Главная Статьи Войти О сайте

Олег Пирожков

Олег Пирожков

Комментатор "НТВ-Плюс"

Имя: Олег
Фамилия: Пирожков
Гражданство: Россия



Содержание

  1. Сколько матчей Евро-12 вы уже посмотрели?
  2. Например?
  3. Почему первый матч сборной России закончился так, как закончился?
  4. Если говорить о физике, вам не показалось, что сборная России в конце матча с поляками прилично подсела?
  5. Факт: многие терпеть не могут Адвоката и до сих пор ностальгируют по Гусу Хиддинку. Вы – нет?
  6. То есть?
  7. Следующим тренером сборной почти наверняка будет кто-то не из Голландии. Не грозит ли нам это серьезным падением?
  8. Кто может стать новым тренером сборной России?
  9. Игра в три центральных защитника против Испании – то, что, собственно, и проделала сборная Италии – ключ к успеху?
  10. ... Что вы и делаете.
  11. Как поклонник Италии, объясните: почему эта сборная не выиграет Евро-2012?
  12. Вы верите, что 2:2 между Испанией и Хорватией реальны?
  13. Что вы сделаете, если испанцы и хорваты все-таки сыграют 2:2? Напьетесь? Сожжете майку сборной Хорватии?
  14. Вы сказали, что у Италии не хватает харизматичных игроков. А среди молодежи есть такие, кто может этот дефицит ликвидировать?
  15. Возрождение Пирло стало одним из главных событий европейского сезона. Только нам кажется, что Пирло-2012 чем-то похож на Зидана-2006?
  16. Главный юный талант итальянцев – Марио Балотелли. По-вашему, тренеры всегда будут терпеть его дерзкий характер?
  17. Сколько угодно.
  18. Одно из сильнейших впечатлений первый двух туров – дубль Фернандо Торреса. Ваша любимая шутка про него?
  19. Другое мощное впечатление – Андрей Шевченко. Вы наблюдали за ним в прошедшем сезоне?
  20. Вы часто говорили, что футбол вам ближе, чем хоккей. Сегодня мы в этом убедились. Тем не менее, это не совсем типичный выбор для человека, родившегося в Ярославле.
  21. Футбол вы чувствуете лучше?
  22. Какой город лучше, Москва или родной Ярославль? (Motakuji)
  23. Завершить карьеру?
  24. Когда вы окончательно переехали в Москву?
  25. Вы действительно ушли с выпускного ради футбольной телетрансляции? Да-да, я смотрел «репортеров». (Энди)
  26. Дмитрий Федоров рассказывал, как они с Уткиным однажды бросили девушек и ушли смотреть «Милан» – «Интер». Это еще как-то можно понять. Но матч первой лиги?
  27. Супругу Андрея Талалаева уже тошнит от футбола. Вашу – нет?
  28. Ваш лучший репортаж?
  29. Репортаж, за который вам стыдно.
  30. Однажды кто-то из комментаторов «НТВ плюс» сказал, что вы до такой степени универсальны в своей профессии, что можете даже откомментировать чемпионат Гондураса. Скажите, в чем ваш секрет? (Born Slippy)
  31. Роман Трушечкин рассказывал, как однажды комментировал пляжный футбол и не знал никого, кроме тренера Эрика Кантона. Сорок минут они вместе с Тимуром Журавелем шутили по поводу его бороды. В вашей карьере такое случалось?
  32. Вы когда-то сказали, что главная задача комментатора – не мешать зрителю смотреть футбол. Означает ли это, что профессию комментатора можно вообще «упразднить за ненадобностью» – хоть мешать никто не будет?) (Дитя минут)
  33. Самый курьезный случай в вашей карьере?
  34. Обиделись на него?
  35. Неспроста же так говорят. Случается.
  36. Вы развели невероятную активность на Facebook – у кого-то из нас нет вас в друзьях, но даже тогда вся лента забита вашими комментариями.
  37. С кем из футболистов и тренеров вы можете пойти в бар?
  38. Стойкое впечатление: «НТВ плюс» уже долгое время находится в состоянии кризиса, и это явно не идет на пользу атмосфере внутри коллектива. Василий Уткин это назвал, кажется, столкновением амбиций. Мы же видим, что даже в Твиттере «плюсовцы» продолжают выяснять отношения.
  39. Тем не менее, люди продолжают уходить с НТВ на ВГТРК. Вы боитесь этого конкурента?
  40. Как сотрудник компании, объясните: почему зрителю не стоит отписываться от «НТВ Плюс», хотя все больше чемпионатов переезжает на ВГТРК?
  41. Все же тарелку покупают для того, чтобы смотреть спорт.
  42. Ваш главный чемпионат на сегодня – это Серия А?
  43. Если Италия уйдет на ВГТРК, чем будете заниматься вы?

