Главная Статьи Войти О сайте

Сергей Котов

Сергей Котов

воспитанник детдома и выпускник профтехучилища стал сначала доктором наук, а потом африканским вождем

Имя: Сергей
Фамилия: Котов
Гражданство: Россия



Сергей Сергеевич Котов - очень русский человек. Настолько русский, насколько может быть русским человек, родившийся в Твери, крещенный по православному обряду, выросший в Некрасовском детдоме, окончивший Козловское СПТУ по специальности "тракторист и шофер", гонявший молоковоз по разбитым дорогам Конаковского района, служивший в Советской армии в авторембате и получивший в Тверском сельскохозяйственном институте диплом ученого-агронома. Еще он работал в комсомоле, в районной и областной администрации, занимался бизнесом (для заработка) и наукой (для души). В 22 года стал директором районного Центра детского и юношеского творчества, депутатом районного совета. Сейчас - ректор Института эргономики и социально-экономических технологий и директор Тверского филиала Московского государственного социального университета. Профессор права, кандидат психологических наук, доктор политических наук и доктор экономических наук, пишет диссертацию на соискание степени доктора юридических наук (по правам человека). "Сам себя сделал" в полном смысле слова.

При этом глубоко русский Сергей Сергеевич не то чтобы совсем чернокож, но очень смугл, и лицо у него - с характерными африканскими чертами. Было известно, что мать отказалась от него в роддоме.

Не станем рассказывать о нелегкой участи человека с другим цветом кожи в нашей стране. По рассказам Сергея Сергеевича, это в его жизни было лишь одной из проблем - не более. Говорит, что, учитывая детдомовское происхождение, бывали сложности и посерьезнее. Случалось нарываться на всякую сволочь. Как реагировал? По ситуации. Иногда - крюком в челюсть. Иногда - простым русским словом. Но вообще жизнь показала: в 99 случаях из 100 - как ты к людям, так и они к тебе. Наружности раз-другой подивятся, потом привыкнут. Говоря про собственную внешность, предпочитает вспоминать юморные ситуации. Например, как после СПТУ работал шофером в совхозе - заезжает на дальнюю ферму, а выходит скотник с бодуна, видит за рулем улыбающегося негра и в ужасе роняет вилы: "Допился!"

Что еще? Деловит, умен, невероятно обаятелен. Милая, симпатичная жена Злата. Трое детей. Квартира, машина, общественный статус. Все замечательно.

Четыре года назад Злата решила найти родню мужа. Написала в телепрограмму "Жди меня". Так, мол, и так, мой муж - очень хороший человек, но не знает своих родителей. Письмо послала тайком от Сергея. Думала так: получится найти, окажутся хорошие люди - будет мужу сюрприз. Нет - ну и не надо. Потом все же не выдержала, призналась.

Ладно, согласился Котов, давай поищем. Надо все-таки знать, кто папа с мамой. Ничего от них не хочу, но... Вдруг выяснится, что просто обстоятельства тогда, в 1966-м, сложились роковым образом, а сегодня им, старикам, нужна моя помощь?

Для поиска требовались какие-нибудь зацепки. Сергей знал, что Котов он по фамилии матери. Имя получил в честь деда (а отчество - просто удвоение имени). Звали мать Ниной. Нина Сергеевна Котова. А отец?

Пять лет назад, когда у Котовых родилась дочка, навестить ее приехала Сергеева крестная. Тут придется отвлечься.

В 1966-м в палате роддома лежали две женщины: молоденькая Нина, родившая смуглого мальчика, и Антонина Ходокова, жена тверского краеведа и писателя Георгия Яковлевича Ходокова, рожавшая очень поздно. Нина убивалась, не знала, как быть, а Антонина уговаривала ее не бросать ребенка. Когда Нина все же оставила малыша, Ходоковы его захотели усыновить, но им не позволили: дескать, люди немолодые, вам бы со своим справиться. Тем не менее маленького Сережу семья Ходоковых всегда опекала. Потом Ходоковых не стало. Но перед смертью Георгий Яковлевич поручил заботу о мальчике своей знакомой Татьяне Кукушкиной (той самой крестной). Что знал про него - ей рассказал.

И вот приехав "в ответки", Татьяна Аркадьевна решилась: назвала имя котовского отца. Самуэль Датти. В 1966-м - студент мединститута. По тогдашним рассказам Нины - очень хороший человек. В роддоме она очень переживала, что обижает его, отказываясь от сына.

