Главная Войти О сайте

Йохан Вильгельм Снелльман

Йохан Вильгельм Снелльман

финский философ, писатель, журналист и государственный деятель

Имя: Йохан
Фамилия: Вильгельм
Дата рождения: 12.05.1806
Гражданство: Финляндия



Предки Снелльмана происходили из Похьянмаа (швед. Österbotten, фин. Pohjanmaa), где многие из них служили чиновниками или священниками. Его дед по матери Маттс Рёринг был землемером, а дед по отцу Герхард Снельман — капелланом. Отец, Кристиан Хенрик Снельман в самом конце XVIII в. учился в Уппсале, однако позднее увлёкся морем, стал обучаться навигационному делу, затем служил морским капитаном до 1834 г. В 1803 г. Кристиан Хенрик Снельман женился на Марии Магдалене Рёринг, которая, как и он сам, была уроженкой Остроботнии. Они поселились на острове Сёдермальм в Стокгольме, на котором в то время жили моряки и их семьи. В браке родилось пятеро детей, второй из которых, Йохан Вильгельм, появился на свет в Стокгольмской гавани на корабле Patience в 1806 году. В 1813 г. семья переезжает в город Коккола в Центральной Похьямаа, бывший тогда крупным морским портом. В 1814 году, когда Йохану Вильгельму было восемь лет, его мать умерла при родах дочери Анны в возрасте 34 лет. Отец, увлекавшийся чтением и религиозной философией, выйдя в отставку, обосновался в приобретённом им имении Пало в Алахярмя, в котором жил до своей смерти в 1855 году.

Снелльман начал своё обучение в частных учебных заведениях в Коккола. В 1816 году Снелльмана отправили на обучение в Улеаборгское тривиальное училище. В Улеаборге он жил у своей тёти Анны и её мужа, красильщика Пипониуса, а на лето выезжал в имение тёти в Рантсила. Двоюродная сестра Снельмана Мария Пипониус позднее стала женой Элиаса Лённрота.

В 1822 году пожар уничтожил Улеаборгское тривиальное училище, поэтому Снелльману не удалось получить диплом об его окончании.

Лето 1822 года Снелльман провёл в имении своей мачехи в Алахярмя. Там он встретил младшую сестру мачехи Анну Кристийну, жившую в Рауталампи, и у них завязался роман. Хотя было всего шестнадцать лет, а ей — значительно больше, они всё же были помолвлены.

Учёба в университете

5 октября 1822 г., в возрасте шестнадцати лет, Снелльман был зачислен в Абоскую Императорскую академию. В том же году в эту же академию поступили Й. Л. Рунеберг и Элиас Лённрот, хотя они были старше Снельмана. Среди соучеников Снелльмана были также Йохан Кьеммер, Йохан Якоб Нервандер и Фредрик Цигнеус. Большинство студентов Академии относились к романтически настроенной шведоязычной интеллигенции, сочувствовавшей фенноманам и разделявшей их идеи. Так, Адольф Ивар Арвидссон призывал к пробуждению финского национального духа и самосознания, и считал, что общий язык (финский) объединит фенноманов «внутренней идейной и духовной связью, которая укрепляет все партии и объединения».

Снельман планировал стать священником, и вскоре он получил теологическую стипендию. Периодически ему приходилось прерывать учёбу и работать домашним учителем, что оказало значительной влияние на его будущие взгляды на семью и воспитание. По некоторым сведениям, одно время Снельман ходил в море, возможно с отцом. Во всяком случае, он был осведомлён в мореходстве и позднее работал диспашером, специалистом по морскому страхованию.

Весной 1828 г. Снельману исполнилось 22 года, и он мог бы сдавать экзамены на право служить пастором, однако ещё предыдущей весной он принял решение продолжать учёбу для получения степени кандидата философии. Он и до этого углублённо изучал историю и литературу, а благодаря своему товарищу Й. Я. Нервандеру и инспектору студенческого землячества профессору К. Г. Хельстрёму приобрёл некоторые познания в области физики и естественных наук. Также он выучил библейский греческий язык и латынь.

При сдаче кандидатских экзаменов по философии и греческому языку Снелльман получил по этим дисциплинам высшие оценки. Греческий язык был основной изначальной специальностью куратора Снелльмана Й. Я. Тенгстрёма, ставшего впоследствии профессором философии, и многих других ведущих преподавателей университета, а также, основной дисциплиной Рунеберга, ставшего близким другом Снелльмана. Кроме того, энтузиазм вызвала освободительная война в Греции, и Россия, в состав которой в то время входила Финляндия, приняла сторону греков.