Сколько матчей Евро-12 вы уже посмотрели?



– Все. Если что-то не удавалось зацепить впрямую, я смотрел в записи. К тому же, были такие игры, которые хотелось пересмотреть.

Например?



– Первый матч сборной России, матч сборной Италии с Испанией. Италия совершенно неожиданно сыграла с тактической точки зрения. Они, конечно, наигрывали эту схему, но в квалификации играли в четыре защитника. А в этом матче им удалось сыграть достаточно надежно. Жаль, продолжения не последовало.

Почему первый матч сборной России закончился так, как закончился?



– Чехи очень авантюрно сыграли, оказались очень наивными и из всех вариантов игры против наших выбрали самый неудачный. Игра на встречных курсах была их ошибкой.

Если говорить о физике, вам не показалось, что сборная России в конце матча с поляками прилично подсела?



– Последние 20 минут – да. На протяжении последних полутора недель наши тренировались один раз в день. Все другие сборные по паре тренировок проводили. Я думаю, что логика в таком решении Адвоката была, большинство игроков представляют наши ведущие клубы, которые сложный турнир первой восьмерки проводили на полях не самого лучшего качества, в сложных погодных условиях, все матчи были боевыми. Игроки впервые были поставлены в такие условия, что сразу после отпуска пришлось постоянно рубиться. После этого была нужна скорее восстановительная программа. Я так понимаю, что ставка была сделана на то, чтобы сборная набирала форму по ходу турнира, через игры выходила на оптимальный уровень функциональной готовности (интервью состоялось до матча с Грецией – прим. Sports.ru).

Факт: многие терпеть не могут Адвоката и до сих пор ностальгируют по Гусу Хиддинку. Вы – нет?



– Мне нравится Адвокат, нравится как личность. Он вообще представляется мне очень русским человеком.

То есть?



– Он любит поскандалить, поругаться с судьями и коллегами, поначалу недоверчив ко всем вокруг. Помните прощание с ним в Пулково? Он очень долго держался, но в итоге уткнулся в чье-то плечо и зарыдал. Так себя не вел ни один тренер. Хиддинка я таким представляю себе с трудом. Что касается Адвоката, то я испытываю к нему серьезную симпатию. Я в свое время прочитал его биографию, она была написана в то время, когда он работал в Санкт-Петербурге, очень интересная книжка. На меня произвело впечатление событие из его игровой карьеры. В клубе «Ден Хааг» он был капитаном и лидером, ведущим центральным полузащитником, воспитанником в конце концов. Когда ему было 27, он все это бросил ради любимой женщины, которая жила в другом городе. Он переехал туда и стал выступать за местную команду, доказывая все по новой. Это крайне сложно, но он смог. Второй момент: когда он возглавил «Рейнджерс», то довольно долго не говорил своей маме, что работает в другой стране. При первой возможности, каждые выходные, он ее навещал так, как будто по-прежнему работает в Голландии. Мне кажется, что эти два примера говорят о нем как о человеке гораздо больше, чем поведение на пресс-конференциях, его жесты в адрес коллег и тому подобное.

Следующим тренером сборной почти наверняка будет кто-то не из Голландии. Не грозит ли нам это серьезным падением?



– С такой угрозой нельзя не считаться. Вместе с голландцами сойдет и то поколение, которое при них одержало свои самые важные победы. Так или иначе, на ЧМ-2014 из этого состава могут отправиться человек 8-10. А эти люди подарили нам много хорошего. Я поймал себя на мысли, что когда сборная выходила на четвертьфинал против голландцев, то я испытывал такие же чувства, которые испытывал, когда ждал еврокубковых матчей киевского «Динамо» и сборной СССР. Это просто офигенное ощущение того, что ты сильный. Не зря говорят, что когда мужчина смотрит футбол, то отождествляет себя с теми 11 игроками, которые в его команде.

Кто может стать новым тренером сборной России?



– Вы знаете, это довольно сложный вопрос. Я им сам задавался в последнее время, и у меня нет ответа. Все размышления приходят к кандидатуре Газзаева. Пусть говорят, что это пройденный этап, нет логичных оснований возвращаться к его кандидатуре, но если не он, то кто? Когда мы говорим о молодых специалистах, то лично у меня нет уверенности, что с этой ношей справится кто-то из них. Но если настаиваете, то я бы назвал Кобелева. Мне кажется, что как постановщик игры, как хороший мотиватор, который умеет выжимать максимум из минимума в разных обстоятельствах, он подходит. Спустя какое-то время такой человек мог бы серьезную пользу принести сборной.