Но выясняется: не было в 1966-м в Тверском мединституте студента Самуэля Датти! Как же так? Злата с Сергеем звонят Кукушкиной: "Тетя Таня, не ошиблись?" Тетя Таня в растерянности.

Стали разбираться. Тридцать три года назад в роддомовской палате Нина Котова сквозь рыдания шепнула Антонине Ходоковой имя. Та передала Георгию Яковлевичу, Ходоков через много лет по памяти назвал Татьяне Кукушкиной. Может, "испорченный телефон"?

Работники Тверской государственной медицинской академии Елена Морошкина и Александр Иванов заинтересовались историей Котова. Подняли списки иностранных студентов. У троих африканцев имена могли звучать похоже. Отыскали их личные дела. И тут - хвала КГБ (или кто там этим делом занимался)! Оказывается, в негласном порядке личные контакты иностранных студентов фиксировались. В деле студента из Ганы Фануэля Дарти упоминалась Нина Котова.

Но надо же было найти этого Фануэля Дарти.

Фануэль Комла Волано Дарти живет в Лондоне. Один из ведущих врачей Великобритании. Член Королевского общества акушеров-гинекологов. Чтобы ясен был профессиональный уровень - он принимал роды у принцессы Дианы. Действительно, в 1969 году с красным дипломом окончил лечебный факультет Калининского мединститута. Нину очень любил, разрыв пережил тяжело, после их расставания десять лет не женился.

К известию что в Твери у него обнаружился сын, доктор Дарти отнесся настороженно. Заявил, что, если ничего не подтвердится, сочтет эту историю вмешательством в личную жизнь и подаст в суд. Но когда ему назвали имя - Котова Нина, доктор Дарти спросил: "Хочет ли он меня видеть?" - и попросил прислать документы, доказывающие родство, и детские фотографии Сергея.

Фотографии были отосланы в Гану родне. Родня снимки изучила и сообщила Фануэлю: "Вылитый ты!" Дальше еще много чего втайне от Котова уточнялось по датам и деталям, пока наконец...

Несколько месяцев назад они встретились в эфире передачи "Жди меня". Телевизионщики накануне сказали Сергею Сергеевичу, что ничего не вышло, искали-искали да не нашли, шансов мало, в Африке 60 лет - предельный возраст (оказалось - ерунда, самый расцвет), но надо использовать последний шанс, обратиться с экрана - может, кто-то что-то знает. Какой-то подвох Котов чувствовал, но решил сыграть по предлагаемым правилам. Произнес перед камерой все, что требуется. И тут появляется седой, импозантный чернокожий мужчина.

Слезы накатили даже у самых несентиментальных людей.

Потом в тверской газете опубликовали портрет Сергеевой мамы. В апреле Фануэль Дарти приехал к сыну, увидел газету с портретом и ахнул: "Нина..."

Ее следы к этому времени тоже уже отыскали. Нина Котова училась в одном из тверских техникумов, потом работала на текстильной фабрике. На студенческой вечеринке познакомилась с симпатичным чернокожим студентом - в местный мединститут он приехал из Африки. Была у них большая любовь, два года встречались, хотели пожениться. Но встала на дыбы родня: "За негра?! Где это видано!" А на квартире у Котовых жил недавно освободившийся из зоны приятель Нининого брата. Он на Нину положил глаз. Родня обрадовалась - вот и жених. Ну сидел, мало ли что в жизни бывает! Зато - как у всех. Стерпится - слюбится. Парень тот тоже Нине в любви клялся. В общем, она с африканцем рассталась и вышла замуж. Говорят, без любви, просто потому, что пути назад уже не оставалось.

Но была уже беременна - только не знала об этом. Родила. Выяснилось, что ребенок темнокожий (эта история до сих пор ходит по Твери как анекдот). Муж требовал, чтобы Нина от сына отказалась. Нина сдалась.

Счастья в доме не было. По рассказам соседей, муж пил, бил Нину. Поводом был то мальчик от африканца, то, что она от этого мальчика отказалась. Затравленная, сломавшаяся Нина Котова покончила с собой.

В Твери Фануэль Дарти и Сергей Сергеевич сходили на скромную могилу Нины, цветы положили. Еще Фануэль с волнением посетил "альма-матер" - Тверскую медакадемию, ему организовали русскую баню, экскурсии, встречи: в общем, по полной программе. Кроме того, профессор Котов пригласил профессора Дарти на защиту своей второй докторской диссертации. Он даже не представлял, какой подарок делает отцу.

