогда все были не такими безразличными, как сейчас. С одной стороны, нам удалось убедить Министерства культуры России и Украины. И тогда были совершенно другие спонсоры и меценаты. Их можно было уговорить, они могли понять, могли пойти навстречу. И половину бюджета фестиваля все эти 10-15 лет составляли спонсорские деньги. Сейчас, так как каждый фестиваль с господдержкой должен иметь и спонсорские деньги, мы выстроили свою линейку поддерживающих организаций, но, к сожалению, эти все организации поддерживают нас только морально. Материально, кроме минкульта Украины и Фонда кино России нас не поддерживает никто.

Что самое главное необходимо, чтобы фестиваль получился хорошим. У вас есть рецепт?

- Есть разные команды, которые по-разному делают фестивали. Есть те, кто организует все формально. У нас команда все делает на чувствах. То есть в основе фестиваля – наша безоговорочная фанатичная любовь к анимации и аниматорам. Если к этому приложить финансовые возможности, то все можно сделать очень здорово. Если будут деньги, то мы не будем проводить селекционную комиссию за неделю. А ведь в этом году за неделю мы отсмотрели 800 фильмов. Так не должно быть. И мы могли бы приглашать наших коллег из зарубежных стран, поскольку международный фестиваль по определению должен иметь международную отборочную комиссию.

В общем, все могло быть где-то повыше уровнем, получше, поразнообразнее. Идей много. У нас здесь присутствует директор фестиваля Аннеси Тициана Лоски - это самый большой и знаменитый анимационный фестиваль в мире, 3,5-4 тысяч участников. И она сказала, что нашла у нас замечательную идею. Вот эти наши разборы полетов, у них проводит всегда один человек, а у нас проводят мастера, и каждое обсуждение это делает другой мастер, получается замечательный обмен.

Раз мы заговорили о Тициане и Аннеси, какие были изначально взаимоотношения с другими фестивалями и вообще с международным анимационным сообществом. Быстро ли начали присылать фильмы из других стран?

Все было тяжело. К сожалению, к нашим двум странам все относятся с определенным недоверием. Сначала нас не принимали, нужно было приложить усилие для того, чтобы пробиться, чтобы тебя признали собратья анимационные, чтобы аниматоры захотели присылать фильмы. Здесь нам очень помогла Николь Саломон. Она вела в Аннеси анимационную студию и была одним из организаторов фестиваля в Аннеси, то есть хорошо знала многих режиссеров и работников других фестивалей. Она очень поработала над нашим имиджем, объясняла всем, что мы за фестиваль. Но все равно нам ставили всякие рогатки, какие-то создавали ситуации, чтобы нас дискредитировать. Это звучит немного смешно, казалось бы, как мы могли помешать таким фестивалям-монстрам, которые существовали уже 30 лет?

Сейчас из какого количества стран присылают работы?

- У нас в этом году были фильмы из 57 стран. Были такие экзотические, мы даже не могли подумать, что там существует анимация.

А гости из какого количества стран сейчас на КРОКе?

- В конкурсе фильмы из 34-х стран. Гости приехали из 17. 67 человек, хотя собирались приехать около 90, но по разным обстоятельствам люди отпали. При этом 15 человек не смогли приехать сложной и очень малоприятной процедуры получения визовой поддержки от МИДа. У многих не выдержали нервы.

Неужели в Россию сложно получать визу?

- Это не то слово. Очень сложно и унизительно. Многие просто отказались, потратив кучу денег. Если человек, например, живет в городе, где нет консульского отдела, и он едет в столицу, тратит на это приличные деньги, а потом ему отказывают в визе со словами, что визовая поддержка отозвана, хотя нам здесь говорят, что все документы – в посольстве. И так далее, и тому подобное. Нам очень жаль, потому что получался очень интересный состав гостей.

Я бы хотела вернуться еще к периоду формированию фестиваля. Первый КРОК проходил раз в два года и на Украине?

- Да. Мы посчитали, что за год не набирается достаточно фильмов нужного уровня, поэтому раз в два года проводили. А потом это стало выглядеть странно: российское министерство культуры дает деньги, а фестиваль проходит на Украине. И нам было поставлено условие, что нужно поочередно то там, то там проводить. Так что в 1998-м мы придумали формат молодого КРОКа.

Как вам кажется, в чем плюсы и минусы того, что фестиваль проходит на корабле?

Я считаю, минус один: теплоходы – это не кинозалы, поэтому очень тяжело организовать кинопоказ. Здесь все не за, а вопреки: низкие потолки, длинные залы… мы приспособились и теперь, берем плазмы, так что в зале получается три экрана.

Но в остальном, я считаю, от корабля – только плюсы. Полторы недели люди все время вместе: и утром, и ночью, и всегда. Пока КРОК существует, он будет таким.

А то, что фестиваль закрыт для остальной публики?

- Знаете, раньше я по этому поводу переживала, хотя КРОК не совсем закрыт: мы всегда останавливаемся в городах, организуем показы в местных кинотеатрах, собираем людей, проводим потом «эхо КРОКа», даже в нескольких городах. Но я все равно переживала.

Сейчас же мне кажется это не очень большим минусом. Мы живем в эпоху Интернета, и любой новый фильм через очень короткое время можно посмотреть везде.

Если задача КРОКа не в том, чтобы показывать фильмы людям, то в чем тогда?

- Мне кажется, что наши задачи не менялись все эти годы. Наша зада ча – отобрать все лучшее и показать, в каком контексте находится наша анимация, понять, что мы значим в этом сообществе, сделать выводы, создать какие-то связи. На КРОКе много возникает полезных связей. Казалось бы, у нас нет ни кинорынка, ничего, что непосредственно ведет к копродукции и прочим взаимоотношениям. Но общение на теплоходе очень способствует. Все завязывается очень легко и быстро. И очень часто, почти всегда, эти отношения, которые завязываются на КРОКе, не разрываются потом, а продолжаются долго-долго.

В свое время два раза на фестивале был Тонино Гуэрра. Он очень любил КРОК и в свое время планировал, чтобы мы проводили Эхо КРОКа у него на родине. Но по каким-то причинам все время что-то не получалось. И он завещал своей супруге Лоре все-таки реализовать эту идею. Так что в этом году - уже все решено – мы едем в декабре в Италию: проводить там Эхо КРОКа. И Лора Гуэрра хочет, чтобы это стало ежегодным событием.

© БиоЗвёзд.Ру