Игра в три центральных защитника против Испании – то, что, собственно, и проделала сборная Италии – ключ к успеху?



– Решение сборной Италии перейти на игру в три защитника обусловлено тем, что у «Ювентуса» это очень здорово получалось во второй части сезона. Насколько я понимаю, изначально была идея, что вся ювентийская оборона будет присутствовать на поле. Но сломался Бардзальи, на месте которого пришлось использовать де Росси. Он в «Роме» играл центрального защитника, но в расстановке 4-4-2. И он свою задачу выполнил, играл в самом центре обороны, прекрасно читал игру. Мелкий пас испанцев доходил до штрафной, но проникновений к воротам в первом тайме не было.

Я не готов говорить, что это универсальное оружие против Испании, потому что для испанцев это был стартовый матч на турнире. Сборные, которые держат в уме финал, должны прибавлять и набирать по ходу турнира. Возможно, Дель Боске сам себя обманул, когда вышел на игру без номинального форварда. Может быть, стоило более классическим образом игру построить. Но в его позиции была логика, своими перемещениями испанские хавы утомили итальянских защитников. Когда вышел Фернандо Торрес, то не просто так он получил два супермомента. То есть скоростные хавбеки эту защиту сначала ушатали, а потом вышел свежий центрфорвард и должен был решать исход матча. Испания по-прежнему невероятно сильна. Мы вчера на работе с ребятами смотрели матч между Испанией и Ирландией. У Ирландии не топ-команда, но она дисциплинирована и обучена – и ее испанцы разобрали на запчасти. Мой коллега Тимур Мухаматулин сказал, что это был не футбол, а «джаз». Очень емкое определение. Можно их любить, можно не любить, можно притапливать за Италию...

... Что вы и делаете.



– Да. Но не признавать того, что на наших глазах играет великая команда, просто нельзя.

Как поклонник Италии, объясните: почему эта сборная не выиграет Евро-2012?



– Очень мало ярких игроков. В этой команде из выдающихся личностей есть Пирло и Буффон, больше никого. Вот, пожалуйста: два мяча Италия забила, сделали это 33-летний Пирло и 34-летний Ди Натале. И это притом, что Пранделли говорил, что будет освежать команду. Хотя это и первый его цикл, он был вынужден перестраивать игру, были нужны изменения, на все это требуется время. Пранделли вообще нетипичный тренер для Италии, он романтик, это переносится на профессиональную деятельность. Вариантов всего два: либо он будет иметь большой успех, либо провалится. Пока я думаю, что второй ближе. Но если у федерации хватит терпения не увольнять его, пусть даже Италия не выйдет из группы, то что-то интересное может нарисоваться.

Вы верите, что 2:2 между Испанией и Хорватией реальны?



– Нет. Я не хочу в это верить. Можно выйти, порубиться, честно сыграть 2:2, но вероятность такого исхода не слишком высока. Я уверен, что те же испанцы не будут играть на такой результат. Говорят, что им это выгодно в том плане, что получится сразу убрать такую крупную рыбу как Италия. Но испанцы играют от себя, и если бы они еще раз встретились с итальянцами на более поздней стадии турнира, то без проблем бы выиграли. Я уже сказал, что сборная Испании – достояние мирового футбола. Эти игроки слишком любят футбол, чтобы опускаться до таких вот вещей. Хорваты будут играть на победу, это достаточно духовитая команда, которая при Биличе выиграла в гостях у Англии в матче, который для них ничего не решал. Я в этом смысле в очередную Nordic Victory не верю.

Что вы сделаете, если испанцы и хорваты все-таки сыграют 2:2? Напьетесь? Сожжете майку сборной Хорватии?



– Ничего не сделаю. В конце концов, Италия сама себя поставила в такое положение. Не исключен вариант, что будет честная борьба и матч закончится именно так. Ну или 3:3. Буду ждать следующего турнира. Сборная Италии – любовь детства, я всегда буду ее поддерживать и за нее переживать. Я живу с ощущением, что следующий цикл будет лучшего предыдущего. Иногда эти ощущения не подводят.

Вы сказали, что у Италии не хватает харизматичных игроков. А среди молодежи есть такие, кто может этот дефицит ликвидировать?



– Это огромная проблема. Я общаюсь с людьми, которые постоянно варятся в итальянском футболе и знают о ситуации. У них у самих есть серьезные опасения, что сборная может превратиться в среднюю команду. Игру делают личности, и Италия будет испытывать дефицит игроков экстра-класса в ближайшие годы. Мне кажется, что смягчить этот эффект поможет тактическая выучка.