В сентябре 1827 года Абоская академия была уничтожена пожаром. После этого император Николай I решил перенести её в Гельсингфорс, где она возобновила свою работу в октябре 1828 г. как Александровский Императорский университет. Тогда Снелльман успешно сдал экзамен для получения стипендии. После этого он сосредоточился на фундаментальном изучении философии Гегеля. В это же время Тенгстрём как раз начал преподавать в качестве профессора философии, опираясь именно на систему Гегеля. В шведских же университетах, в отличие от Гельсингфорсского, в доминировал идеализм Шеллинга, что было связано с тамошней литературой. В Финляндии Тенгстрём, его друзья и ученики отличались от идейного мира Швеции в отношении литературы, философии и политики. Философские течения были связаны с развитием событий в Европе, ставшей ареной столкновений старой системы, заложенной на Венском конгрессе, с новыми революционными устремлениями.

В 1828 году профессуры теоретической и практической философии были объединены в одну должность, на которую был назначен Тенгстрём.

В 1831 году Снельман защитил кандидатскую диссертацию, в 1832 получил степень магистра, а в 1835 стал доцентом философии.

Субботнее общество

В начале 1830-х годов Снелльман тесно контактировал с другими студентами, проникшимися феннофильскими идеями. Единомышленники объединились в литературно-философский кружок «Субботнее общество», или «кружок Тенгстрёма», в состав которого вошли, вчастности, Рунеберг, его супруга Фредрика, Сакариас Топелиус, Нервандер и Цигнеус. Каждую субботу участники общества собирались в доме одного из его членов, и беседовали о литературе и философии. Главным предметом бесед была философия и эстетика Гегеля и её осмысление с точки зрения задач финского национального движения и развития литературы в Финляндии. Сначала обществом руководил Нервандер, затем — Рунеберг. В 1832 году был основан печатный орган «Субботнего общества» — газета «Гельсингфорс Моргонблад» (Гельсингфорсская утренняя газета). Однако Снелльман, будучи активным участником общества, тем не менее, не публиковался на страницах газеты из-за некоторых разногласий с возглавлявшим её Рунебергом. Вчастности, патриотизм Рунеберга был преисполнен благоговения перед родной природой, тогда как Снелльман считал дремучие финские леса скучными.

В этот период Снелльман обладал огромным влиянием как куратор и интеллектуальный лидер всего финского студенчества. В 1834 г. он стал исполняющим обязанности куратора большого студенческого землячества Похьянмаа, а когда оно разделилось, в 1837—1839 гг. был куратором землячества Северной Похьянмаа. Инспекторами землячеств был вначале Хельстрём, затем его сменил Тенгстрём.

До 1836 года года он также преподавал латынь в Гельсингфорсском лицее, основанном членами «Субботнего общества», и опубликовал небольшой учебник по латинскому языку.

После отъезда Рунеберга в Борго 1837 году кружок фактически прекратил своё существование.

За границей

После диссертаций, посвящённых абсолютности системы Гегеля и идее Лейбница о силе истории, в 1837 году Снелльман издал учебник «Введение в логику», содержавший изложение концепций «бытия» и «сущности», выдержанное в соответствии с теорией Гегеля. Вторая часть учебника была запланирована, однако так и не появилась. Тем не менее, работа заинтересовала стокгольмского книгоиздателя З. Хоггстрёма в публикации трёхтомного учебника по учению Гегеля. В 1837 году Снелльман издаёт в Стокгольме «Элементарный курс философии. Часть I, Психология», который появился на книжных прилавках в августе 1838 года. В 1840 году вышли вторая и третья части — «Логика» и «Теория права». В них Снелльман следовал за более капитальными трудами Гегеля, и основаны они были на доцентских лекциях Снелльмана.

Снелльман обладал огромным влиянием как куратор и неофициальный интеллектуальный лидер всей студенческой молодёжи Финляндии. Он активно выступал с позиции осознанной нравственности и пытался переориентировать студенчество в направлении укрепления общей нравственности, чувства ответственности и товарищества. В этом же духе позднее было выдержано его сочинение «Студент Финляндии. Приветствие новичкам», которое раздавалось не одному поколению финских студентов. Из-за приверженности идее университетской автономии в вопросах преподавания и своего принципиального упорства у Снелльмана стали возникать трения с руководством университета. Кроме того, Снелльман хотел читать дополнительные лекции на тему академической свободы, что было неприемлемо в то время, когда нагнетались страсти из-за «великого кураторского конфликта». В результате судебного процесса он получил репутацию скандалиста, хотя и не лишился своего положения. Позже, в 1840 году он издал в Швеции брошюру «Об университетской учёбе», основанную на этих его планировавшихся лекциях и получившую хождение главным образом в финском варианте. Позднее он неоднократно возвращался к этой теме в статьях, а также в лекциях, прочитанных в 1856 году.

