БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


София Губайдулина

София Губайдулина

русский композитор

Имя: София
Фамилия: Губайдулина
Дата рождения: 24.10.1931
Гражданство: Россия

Родилась 24 октября 1931 года в городе Чистополе (ныне Татарстан). Отец - Губайдуллин Асгат Масгудович, инженер-геодезист. Мать - Губайдуллина Федосия Федоровна (урожд. Елхова), педагог.

С.А. Губайдулина - один из самых крупных и глубоких композиторов второй половины ХХ века. В ее творчестве чувствуется стремление к органичному объединению свойств искусства Запада и Востока, воздействие представлений духовно-религиозного порядка. Через веру она приходит и к смыслу творчества. "Я религиозный православный человек и религию понимаю буквально, как re-ligio - восстановление связи между жизнью и высотой идеальных установок и абсолютных ценностей, постоянное воссоздавание legato жизни. Жизнь разрывает человека на части. Он должен восстанавливать свою целостность - это и есть религия. Помимо духовного восстановления нет никакой более серьезной причины для сочинения музыки" (цит. по: В. Холопова. София Губайдулина. Путеводитель по произведениям. М., 2001. С. 3-4).

Родители Губайдулиной не были музыкантами. Отец, А.М. Губайдуллин, заведовал кафедрой геодезии в Казанском строительном институте, являлся практически работающим геодезистом. Дед, Масгуд Губайдуллин, был муллой.

Семья переехала в Казань (1932), и через 3 года Соня поступила в музыкальную школу. В 1946 году она стала учиться в казанской Музыкальной гимназии - по фортепиано и композиции, а в 1949 году была принята на фортепианный факультет Казанской консерватории. Хорошие учителя у нее были с самого детства, и в консерватории ее педагогами по фортепиано стали Л. Лукомский и известнейший теоретик пианизма Г. Коган. Продолжились и занятия по композиции - под руководством А. Лемана. По окончании вуза она получила диплом профессиональной пианистки.

В 1954 году С. Губайдулина поступила в Московскую консерваторию как композитор и переехала в Москву. После недолгого пребывания в классе Ю. Шапорина она перешла к Н. Пейко, чей крепкий композиторский профессионализм ей больше импонировал. Не был оставлен и профессиональный контакт с роялем: почти до окончания консерватории продолжались занятия с Я. Заком. Из сочинений этого периода следует отметить вокальный цикл "Фацелия" на слова М. Пришвина (1957), с которого композитор начала отсчет своих произведений.

В 1959 году Губайдулина окончила Московскую консерваторию по классу композиции и в том же году поступила в аспирантуру при Московской консерватории, в класс В. Шебалина. Лейтмотивом ее творческой жизни в этот период стало слово-напутствие, сказанное ей Д. Шостаковичем: "Я вам желаю идти вашим "неправильным" путем". В 1961 году ее принимают в Союз композиторов. В 1962-м проходит первый авторский концерт, с исполнением Фортепианного квинтета, "Фацелии" и Чаконы для фортепиано.

София оканчивает аспирантуру в 1963 году и избирает судьбу свободного художника. Она целиком погружается в сочинение музыки. Средства к существованию находит благодаря написанию музыки для кино. Всего она оформила около 25 кинолент, включая хорошо известные "Маугли" (мультфильм, 1971) и "Чучело" (реж. Р. Быков, 1983). В том же 1963 году за "Allegro rustico" для флейты и фортепиано получает первую премию на Всесоюзном конкурсе молодых композиторов.

Важной вехой на творческом пути композитора стало создание "Пяти этюдов для арфы, контрабаса и ударных инструментов" (1965), в которых стала очевидной ее авторская индивидуальность.

Интерес композитора к философии и колориту Востока проявился в кантатах "Ночь в Мемфисе" на тексты из древнеегипетской лирики и "Рубайят" на стихи Хакани, Хафиза и Хайяма (1968, 1969). В 1969-70 годах она сотрудничала в Московской экспериментальной студии электронной музыки, где состояла и членом художественного совета. Возглавлял студию Е. Мурзин, работали в ней, в частности, композиторы Э. Денисов, А. Шнитке, теоретик П. Мещанинов. Губайдулина написала здесь электронную пьесу "Vivente - non vivente" ("Живое - неживое", 1970), а полученный новый акустический опыт использовала и в дальнейшем. Все это время она очень мало исполнялась, публиковалась, была известна только узкому кругу музыкантов, к ней недоброжелательно относился Союз композиторов, вплоть до слов "такие веточки надо обрубать топором". В 1979 году в докладе Т. Хренникова она была упомянута в "черном списке" 7 отечественных композиторов.