Возрождение Пирло стало одним из главных событий европейского сезона. Только нам кажется, что Пирло-2012 чем-то похож на Зидана-2006?



– Наверное, с той лишь разницей, что я очень надеюсь: для Пирло этот турнир не станет последним и через два года он будет способен попасть хотя бы в заявку сборной на чемпионат мира. А сейчас, после «Милана», где он был травмирован и играл очень мало, это настоящий ренессанс. Может быть, этот простой помог ему раскрыться в «Ювентусе» и выдать один из лучших сезонов в его карьере. А что касается его роли в сборной, то с ментальной точки зрения тот Зидан для Франции был все-таки куда более масштабной фигурой, нежели Пирло в этой Италии. Говорить, что это команда Пирло и всех остальных, нельзя. Но с точки зрения построения и влияния на игру этот человек, конечно, определяет очень и очень многое.

Главный юный талант итальянцев – Марио Балотелли. По-вашему, тренеры всегда будут терпеть его дерзкий характер?



– Почему нет? Таланты всегда обладают непростым характером, зачастую требуют индивидуального подхода. Пока Балотелли ведет себя нормально, не курит, свесив ноги из окна накануне решающих матчей, не откалывает какие-то другие номера, в целом держит себя в руках. Можно закрывать глаза на его яркую индивидуальность. Надо только не забывать о том, что он еще совсем молодой парень, для которого это первый большой турнир. Он не может сразу всех очаровать. Тот же Марадона в Испании-82 запомнился тем, что провалил турнир, сгорев в первую очередь эмоционально. Так это был Марадона, которого ставят в один ряд с Пеле. Что касается Марио, то он еще не до конца сформировался как личность. Возможно, скоро все изменится, возможно, он женится и станет совсем другим. Вспомните случай с Кассано. Можно употребить слово «оторва»?

Сколько угодно.



– Вот, был человек оторвой, а после женитьбы и рождения ребенка стал совсем другим. У Шекспира, как правило, магические превращения в характерах тиранов происходили в пьесах. Надеюсь, с Балотелли произойдет что-то похожее. В любом случае, большой проблемы я в этом не вижу. Нужен подход – ищите. Если тренер не может его найти, то это в некотором смысле еще и проблема тренера.

Одно из сильнейших впечатлений первый двух туров – дубль Фернандо Торреса. Ваша любимая шутка про него?



– Ребенок всматривается в темноту, начинает плакать от страха и говорит маме: «По-моему, там кто-то есть». Мама отвечает: «Сынок, не волнуйся. Это Фернандо Торрес, он не опасен». Язвительный анекдот, который ситуацию с Торресом гипертрофирует. Он нападающий мирового класса. Что у него там не пошло в «Челси» я не знаю, но ему просто не везло на протяжении долгого периода времени. Месседж шутникам Торрес послал первым мячом в ворота ирландцев, исполнив все как в компьютерном симуляторе. Выход на ударную позицию был вовсе великолепен, такое ощущение было, что сработала машина, а не человек.

Другое мощное впечатление – Андрей Шевченко. Вы наблюдали за ним в прошедшем сезоне?



– Не очень. Украину мы не транслируем, к сожалению. Насколько я знаю, Семин его в последний год использовал в достаточно щадящем режиме. Из-за травмы спины полноценный клубный сезон Шевченко проводить был не в состоянии. Но это большой плюс и ему, и Семину, и киевским врачам, которые все вместе смогли подготовить его к домашнему чемпионату Европы, на котором он может играть в полную силу. Мне понравилась метафора Стаса Рынкевича: «Шевченко взял каждого из нас за руку и отвел в детство». Эти его два гола – типичные мячи времен выступления за «Милан». Вообще знаковый момент: он сумел повести партнеров за собой. Для него это точно последний турнир. Этот человек не просто войдет в историю, он станет легендой. Если уже не стал.

Вы часто говорили, что футбол вам ближе, чем хоккей. Сегодня мы в этом убедились. Тем не менее, это не совсем типичный выбор для человека, родившегося в Ярославле.



– Я имел в виду с профессиональной точки зрения. Хоккей комментировать гораздо сложнее. Те четыре года, что я работал в Ярославле, комментировал именно хоккей. Мы тогда транслировали все игры «Локомотива». Но футбол мне всегда больше нравился, потому что даже с тактической точки зрения это более вариативная игра. Она содержит больше подходов. Если брать чистую математику: 11 человек могут разыграть куда больше комбинаций, чем 5. Ну и я хочу быть честным: по-настоящему я хоккей никогда чувствовал. Хотя меня хвалили за какие-то хоккейные комментарии – тот же Юрий Розанов признавался, что приметил меня именно на хоккее, да и на конкурсе комментаторов я работал его. Уф, я сейчас признался, и мне даже как-то легче стало.