В 1836 году Снелльман опубликовал в Швеции объёмную полемическую рецензию, а в 1837 году издал первую часть своего учебника. В 1837 году он опубликовал в Гельсингфорсе первый том литературного обозрения «Испанская муха» (швед. Spanska flygan), второй и третий номера которого вышли в 1840—1841 годах. Приехав в конце 1839 года в Стокгольм, Снелльман сразу стал помощником редактора еженедельника «Фрейя», войдя в ведущие литературно-политические круги Швеции. Статьи Снелльмана в журнале «Фрейя» быстро приобрели известность. Он не был согласен с радикальной линией газеты «Афтонбладет», но в то же время не присоединялся к правительственному фронту. В своих статьях Снелльман рассматривал проблему сеймовой реформы, таможенные вопросы, в целом понятия государства, сословия, корпорации, народного хозяйства, а также школьный вопрос. Он уделил внимание национальному движению чехов, венгров и других народов, писал о критике библии Д. Ф. Штрауса.

На рубеже 1839—1840 годов Снелльман написал «продолжение» к роману Альмквиста «Это возможно». В романе Снелльмана «Это возможно. Картинка из жизни. Продолжение» описывалась последующая история и распад пары любовников — героев романа Альмквиста. Снелльман предлагает выводы, соответствующие его учебнику по психологии, написанному в этот же период. Кроме того, он заложил основы представлений об обществе, которые затем изложил в труде «Учение о государстве» (1842). Позднее он вернулся к теме брака и любви в книге «Четыре венчания. Картины в манере Тербурга. Часть I. Любовь и любовь» (Стокгольм, 1843; немецкий перевод в 1844). Однако вторая и начало третьей части книги были изъяты из продажи и пущены в макулатуру.

Снелльман также хотел преподавать в Уппсале, однако получил отказ. В 1840 году он отправился в путешествие — вначале он посетил Копенгаген, в конце сентября 1840 приехал в Тюбинген, а в конце мая 1841 отправился в поездку по Европе, посетив Вену, Берлин, Мюнхен, Прагу, Дрезден и Лейпциг. В Тюбингене Снелльман написал книгу «Идея личности» (нем. Versuch einer speculativen Entwicklung der Idee der Persöhnlichkeit). Этот труд был связан с дебатами по философии религии, в ходе которых книга Штрауса внесла раскол в ряды последователей Гегеля и которые в целом породили большие научные и общественные дискуссии. В этот же период Снелльман знакомится с трудами Монтескьё, Макиавелли, Вольтера и Фейербаха. Также он продолжал изучать сочинения Спинозы и Гегеля. Взгляды Гегеля и Штрауса расходились в понимании «общего» и «особенного» в индивиде, и об этом Снелльман написал свою книгу.

Вернувшись в Стокгольм, Снелльман продолжил заниматься литературной деятельностью — писал статьи и обширные рецензии, предложил свои услуги в качестве переводчика и автора комментариев к основному труду Штрауса, поделился своими впечатлениями о поездке в книге «Германия. Описания и воспоминания о путешествии 1840—1841».

Пребывание в Германии и Стокгольме сыграло огромную роль в духовном развитии Снелльмана. Свои шведские встречи и впечатления он описал в цикле литературных портретов «Шведские силуэты», который был выпущен весной 1848 года в виде серии из четырёх больших статей в журнале «Литтературбладет». Важнейшими результатами зарубежных поездок Снелльмана стали его труды, посвящённые проблемам личности, а также его основной труд в области социальной философии — «Учение о государстве», изданный в Стокгольме в конце 1842 года.

Поездка за границу способствовала тому, что Снелльман увидел широкий горизонт и развитые экономику, политику и журналистику, познакомился с начинавшейся эрой «буржуазной публичности» и, таким образом, обрёл дистанцию, которая была необходима для критики ситуации в Финляндии.

Жизнь в Куопио

Помимо трудов европейских философов, большое влияние на Снелльмана и его взгляды оказала полемика о государственном статусе Финляндии, которую, опираясь на различные политологические и юридические аргументы, вели между собой И. Вассер и Й. Я. Нурдстрём, поддерживаемый А. И. Арвидссоном. Воодушевившись венгерскими, чешскими и ирландскими дискуссиями по национальным вопросам, Снелльман уже летом 1840 года в письме к своим друзьям критиковал финляндское общество и социальную пропасть, отделявшую привилегированные сословия и университет от простого народа, которую он понимал прежде всего как языковой вопрос.