Когда-то Фануэль Дарти штурмовал вершины науки - здесь, в заснеженной России. Его сын прошел той же дорогой, состоялся как ученый. Это получше любых экспертиз доказывает генетическую связь! Маленькая личная подробность: особенно Фануэлю Дарти по сердцу пришлось, что Сергей - юрист. Оказывается, он давно мечтал о том, чтобы один из сыновей стал юристом. Отец - крупный врач, сын - законовед, вполне по-европейски. Только детей доктора Дарти не тянуло к юриспруденции. А Сергей - не только юрист, но и психолог, и экономист... Клан Дарти может гордиться новообретенным родственником!

Такая весть полетела в Гану. И во время третьего приезда в Тверь (в июле нынешнего года) профессор Дарти сообщил Сергею Сергеевичу и Злате, что ганская родня ждет их для официального представления.

Я спросил Сергея Сергеевича: "А вы про Гану до поездки знали что-нибудь?" Он честно признался: "Ни-че-го!" Но многочисленные друзья Сергея Сергеевича тут же начали таскать ему интернетовские распечатки и выписки из энциклопедий. "Образована в 1960 году... Расположена на Западном побережье Африки, на юге омывается Гвинейским заливом... Столица - Аккра... Площадь - 238,5 тыс. кв. км... Население - 18 845 265 человек... Поверхность преимущественно равнинная, но центр страны занимает холмистое плато..."

В Гану они полетели в октябре. И узнали то, чего в энциклопедиях нет. Сергею Сергеевичу сообщили, что он - принц.

Вообще-то Гана - президентская республика. Но в Африке республиканская форма правления переплетена с традиционными родоплеменными отношениями. Страна делится на несколько регионов, в каждом из которых реальным влиянием обладают главы местных аристократических фамилий, объединенные в палату вождей. Без одобрения палаты занять свое место в официальной структуре власти невозможно.

Род Дарти - один из самых знатных в центральном регионе. Его представители занимают важные места в ганской иерархии. Сергея Сергеевича и Злату в аэропорту Аккры встречал адъютант дяди Джона. Сам дядя Джон приехать не успевал, он человек занятой - адмирал, командующий военно-морским флотом Ганы. Жили у дяди Вилли. Дядя Вилли руководит экспортной компанией - заваливает Европу манго и ананасами. Двоюродная сестра Сергея Сергеевича Пейшенс - директор Африканского отделения Всемирного банка реконструкции и развития. От этой хрупкой, интеллигентной женщины во многом зависит выделение кредитов африканским странам. Двоюродный дедушка Котова - помощник Кваме Крума, легендарного в Африке человека, первого президента Ганы. Родной брат Фануэля и дядя Сергея Сергеевича - Клеменс Дарти - доктор наук, профессор, живет в США. И так далее...

Фануэлю Дарти тоже суждена была блестящая государственная карьера - как старшему сыну вождя. Но он не хотел заниматься политикой, а хотел учиться. И потому от претензий на власть отказался в пользу двоюродного брата, а сам обратился к дедушке с просьбой направить куда-нибудь получать образование. Дедушка обратился к Кваме Крума, а Кваме Крума дружил с Советским Союзом. Так Фануэль оказался в Калинине.

Но место в родовой иерархии за ним осталось. И по правилам наследования оно передается старшему сыну, то есть Сергею Сергеевичу. И потому после "смотрин", проведенных семейством Дарти, Сергей Сергеевич был торжественно принят в полноправные члены клана. А двоюродный брат Фануэля в соответствии с законами его короновал.

Коронация происходила так. В присутствии всех родственников и при стечении широких масс родной деревни клана Дарти Сергею Сергеевичу, облаченному в ганские национальные одежды, под одобрительные крики народа водрузили на голову корону, после чего усадили на трон. После этого обрадованный деревенский люд и многочисленные гости устроили ритуальные танцы. Мужчины танцевали с копьями и кремневыми ружьями, одетые - нет, не в шкуры, а в очень ветхие одеяния. Как объяснили Котовым, это были одежды предков, которые извлекаются только в самых торжественных случаях.

Процедура коронации означала, что Сергей Сергеевич причислен к сословию высших вождей - со всеми полагающимися почестями. Отныне, например, в дни праздников перед Сергеем Сергеевичем должен шествовать местный вождь, тем самым символизируя, что за ним идет представитель высшего сословия. Простой смертный не имеет права обратиться к нему напрямую - только через специального посредника. Но главное, посвящая Котова в высокий сан, ему передавали право на... Как бы сказать? Не на власть - власть-то там республиканская! В общем, право претендовать на место в ганской официальной государственной системе. Но только в одном случае. Если...