Футбол вы чувствуете лучше?



– Однозначно. Для меня эта игра – чудо! Каждый матч – это маленькая жизнь. Другой такой не будет. Может, это будет пафосно звучать, но я каждый матч стараюсь работать, как последний. Потому что любой из них – уникален и неповторим.

Какой город лучше, Москва или родной Ярославль? (Motakuji)



– Ярославль. Я очень люблю свой город и считаю его самым красивым в мире – хотя я объездил далеко не весь мир. Для меня это так. Это город, который навсегда в моем сердце, и только там я чувствую себя хорошо и спокойно. Когда я уже жил в Москве, иногда просыпался, брал билет на утреннюю электричку, гулял по ярославским улицам четыре часа и потом возвращался назад. Этого хватало, чтобы подзарядиться на месяц вперед. Я жил там 30 лет, и каждая улица – это воспоминания, люди, события в жизни. Поэтому когда у меня что-то не клеится в жизни, я знаю: стоит вернуться назад, и все будет хорошо. Этот город, в котором я хочу…

Завершить карьеру?



– В котором я хочу жить. И если бы транспорт позволял, я жил бы в Ярославле и работал здесь. Но сейчас это, конечно, слишком жестко.

Когда вы окончательно переехали в Москву?



– А я еще и не знаю, переехал ли окончательно. В Москве я оказался зимой 2005-го, под Новый год. Конкурс комментаторов был в ноябре, и я постарался как можно быстрее приступить к работе. Другие ребята – Денис, Миша – приехали уже после нового года. Почему я сделал это раньше? В декабре не было много работы. В чемпионатах пауза, и в основном люди собирались пообщаться и попить пива. Так что я просто привыкал к обстановке и периодически озвучивал обзоры молодежного чемпионата мира по хоккею. Если бы я приехал в разгар работы и целыми днями видел вокруг себя Уткина, Розанова и других, я бы месяц привыкал к тому, что это не сон.

Вы действительно ушли с выпускного ради футбольной телетрансляции? Да-да, я смотрел «репортеров». (Энди)



– Да. И права, по-своему, учительница, которая сказала: «Он вам наврал, никуда он не уходил». У выпускного же две части – одна официальная, одна – неформальная. На официальной, где вручают аттестаты, где торжественная речь, я, конечно, был – если бы я проигнорировал этот вечер, я был бы слишком отмороженным. Типа Балотелли. А потом все собрались кататься на корабле по Волге с шампанским, петардами. Вместо этого я поехал домой. По питерскому каналу показывали матч первой лиги. Играли «Смена-Сатурн» и кто-то еще. 2:2. Комментировал Геннадий Сергеевич Орлов, а играл молодой Денис Зубко, и был очень хорош.

Дмитрий Федоров рассказывал, как они с Уткиным однажды бросили девушек и ушли смотреть «Милан» – «Интер». Это еще как-то можно понять. Но матч первой лиги?



– Я же говорю: каждый матч – это маленькая жизнь. У меня с детства так. Я никогда не заставлял себя смотреть футбол. Я просто влюблен в него от души. По-моему, это очень важный момент при выборе профессии. Я не считаю комментарий работой. Это хобби, увлечение, и это прекрасно. Мне было совершенно не принципиально, кто там играл. Просто хотелось посмотреть игру. Да и Геннадий Сергеевич всегда обладал таким свойством… Его голос – лучший голос в истории спортивного российского эфира. Его бархатитость, мягкость реально гипнотизирует. Так что я прекрасно провел тот вечер. Для кого-то это не слишком адекватно, но я так живу. Я и сейчас смотрю огромное количество матчей – и в записи, и впрямую.

Супругу Андрея Талалаева уже тошнит от футбола. Вашу – нет?



– Претензии есть, конечно. Но у меня есть одна фишка. У нас дома нет канала «Футбол-2». Поэтому я обычно шучу: если мне захочется пойти попить пива с друзьями, я всегда могу сказать жене, что у меня репортаж на «Футболе-2» (смеется). Но я ее еще ни разу так не обманывал.

Ваш лучший репортаж?