В конце 1842 года Снелльман вернулся в Финляндию. Как и прежде, он стал читать лекции в университете, одновременно стараясь найти удобный случай изложить свои социальные взгляды в журналистской форме. Однако консул Г. О. Васениус отказал ему в должности второго редактора газеты «Гельсингфорс Тиднингар» (наряду с Топелиусом). Тем не менее, весной 1843 года Снелльман был назначен ректором средней школы Куопио, где была типография, но не было местной газеты. Единственной публикацией, подписанной Снелльманом в тот период, стала небольшая заметка 4 декабря 1843 года, извещавшая об издании газеты «Сайма». Газета стала выходить с января 1844 года.

Ещё в «Спанска Флюган», а затем в Швеции Снелльман критиковал другие периодические издания, и это также стало характерной чертой «Саймы». Газета отражала требования нового, индустриализированного и современного общества, критикуя при этом старое, существующее общество. Однако, по мнению Топелиуса, программа Снелльмана была утопична и преждевременна с точки зрения условий и возможностей Финляндии того времени. Сам Снелльман, вероятно, видел преимущество жизни в провинции, где он мог проводить более жёсткую линию, тогда как в Гельсингфорсе его было бы легче заставить идти на уступки. Программа газеты «Сайма» представляла собой адаптацию идей «Учения о государстве» и «Фрейи» к финским условиям, при этом из политических соображений эти идеи подавались в полемическом ключе. Снелльман применил к Финляндии дебаты, которые велись вокруг национальной идеи у чехов и венгров, дополнив идеи, навеянные ситуацией в провинции Саво. Ранее он усвоил взгляды на народное хозяйство и на активизацию народных масс, и в результате наряду с «Саймой» возникло издание «Друг крестьянина», в первых номерах которого давались советы по строительству хлевов, а также присутствовали размышления о происхождении финнов, тогда как в первом номере «Саймы» основное внимание было уделено «Истории рабочего класса» Гранье де Кассаньяка и перспективам обновления историографии, открываемым этим трудом. Основу «Саймы» составляли статьи, связанные с проблемами воспитания, женского образования, школ и университета. Много места отводилось также обзорам зарубежной, прежде всего шведской, литературы.

С лета 1845 года генерал-губернатор князь Меншиков начал следить за статьями из газеты «Сайма», которые для него переводились. Он приказал написать Снелльману, что с предложениями, затрагивающими улучшения в общественной жизни, следует обращаться непосредственно к властям, а не вызывать публичное недовольство «нынешним положением страны». А весной 1846 года к газете был приставлен строгий цензор. Чиновников не устраивал прежде всего резкий и саркастический тон Снелльмана, подрывавший их авторитет. Этот аспект стал ещё существеннее с обострением общеполитической ситуации в Европе весной и летом 1846 года в связи с восстанием в Кракове, деятельностью «профессорского парламента» в Германии, а также из-за Шлезвиг-Гольштинского вопроса. Всё это так или иначе было связано с интересами России. В конце 1846 года Сенат отменил разрешение на издательство «Саймы». Однако в начале 1847 года Снелльман получил возможность распространять свои взгляды в ежемесячном журнале «Литтературблад» («Литературный листок для всеобщего гражданского просвеще ния»). Официально издателем журнала являлся Элиас Лённрот. Летом 1847 года Снелльман совместно с Э. Й. Ленгманом предпринимает поездку в Германию, Францию, Бельгию и Англию с целью ознакомления с лесной промышленностью.

18 ноября 1845 года Снелльман вступил в брак с семнадцатилетней Йоханной Ловисой Веннберг (14 января 1828 — 4 июня 1857)[2], дочерью аптекаря из Куопио Андерса Веннберга и Авроры Олсон. В браке родилось пятеро детей — Ханна (р. 22.11.1846), Андерс Хенрик (р. 16.8.1848), Йохан Людвиг (р. 14.3.1850), Вильгельм (р. 6.10.1851) и Карл (р. в 1855). Андерс Хенрик Снелльман (ум. в 1911) был членом судебного департамента Сената в 1905—1909 годах, а Карл Снелльман (ум. в 1828) был директором Национальной дорожной администрации Финляндии в 1909-1925 годах. В 1917 году Карл Снелльман получил звание действительного государственного советника.

Снелльман работал на своей должности в школе в Куопио до конца 1849 года.

© БиоЗвёзд.Ру