Ухудшение общественной, в том числе концертно-музыкальной, обстановки в конце 1960-х и на протяжении 1970-х годов поставило перед многими художниками круга Губайдулиной вопрос о духовном и профессиональном выживании. Спасением для Губайдулиной стала поддержка ее со стороны талантливых отечественных исполнителей, настойчиво включавших ее произведения в свои концертные выступления: С. Яковенко, В. Тонха, Г. Рождественский, Г. Кремер, Ф. Липс, Ю. Николаевский, В. Попов, И. Монигетти, П. Мещанинов, Л. Михайлов, Л. Давыдова, А. Бахчиев, Б. Берман.

Творчеству Губайдулиной присуще, с одной стороны, осмысление через свои произведения глубоких философских концепций, с другой - интенсивное обогащение звучащей музыкальной интонации. Например, в "Ночи в Мемфисе" проявилась дзэн-буддийская идея растворения своего "я" в окружающем мире. В поисках яркой выразительности звука она, пианистка по образованию, постепенно изучила свойства всех других инструментов - струнных, духовых, ударных, органа - и услышала в них новые выразительные возможности. В частности, настоящей школой новейших способов игры на виолончели стали ее «Десять прелюдий» (этюдов) для этого инструмента (постоянный исполнитель в течение десятков лет - В. Тонха). На новых приемах основаны вокальная и инструментальные партии в "Рубайят". Большому обогащению музыкальной фантазии послужило ее участие в импровизационной группе "Астрея", где с 1975 по 1981 год ее партнерами были композиторы В. Артемов и В. Суслин, с 1991-го - отец и сын Суслины.

Редкие же концертные исполнения приносили Губайдулиной огромный успех. Таково было воплощение ее "Часа души" - концерта для солирующих ударных и симфонического оркестра с солирующей певицей на стихи М. Цветаевой в Концертном зале имени Чайковского (1976, исп. в Москве - 1981). Возвышение ею роли всевозможных ударных инструментов, в том числе восточных, также отвечало ее поискам новой музыкальной выразительности. Постоянным исполнителем на ударных выступает М. Пекарский.

Новаторские открытия были сделаны Губайдулиной и в звучании баяна, превратившегося в ХХ веке из народного инструмента в академический. Здесь постоянным сотрудником композитора стал Ф. Липс (позднее за рубежом - Э. Мозер). В 1978 году для баяна соло была написана пьеса "De profundis" ("Из глубины"), ставшая самым исполняемым в мире современным произведением для этого инструмента. Выдающимся по глубине музыкальной мысли и яркости звуковых открытий стало сочинение "Семь слов Христа" для виолончели, баяна и струнных (1982).

При повышенном внимании к содержательности музыкальной интонации для Губайдулиной особое значение имеет исполнитель. Так, концерт для скрипки "Offertorium" ("Жертвоприношение", с идеей смерти и воскресения Христа, 1980/1982/1986), изначально задумывался с мыслью о Г. Кремере, в котором композитор увидела "исполнителя, способного принести жертву Музыке через предельную самоотдачу звучащей струне". С этого сочинения, постоянным исполнителем которого стал Г. Кремер, началась мировая известность автора.

Перелом в судьбе Губайдулиной принесла горбачевская "перестройка": с 1985 года стало меняться ее положение практически запрещенного композитора. Стремительно, в течение нескольких лет, она обретает мировое признание. На международном фестивале в США 1988 года заголовок в одной из газет гласит: "Запад открывает гений Софии Губайдулиной". Композитор лично присутствует на своих концертах в разных странах. Например, в 1989 году она выезжает в Японию (Токио и Кобе), Лондон, Амстердам, Вену, ее концерты проходят в Нью-Йорке и Луисвилле. В 1990 году состоялся первый фестиваль ее музыки на родине - в Свердловске (ныне Екатеринбург). В том же году она получает немецкую стипендию для пребывания в Ворпсведе. К 60-летию композитора проводится международный фестиваль в Турине (Италия), серии концертов в других странах мира. Тогда же, в 1991 году, она заключает брак с П.Мещаниновым, с которым была дружна много лет. Как теоретик музыки, он оказал значительное влияние на интерес композитора к числовым расчетам в процессе ее сочинения. В 1992 году они поселяются в Германии, в Аппене под Гамбургом, сохранив российское гражданство. По словам Губайдулиной, она нашла возможность осуществить свою давнюю мечту - жить в полной тишине.

За десятилетие 1986-96 годов Губайдулина создает целую серию сочинений из числа самых крупных и значительных. Симфония "Слышу... Умолкло..." в 12 частях (1986), посвященная Г. Рождественскому, далеко уходит от традиций этого жанра. Название символизирует значимость не только звучания, но и молчания, паузирования. В связи с посвящением дирижеру смысловым центром произведения становится уникальное соло дирижера, состоящее из одних только жестов, при молчании оркестра. Монументальное произведение философично и выдержано в параллельной драматургии двух смысловых линий: статического мажора (как бы вечного света) и трагических усилий человека, заканчивающихся крушением. Согласно экзистенциалистской позиции автора, концепция не приводит к итоговому утверждению, а оставляет неразрешенный вопрос.