– Четвертьфинал Копа Америка-2011, Бразилия – Парагвай. Там было 120 минут без голов, а в серии пенальти забили, по-моему, только два удара из восьми. Но это был лучший матч Бразилии на всем турнире – месседж в будущее о том, какой может быть эта команда, когда заматереют такие футболисты, как Гансо, Неймар. Мне сразу удалось попасть в эту игру, и я чувствовал себя абсолютно… Есть такой аттракцион «Марс» – раскачивающиеся качели. Когда ты сидишь на заднем ряду, с каждым подъемом в воздух ты чувствуешь дух свободы. Когда ты попадаешь в игру, у тебя точно такое же ощущение: будто ты находишься на поле. В том матче было именно так. Быть известным, узнаваемым комментатором – все это фигня, на самом деле. Быть частью чего-то прекрасного, неповторимого, воздушного – ради этого мы и работаем. В тот вечер у меня даже шпаргалок не было – один листочек с парой предложенией, хотя обычно я готовлюсь часа два. И я даже в него забыл посмотреть. На следующий день Сереге Акулинину позвонил Геннадий Орлов и попросил передать: «Это лучшее, что я слышал за последние годы». Ох.

Репортаж, за который вам стыдно.



– Хоккейный. «Салават Юлаев» – «Локомотив» в позапрошлом году. Весь сезон в воротах «Локомотива» играл Дмитрий Кочнев. С самого начало мне это приобретение казалось странным – класс игрока не совсем соответствовал классу команды. После проигранных матчей «Локо» в том сезоне я постоянно читал его интервью – он никогда не отказывал журналистам, – в которых он говорил: «Ну что, будет следующая игра». Как болельщику мне это не нравилось. Команда играет за город, и мне не хотелось слышать «ерунда, будут другие игры». В том матче я повел себя как болельщик. Репортаж был прямой, Кочнев пропустил то ли 6, то ли 7 шайб. И я несколько раз озвучил мысль: «Кочнев – не вратарь уровня «Локомотива», с ним ловить нечего». Пожалел об этом через минуты после финального свистка. Это безобразие. Нельзя тиражировать такие вещи в эфир. За тот репортаж мне стыдно, но, может, быть через такое тоже нужно пройти, чтобы понять: всегда нужно держать себя в руках.

Однажды кто-то из комментаторов «НТВ плюс» сказал, что вы до такой степени универсальны в своей профессии, что можете даже откомментировать чемпионат Гондураса. Скажите, в чем ваш секрет? (Born Slippy)



– Важно выработать технологию, которая поможет в экстремальных ситуциях, которая поможет держать каркас репортажа. Мне удалось это сделать на третий год работы на «Плюсе». Ты чувствуешь пропорции: сколько времени нужно гонять мяч, сколько – рассказывать факты об игроках, сколько – проводить экскурс в историю. Чувствуешь, когда нужно прибавить эмоционально. Говорят: если хочешь помочь человеку, не дари ему мешок рыбы, подари ему удочку и он наловит себе сколько нужно. Иметь технологию означает иметь удочку.

Роман Трушечкин рассказывал, как однажды комментировал пляжный футбол и не знал никого, кроме тренера Эрика Кантона. Сорок минут они вместе с Тимуром Журавелем шутили по поводу его бороды. В вашей карьере такое случалось?



– На самом деле, даже не обязательно попадать на матч чемпионата Гондураса, чтобы оказаться в такой ситуации. Наш французский комментатор Андрей Родионов однажды застрял в пробке. Я уже говорил, что для меня каждый матч – это жизнь. Поэтому моя первая реакция была: «Конечно, я тебя подменю». Вторая реакция, когда я уже повесил трубку: «Я понятия не имею, кто там играет». Я пошел в студию, когда до начала матча оставалось минуты три, и на экране уже пошла техническая картинка. Показывали подтрибунное помещение. В нем стояли 22 темнокожих футболиста. У них не было даже бород, чтобы шутить над ними. Повезло, что первые минут 20 в матче было немного моментов, и это мне помогло как-то вникнуть и приспособиться.

Вы когда-то сказали, что главная задача комментатора – не мешать зрителю смотреть футбол. Означает ли это, что профессию комментатора можно вообще «упразднить за ненадобностью» – хоть мешать никто не будет?) (Дитя минут)



– Я имел в виду, что это обязательная программа – не быть навязчивым. Но основная задача комментатора – расширить представление зрителя о происходящем. Это ultimate goal. Сделать так, чтобы человек взглянул на игру с широкого объектива, а не смотрел матч в бинокль. Мало обладать фактурой, быть эмоциональным человеком. Нужно читать игру. Если это удается – значит, задача выполнена.

Самый курьезный случай в вашей карьере?



