Главная Войти О сайте

Йен Софтли

Йен Софтли

режиссер

Имя: Йен
Фамилия: Софтли

- Йен, насколько я понимаю, Ключ от всех дверей - первый фильм ужасов в вашей карьере?

- Да. Я давно хотел сделать что-то подобное, и меня особенно интересовала тема сверхъестественных явлений. Поэтому когда подвернулся подходящий сценарий, я взялся за дело. Вообще-то я задумался о том, что мода на ужастики с участием духов и колдунов прошла, и хорошо бы ее возродить, еще до того, как появились Шестое чувство и Ведьма из Блэр. Меня опередили, и мода уже возродилась. Но я не перестал интересоваться вещами, которые находятся на границе нашего мира. Если хотите, мой предыдущий фильм, Планета Ка-Пэкс, тоже можно воспринимать как исследование на эту тему. В той картине Джефф Бриджес играл психиатра, чей рационализм подвергается испытанию встречей с человеком, утверждающим, что он - инопланетянин. В Ключе от всех дверей роль скептика, проходящего через испытание мистикой, выпала Кейт Хадсон. Она, кстати, тоже играет медработника - медсестру, которая берется ухаживать за парализованным стариком в усадьбе посреди луизианских болот.

- Если считать Ключ от всех дверей фильмом ужасов, то получается, что это довольно старомодное кино, где сверхъестественное представлено с уважением, без стеба, как в молодежных ужастиках. Вы ориентировались на какие-то старые фильмы?

- Нет, по крайней мере, осознанно. Я всего лишь хотел подчеркнуть реальность происходящего. Для этого мы видим героиню Кейт Хадсон сначала в ее больнице, в окружении коллег и приятелей, и только позже что-то необычное понемногу начинает просачиваться в ее жизнь.

- Еще одно отличие вашего фильма от большинства ужастиков в том, что здесь зло побеждает бесповоротно. Это сознательная позиция?

- Я бы не хотел обсуждать детали финала, чтобы не раскрыть его тем из читателей, кто еще не видел фильма, но все же попытаюсь объяснить. Весь сюжет построен вокруг колдовства черных рабов, проживавших в Луизиане. То, что это колдовство оказывается сильнее современного рационализма, в какой-то мере служит компенсацией, местью за то, что когда-то творилось в тех краях по отношению к черным невольникам. В каком-то смысле торжество зла здесь одновременно и торжество справедливости. Я хотел, чтобы зритель испытал шок, смешанный с чувством вины перед теми, кто несправедливо страдал на этих землях в прошлом.

- До съемок этого фильма вы бывали в Луизиане?

- Нет, но, приехав туда, я обнаружил, что в какой-то мере эти края мне знакомы. Музыка, что звучит в фильме, звучала вокруг меня и раньше. К тому же в Новом Орлеане особенно чувствуется европейский дух, не выветрившийся за последние два столетия. Мне, европейцу, это было приятно. Считается, что стиль Луизианы - это франко-карибская смесь, но мне, например, тот дом, в котором мы снимали, напомнил об английских поместьях.

- Люди в Луизиане действительно до сих пор верят в силу вудуистких ритуалов?

- Есть те, кто прямо исповедует культ вуду, и есть те, кто считает его чушью. Мне кажется, что эти обряды все равно стали частью жизни каждого из обитателей Луизианы. Они слышали про это с детства, и даже если не верят во все это, то знание заменяет веру. Но все равно вуду никуда не делось, кое-кто из членов нашей группы своими глазами видел дорожки из кирпичной пыли, насыпанной перед дверьми, как оберег от зла.

- Вы знаете, что случилось с местами, где вы снимали, после урагана Катрин?

- Наша группа ездила туда представлять фильм всего за две недели до урагана. Я знаю, что какие-то из зданий, в которых мы снимали, пострадали от ветра, и были подтоплены. Но наводнения на болотах - обычное дело, их даже ждут, чтобы прочистились протоки и ушла застоявшаяся вода. А в самом Новом Орлеане, насколько я знаю, как раз французский квартал, где мы снимали, пострадал меньше, чем другие районы города.

- Ключ от всех дверей - второй фильм, где вы совмещали должности режиссера и продюсера. Насколько это трудно для вас?

- Я воспринимаю это совмещение обязанностей как нечто само собой разумеющееся, ведь режиссеру очень часто приходится решать какие-то проблемы продюсерского характера, и наоборот. То, что я следил, чтобы мы вовремя выезжали на площадку или чтобы членам съемочной группы вовремя выплачивали зарплату, меня никак не стесняло, потому что от этого зависел конечный результат, в котором я был заинтересован как режиссер.

- Среди ваших фильмов нет и двух, снятых в одном и том же жанре. С чем это связано?

- Я не ставлю перед собой задачу не повторяться. Просто так сложилось. Наверное, мои интересы достаточно разнообразны, чтобы снимать разное кино.

- И что же вы снимаете сейчас?

- Триллер. Действие фильма будет происходить во Франции, это должна быть экранизация книги Себастьяна Жапризо. Знаете, писатель, по ро ману которого Жене недавно снял Долгую помолвку?

- Да-да, знаю. Жапризо довольно известен в России.

- Что вы говорите! Ну вот, я хочу экранизировать Ловушку для Золушки. Снимать будем, скорее всего, на американские деньги, поэтому и актеров придется подбирать англоязычных. Может быть, перенесем действие в сегодняшний день. Я еще только начал работать над этим, так что многое предстоит продумать.

С другой планеты

Иэн Софтли - британский кинорежиссер и продюсер, выпускник Кембриджского университета. Дебютировал в 1994 году фильмом про гамбургские гастроли группы The Beatles Пятый в квартете, затем снял компьютерный триллер Хакеры и экранизацию романа Генри Джеймса Крылья голубки. Голливудская карьера Софтли началась с фильма Планета Ка-Пэкс, где Кевин Спэйси сыграл инопланетянина в психбольнице, а Джефф Бриджес - его лечащего врача. Ключ от всех дверей - пятый фильм Иэна Софтли.

© БиоЗвёзд.Ру