Если Сергей Сергеевич в течение ближайших нескольких лет докажет, что способен сделать что-то достойное для народа Ганы. Потому что Гана, если честно, очень странная страна - особенно по российским понятиям.

Там, например, все искренне убеждены, что человек должен идти во власть не для того, чтобы набить карман и брюхо, а чтобы служить народу. Я рассказывал про высокие посты, которые занимают в Гане родственники Сергея Сергеевича. Но с материальными благами их должности связаны мало. Адмирал дядя Джон, например, отправляясь на работу, сам садится за руль своей весьма скромной машины - никаких шоферов, никакой охраны. Командующий военно-морским флотом страны покорно останавливается на красный свет. Президента страны пышный кортеж сопровождает, только когда происходит государственный визит. И вообще, президент избирается для того, чтобы народ при нем начал жить лучше. Не начал жить лучше - могут и свергнуть (правда, пока перевороты были бескровными).

В соответствии с родоплеменными отношениями избрание в ганский парламент не связано с деньгами! "Кандидата в депутаты" в округе все знают, все оценивают, что он за человек, достоин ли уважения. Аристократическая иерархия, вожди, пышные церемонии - все есть. Но если ты аристократ, это не значит, что и жить будешь барином. Один из братьев Фануэля учиться не захотел. Сегодня он обыкновенный фермер. Очень бедный человек. Ну да - тоже принц.

Принадлежность к знатной фамилии по сути лишь облегчает возможность получить образование, а оно, по ганским понятиям, и есть главный капитал. В Гане культ образования. Вариант "купить диплом" не проходит. Профессионалы в огромной цене. Прослойка ганской интеллигенции невелика, но каждый в ней - профи экстра-класса. Как правило, все оканчивали местный университет (очень неплохой по уровню подготовки), потом стажировались в Англии, Франции, США. Как минимум одного типичного ганского интеллигента знает весь мир: Кофи Аннан, Генеральный секретарь ООН. Тоже сын местного вождя, окончивший университет на родине и поехавший в Америку изучать экономику и международные отношения.

В случае Котова сошлись несколько факторов. Во-первых - сын Фануэля Дарти, весьма чтимого в Гане человека. Во-вторых - не просто сын, а профессор, ученый человек, сам по себе заслуживающий уважения. И в-третьих...

Национальный символ Ганы - местная птица в золотом круге. (Злата ее называет "уточкой".) Круг - это солнце, а "уточка" замечательна тем, что каждый год улетает (вроде бы на зиму, да какая в Гане зима!), но всегда возвращается в родные места. У ганцев есть молитва о том, чтобы дети Ганы, заброшенные судьбой в дальние края, вернулись домой. Сергей Сергеевич стал знаком того, что моление сбывается.

Потому и оказывались Котову королевские почести, потому и устраивались в его честь празднества, а при подъезде к городам и деревням особым боем в барабаны выбивалось его имя "Куами-Сергей-Сергеевич-Котов-Дарти".

На одном из банкетов Сергей Сергеевич подошел к музыкантам, сел на место ударника и попытался палочками по барабану отстучать эти слова. Ничего не получилось.

Придется освоить.

Придется освоить, потому что региональная палата вождей, всесторонне обсудив личность Сергея Сергеевича, пришла к выводу, что Котов вполне достоин того, чтобы выдвинуть его в президенты страны. Не сейчас, понятно. Лет через десять. За это время Котову предложено освоить английский (официальный язык Ганы). Ознакомиться с местными реалиями. Набраться управленческого опыта. Обдумать, что может сделать для Ганы.

Как умный человек Котов сегодня к этому предложению относится как к жесту вежливости. Он все-таки не просто гражданин России, но и человек русский: скажем, в конце двухнедельной поездки по Гане после тамошней остро-перчено-соленой пищи невероятно захотелось борща. Но положение принца обязывает. Да и чисто по-человечески - ведь масса возможностей открывается! И по линии деловых отношений, и по линии научных контактов... Идеи о том, что можно раскрутить, приходят в голову сами собой. Красивые идеи.

И я вежливо соглашаюсь с Сергеем Сергеевичем. Действительно! Зачем нам ганское президентство? А сам думаю: что, если в самом деле лет через десять в далекой африканской стране...

Честное слово, я на их выборах буду болеть за "нашего".

© БиоЗвёзд.Ру