– (После паузы). Да! Есть такое. Это было супер. Ох, можно мне сначала водички хлебнуть? Так вот, я работал в Ярославле и комментировал футбол. «Шинник» тогда уже играл в премьер-лиге, но не хотел, чтобы домашние матчи показывались впрямую – чтобы не отбивать зрителя. Мы показывали их в записи. Уже не помню, с кем играли, но озвучивал матч я с кассет. И вот эфир, я комментирую, гоняю мяч. Стараюсь поддерживать драйв. Где-то ближе к перерыву ко мне заходит начальник и говорит: «Ты что несешь вообще?» – «В смысле?» – «Ну, что за бред ты говоришь?» Потом выяснилось, что режиссер по ошибке сначала пустил кассету со вторым таймом. А я технически очень дремучий человек, и не понимал, как это может быть. Но получилось, что в эфире шел второй тайм, а у меня на мониторе – первый. Когда я потом слушал это дома, я за голову держался: идет атака «Шинника», точный удар и мяч влетает в угол. А я говорю: «Какая жалость, не хватило каких-то миллиметров! Из этой ситуации, конечно, нужно было забивать, но чутье изменило бомбардиру». И ладно бы там была еще откровенная ерунда. Но несколько раз я реально попадал в то, что происходит, но говорил полную чушь. Режиссера потом оштрафовали на тысячу рублей – по ярославским меркам в 2002 году это были очень серьезные деньги.

Обиделись на него?



– Очень. Но потом помирились. Тут нужно понимать, что обычный телезритель воспринимает все происходящее через фигуру комментатора. На днях был случай: с Владом Батуриным должны были вести в 0.45 обзорную программу Евро. И за пять минут до начала у нас вырубилась вся аппаратура в студии. Программа вышла в эфир с задержкой минут пять: первым появился Кирюха Дементьев из Киева, пока наши инженеры носились по студии, а потом мы. Я был уверен: на форуме «Плюса» наверняка кто-то напишет, что комментаторы напились и забыли про работу. Захожу, и точно: «Наверное, до студии не смогли дойти».

Неспроста же так говорят. Случается.



– У меня – никогда. Я никогда не позволю себе выпить водки в день матча. Можно бокал пива в обед, если матч начинается в 11 вечера. Но ничего более серьезного. Ни за что. Все должно быть под контролем. Многие говорят: великие художники создавали свои шедевры пьяными, обкуренными и еще бог знает какими. Но это люди искусства. Комментатор – ремесленник. Есть плохой художник и хороший художник, плохой маляр и хороший маляр. Так вот лучше быть хорошим маляром, чем плохим художником.

Фэйсбук, ВГТРК

Вы развели невероятную активность на Facebook – у кого-то из нас нет вас в друзьях, но даже тогда вся лента забита вашими комментариями.



– Я начинал, как пишущий журналист – с 96-го по 2001-й я работал только в газетах. Потом уже начал на телевидении. Сейчас стараюсь держать себя в форме, пишу какие-то заметки на Фэйсбуке – ведь все топовые комментаторы «Плюса» еще и пишут отличные тексты. Тот же Уткин, Розанов. Раньше я работал в клубном журнале «Локомотива», много писал. Сейчас у меня нет этой практики. Плюс, раньше была конференция на вашем сайте. Я жалею, что закрыл ее. Это была большая ошибка. Просто мне показалось, что у меня никак не получается адаптироваться к формату конфы. Я на каждый вопрос катал огромные простыни. Было ощущение, что не по назначению использую свое время. Но еще раз скажу: мне жаль, что я так поступил. А Facebook – это отличная возможность общаться со всем миром, не вставая с кресла. Правда, это не должно подменять живое общение. Когда мне нужно душевно пообщаться с ребятами, я звоню, мы договариваемся и идем в бар, например.

С кем из футболистов и тренеров вы можете пойти в бар?



– Таких нет. У меня был хороший приятель, Егор Шевченко, он играл в Ярославле. Очень простой парень, но в то же время интересный, веселый. Потом он стал играть во второй лиге, и мы потеряли контакт. Именно он приобщил меня к миру казино. Я там был всего два раза в жизни, и первый – именно с ним. На моих глазах у него сыграло 11 ставок подряд на рулетку. Это и само по себе удивительно, но еще более потрясающе то, что после одиннадцатой ставки он сказал: «Все, хватит, пошли в стрип-бар». Потом, месяца через три, я пришел уже один. И тоже сделал несколько ставок на рулетку – «чет – нечет», «красное – черное». Пробыл там полчаса, выиграл три тысячи и ушел. Мне очень не понравилось еще в первый раз, и зря я, конечно, пошел снова. Там крайне отрицательная энергетика. Есть такой фильм «Исполнитель желаний», и неслучайно там дьявол, когда нужно набрать душ, идет в казино. Это место, где не стоит появляться. Лучше провести время как угодно иначе, пусть даже напиться в стельку, чем пойти в казино и выиграть там миллион.

