Главная Статьи Войти О сайте

Мирослав Слабошпицкий

Мирослав Слабошпицкий

Актер, режиссер

Имя: Мирослав
Фамилия: Слабошпицкий
Гражданство: Россия



Мирослав, что такое проект «Мудаки» и какое место в нем занимает ваша новелла «Глухота»?



— Я бы сказал просто: «Это бунт режиссеров». Как вы понимаете, наше государство со своим Министерством культуры от кино сегодня настолько далеки, насколько это возможно вообще. Поэтому, в пику всему, было решено снять фильм без денег. И у нас это получилось. Бюджет фильма, вы не поверите, составил страшную сумму в 300 евро! Мы изворачивались как могли. Например, цифровую камеру, на которую снимали картину, нам пожертвовали знакомые. Актеры и съемочная группа работали не за деньги, а на голом энтузиазме!

«Глухота» — кино не самое радостное. Но хоть во время съемок что-то забавное происходило?



— Постоянно. Вот договорились мы с интернатом для глухонемых задействовать в съемках реальных детей с проблемами слуха. Как вдруг — бац! — каникулы. Хорошо, мы сидим, ждем. Каникулы подходят к концу. Мы только собираемся начать съемки, а тут — бац! — карантин из-за эпидемии объявляют! В итоге пришлось брать обычных людей и учить их общаться на языке жестов. Или вот такой случай: мы актеров как набирали — так же, как многие себе жену ищут. Есть какое-то смутное представление, а дальше все решается само собой. Просто понимаешь — это мое. Так мы и нашли на главную роль Диму Сокола. А потом, чуть позже, я его в агитролике Тимошенко увидел, где он также разговаривает на языке жестов. Было забавно (смеется).

Как вы считаете, почему в прошлом году жюри оставило ваш «Диагноз» без награды? Зрители-то картину оценили...



— Сложно сказать. Мне кажется, она показалась им чрезвычайно реалистичной. А это многих может и отпугнуть...

Так ведь и ваш новый фильм более чем реалистичный. Тема, согласитесь, острая...



— Есть такое. Но это не я тему выбираю, а тема меня. Так уж получается (смеется). В «Глухоте» даже нет ни единого слова — я имею в виду вербальные звуки. Только жесты рук. Я давно уже носился с такой идеей, и вот получилось наконец-то реализовать. Для меня моя «Глухота» — это притча о взаи¬монасилии гражданина и власти.

Предыдущий Берлинале что-то изменил в вашей жизни?



— Я прибавил в опыте и обзавелся собственным продюсером (смеется). Кстати, пользуясь случаем, хочу развеять слухи, гуляющие по интернету, — я не снимал ТВ-сериал «Отряд» с Игорем Лифановым. Это ошибка!

Снимая «Глухоту», вы специально затачивали ее под Берлинале?



— А это нереально. Понятно, что у каждого феста есть тот или иной формат. И Берлинале не исключение. Но отгадать, что у жюри будет в фаворе нынче — гиблое дело. Сами посудите, им на отбор со всего мира присылают (кстати, стоимость одной заявки — $50. — Авт.) 2600 картин! Тут не отгадаешь. Это своего рода кинолотерея! Впрочем, в прошлом году многие тоже считали, что «Диагноз» я делал специально под фест — смею вас заверить, это не так.

© БиоЗвёзд.Ру