БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Любовь Дзюбенко

Любовь Дзюбенко

врач

Имя: Любовь
Фамилия: Дзюбенко
Гражданство: Россия

Главное — больная не умерла

— ЛЮБОВЬ Александровна, вы никогда не жалели, что связали свою жизнь с медициной?

— Как можно?! Это, наверное, неприлично так говорить, но я БЕЗУМНО любила свою хирургию. Безумно любила своих больных. Каждого тяжелого больного помню в лицо. Всех их я выхаживала лично после операции. Если вдруг что-то случалось и мне звонили домой из больницы, я стремглав неслась на работу. Муж, видя, что я только что пришла с работы и снова начинаю одеваться, обычно произносил: «Опять к больным? Ну, тогда я с тобой». И шел меня провожать. Усаживался в моем кабинете, раскрывал газету… А потом мы пешком от больницы под руку шли домой. Боря любил эти прогулки. В такие моменты всегда говорил: «Ну вот как хорошо. Можно спокойно поговорить». В обычной жизни нам и поговорить-то не хватало времени. Мы были очень счастливы. Все сорок восемь лет (до золотой свадьбы муж не дожил всего два года) прожили как один день. Я даже не помню, чтобы мы когда-нибудь ругались.

Действительно, везунчик Любовь Александровна. С одной стороны — любимая профессия, с другой — счастливая семья. А что главное в семье? Любовь? Конечно. Но еще главней — уважение и понимание. Борис не только понимал Любу, но и поддерживал. Когда она, уставшая и измученная, приходила домой, муж первым делом справлялся, все ли в порядке в больнице, и не разрешал другим домашним сразу нагрузить ее семейными проблемами: «Дайте матери сначала спокойно тарелку супа съесть!»

— Однажды моя мама начала отчитывать меня за то, что я за молоком на плите не уследила. Корит меня, ругает, а я ей в ответ: «Да мне на это молоко наплевать. Самое главное, что у меня в больнице сегодня больная не умерла!» Вот так. Все остальное — просто мелочи жизни.

Своеобразный рекорд хирурга Дзюбенко — двадцать три операции, сделанные за одни сутки! Только операций повышенной сложности Любовь Александровна сделала более шестисот. Эта цифра доподлинно известна, так как ее необходимо было представить для защиты высшей категории. Остальные же, как выражается Дзюбенко, «легкие» — грыжа, аппендицит, холецистит и другие, — даже и не считались.

Ждите.За вами приедет «черный ворон»

НЕСМОТРЯ на счастливую жизнь, неприятностей, как и у любого другого человека, у Любови Александровны хватало. Однажды, будучи еще молодым врачом, она замещала заведующего отделением.

— В ту ночь в больницу с проверкой нагрянул один высокий начальник. А у нас ЧП — умерла больная. Виноват был молодой доктор, назначивший женщине не те процедуры, которые было нужно.

Хирург Дзюбенко всю вину взяла на себя. Сказала, что это она делала процедуры. При вскрытии стало ясно, что у женщины была злокачественная опухоль на последней стадии. И если бы даже ее удалось откачать, она все равно бы умерла спустя какое-то время.

— Но приехавший чиновник ничего не хотел понимать. В ходе нашего с ним разговора мне даже показалось, что снова наступил тридцать седьмой год. Напоследок он бросил: «Ждите. За вами сейчас приедет «черный ворон». Можете сушить сухари». Но… он не приехал.

«Век бы с вами не расставался!»

СЛОЖНЫХ случаев в практике каждого врача хватает. Бывает, что пациента не успевают спасти. Как говорят сами хирурги, каждый такой случай воспринимается как трагедия. Не важно, что пациент был безнадежен или помощь пришла к нему слишком поздно, — обычно врач навсегда запоминает каждую смерть. Что ж, такая профессия, иногда приходится признавать свою и в целом медицины беспомощность. Думается, хирург Дзюбенко достойна Книги рекордов Гиннесса. Ей удалось избежать слез отчаяния после неудачной операции. Все ее пациенты выжили.

— Наверное, самый сложный случай в моей практике был вот какой. Однажды ночью в мое дежурство к нам поступил молодой парень с ножевым ранением. Пострадал сосуд, который отвечает за кровоснабжение руки. Ситуация осложнялась тем, что на месте трагедии человеку сразу же вытащили из раны нож. А делать этого было нельзя. Открылось сильное кровотечение. Тут уже не просто о спасении руки шла речь, а о спасении жизни. Был только один шанс из ста, что сосуд удастся зашить. Я тут же посреди ночи позвонила известному тогда на весь мир профессору Борису Розанову, заведующему хирургическим отделением, и попросила совета. Он объяснил мне, как лучше провести операцию, и при этом добавил: «Люба, ты там шей, а я пока у телефона подежурю. Как только закончишь, позвони. А если что-то не будет получаться, то сразу же высылай за мной дежурную машину, я приеду, помогу». Сосуд я зашила. Очень удачно. Кровотечение остановилось. Человек не просто выжил, нам удалось спасти ему руку.

А однажды случился просто анекдот. Лечился у меня один старичок. Выходили мы его, на ноги поставили, а он приходит ко мне перед выпиской и говорит: «Век бы с вами не расставался! Прямо жил бы тут у вас в больнице. Так мне здесь хорошо!» Ну, я ему и отвечаю шутливо: «Так вы принесите сюда раскладушку и живите себе на здоровье». Спустя несколько дней звонят родные моего пациента: «Дедушка требует раскладушку ему купить да к вам в кабинет доставить. Клянется, что вы ему там жить разрешили». Пришлось долго потом объяснять, что я пошутила.

Дочь водила в морг

ОЧЕНЬ не хотела Любовь Александровна, чтобы ее дети пошли по стопам матери. Оно и понятно — работа не из простых. Сын стал физиком-ядерщиком, а вот дочь… решила стать врачом.

— Чего я только не делала! Даже в морг водила ее! Вдруг, думаю, испугается и откажется от своей затеи. Ничего не помогло. Сейчас она — врач-рентгенолог.

Внука Любовь Александровна уже не отговаривала. Просто на помнила, что детским хирургом (именно факультет педиатрии-хирургии выбрал внук) быть во сто крат сложнее, чем взрослым.

* * *

Тридцать пять лет проработала Любовь Александровна в больнице имени С. П. Боткина. Годы пролетели незаметно. Ей было почти семьдесят, когда хирург Дзюбенко поняла, что пора уходить… Но и сегодня в свои восемьдесят она нет-нет да и возвращается мысленно в операционную…

____________________________________________

ВОЙНА застала Любу семнадцатилетней девочкой. В субботу, 21 июня, был выпускной вечер в школе. Как и полагается, светлые бальные платьица, счастливые улыбки, мечты о будущем. А назавтра была война… «Война помогла мне выбрать будущую профессию. Профессию врача-хирурга». Но сначала были курсы медсестер. А потом фронт. Там она встретила своего будущего мужа. Своего командира по жизни. Сколько раз потом говорил он ей: » Я всю войну командовал тобой, а ты всю жизнь — мной».

© БиоЗвёзд.Ру