Стойкое впечатление: «НТВ плюс» уже долгое время находится в состоянии кризиса, и это явно не идет на пользу атмосфере внутри коллектива. Василий Уткин это назвал, кажется, столкновением амбиций. Мы же видим, что даже в Твиттере «плюсовцы» продолжают выяснять отношения.



– Мне кажется, ребята, как люди медийные, используют любые соцсети как площадку для самопиара. И не надо преувеличивать остроту этих ссор. Я понимаю, о ком вы говорите, и эти люди на следующий день после зарубы в твиттере прекрасно общались в нашей 16-й комнате. Комментаторский коллектив – как театральная труппа. Это двадцать амбициозных мужиков, каждый из которых знаете себе цену и считает определенной величиной в профессии, поэтому нельзя ожидать, что они будут целовать друг друга в десна. Мне сразу на память приходит сборная Голландии 70-х годов. Там играли непростые люди, которых трудно было заставить под кого-то подстраиваться. Они могли до утра спорить о том, как поделить премиальные. Но потом выходили на поле и на 90 минут обо всем этом забывали. Мне кажется, это высшее проявление профессионализма. Телевидение – это тоже сфера, где важны командные отношения, чувство локтя. Должна быть нормальная рабочая атмосфера. И на «Плюсе» она присутствует. Да, люди разные, иногда кто-то разговаривает на повышенных тонах, но все очень четко осознают меру своей ответственности за конечный продукт. На мой взгляд, сейчас золотой век «Плюса» с точки зрения профессионализма. Лет семь-восемь назад не было такого объема трансляций и как следствие такого количества хороших комментаторов. Тогда еще не работал Денис Казанский, без которого сейчас канал просто невозможно представить. А те, кто был, сделали шаг вперед, как Алексей Андронов, например. То есть в самом соку находятся корифеи, а под ними отличная прослойка молодых талантливых ребят. Не знаю, как долго это еще продлится, но сегодня даже наши коллеги с ВГТРК признают, что коллектив – это главный ресурс «НТВ плюс».

Тем не менее, люди продолжают уходить с НТВ на ВГТРК. Вы боитесь этого конкурента?



– Да что вы, я люблю ВГТРК. Потому что они транслируют в полном объеме Англию, перед Евро показывали очень важные товарняки, по которым можно было составить впечатление о готовности сборных. Вы поймите, что я процентов на 75 – зритель. На один откомментированный матч у меня приходится восемь-девять, которые я смотрю как зритель. И в этом смысле меня ВГТРК абсолютно устраивает.

Как сотрудник компании, объясните: почему зрителю не стоит отписываться от «НТВ Плюс», хотя все больше чемпионатов переезжает на ВГТРК?



– Я думаю, что тотального исхода не произойдет. По крайней мере, я очень на это рассчитываю. И, как я уже говорил, это кадровый ресурс компании, набор очень ярких личностей, которые помогают человеку расширить представление о происходящем…

Все же тарелку покупают для того, чтобы смотреть спорт.



– Безусловно, в первую очередь важно то, что происходит на поле. Но мне кажется, стимул в том, что компания не стоит на месте, старается какие-то новые формы подачи развивать. Например, сейчас у нас в нескольких чемпионатах каждый тур предваряется анонсирующей программой. После тура – обзор. Перед матчами бундеслиги делали получасовую студию, как на немецких телеканалах. То есть компания старается увеличивать контент не только с точки зрения прав на какие-то турниры, но и за счет более глубокой подачи.

Ваш главный чемпионат на сегодня – это Серия А?



– Да, Италию, и Россию, на второй восьмерке в этом году работал. В итальянском чемпионате мне даже иной раз перепадают какие-то статусные матчи, потому что Юра Черданцев периодически бывает занят на каких-то программах.

Если Италия уйдет на ВГТРК, чем будете заниматься вы?



– Буду комментировать то, что предложат на «Плюсе». Буду стучаться в любые двери, проситься на разные чемпионаты. Я, собственно, нашему начальнику отдела трансляций Владимиру Горбачеву перед началом сезона сказал: «Пожалуйста, ставь меня на любые матчи и как можно больше». Когда я только начинал на «Плюсе», Италия как раз ушла на ВГТРК. Меня тогда Вася Уткин спросил, какой профиль я хотел бы иметь, и я сказал – итальянский. Он тогда в шутку ответил: «Окей, я поговорю с Кикнадзе, чтобы взял тебя на «Россию 2». Так что за первые три года на «Плюсе» я поработал абсолютно на всех чемпионатах, которые мы показывали. Это хороший опыт, который здорово расширяет кругозор. И сегодня я готов комментировать любые матчи, в этом смысле мое отношение к игре как чуду за эти годы нисколько не изменилось.

© БиоЗвёзд.Ру