"Аллилуйя" для хора, оркестра, органа, солиста-дисканта и цветовых проекторов (1990) по строгости и чистоте эмоционального тона может быть сравнена с иконой. Через "гамму цветов" проводится символика "жертвования света" в следовании от светлых к темным краскам. Замысел произведения связан с идеей евхаристии, соборным жертвованием и последующим воскресением. Финал окрашен светлым пением мальчика-дисканта на подлинную древнерусскую мелодию и текст "Да исполнятся уста".

"Из Часослова" для виолончели, оркестра, мужского хора и чтеца (1991) - произведение на стихи из книги "О монашеской жизни" Р.М. Рильке, где главным героем выступает исповедующийся Богу русский монах (с ним идентифицируется солирующая виолончель). В соответствии с образом темноты как божественной тайны у Рильке, в музыке Губайдулиной большую роль играет низкий регистр: виолончель соло, мужской хор, сверхнизкая звучность у отдельных инструментов.

Как одно из наиболее исполняемых выделилось произведение типа кантаты - "Теперь всегда снега" для камерного хора и камерного ансамбля в 5 частях на стихи Г. Айги (1993). Губайдулину в этом поэте привлекает глубина поэзии, емкость метафор и огромное значение близких ей самой художественных элементов - пауз и ритма. На его стихи ранее был написан вокальный цикл "Розы" (1972), стихотворение "И празднество в разгаре" повлияло на создание инструментального произведения для виолончели с оркестром того же названия (1993). Для музыкального языка "Снегов" характерны разнообразные приемы вокальной экспрессии и стереофония: в хоровых партиях применены пение, пение с примесью дыхания, шепот, речь и т.д., певцы по ходу исполнения перемещаются по залу, создавая разнообразные пространственные эффекты. В центральной части цикла возникает аллюзия очищающей снежной бури. Окружающие части ("Запись: АРОРНАТIС") контрастно ее оттеняют апофатическим представлением - невидимости Бога. Финал же приносит катарсис, через детски чистый образ - "была как лужайка страна...". Композиция кантаты относится к самым строго организованным в творчестве композитора (используются числовые ряды Фибоначчи, Люка и производные от них).

Самым большим вокальным циклом Губайдулиной стали "Висельные песни" (15 песен) на стихи К. Моргенштерна для голоса и ансамбля инструментов (контрабас, ударные и др., 1996). Он единственный у этого автора по соединению серьезной экспрессии музыки с детски-сюрреалистическими сюжетами текстов - о полуночной мыши, эстетствующей ласке, одиноко гуляющем колене, исповедующемся червяке, лунной овце. Абсурдистскую кульминацию составляет чисто жестовая, беззвучная "Ночная песнь рыбы".

Концерт для альта с оркестром (1996), по заказу Чикагского симфонического оркестра, посвященный Ю. Башмету, написан автором свободно, без числовых расчетов. Сумрачный и значительный, он обладает четкой драматургией контрастов: как бы импровизационному полету солирующего альта противопоставлено монолитное "говорение" струнных, бесплотности флажолетов струнных - мрачные голоса вагнеровских туб в низком регистре. На фестивале в честь 70-летия композитора в 2001 году концерт прозвучал в зале церковных соборов храма Христа Спасителя в Москве в исполнении Ю. Башмета под управлением В. Гергиева.

Непрерывные поиски выразительности звука привели Губайдулину к освоению четвертитоновых музыкальных интервалов. Особая звуковая аура возникла в ее "Музыке для флейты, струнных и ударных" (1994), "Кватернионе" для четырех виолончелей (1996), где половина струнных настраивалась на 1/4 тона ниже. Новые возможности открылись композитору при освоении японского кото, благодаря знакомству с К. Саваи ("В тени под деревом", 1998).

Фестивали с музыкой Губайдулиной стали периодическими, что свидетельствовало о ее признании как классика мировой музыки: 1993, 1995, 1996 - в России, 1995 - в Париже и Локенхаузе, 1998 - в Дорнахе и Авиньоне. Самым значительным празднеством стал фестиваль в 2001 году в Москве и Казани, где был открыт Центр современной музыки имени С.А. Губайдулиной (2001/2002).

На грани тысячелетий Губайдулиной был сделан заказ из Штутгарта на евангельское сочинение, каким стали монументальные "Страсти по Иоанну" для солистов, двух смешанных хоров, органа и оркестра (2000). Музыка здесь подчинена слову, данному в Евангелии от Иоанна, в замысле произведения - скрещение проблем веры и судеб мира. Тексты из Евангелия от Иоанна переплетены со строками из Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса), что приводит к концепции "страшного катарсиса": смерти Христа и пролитию семи чаш гнева. В свои "Страсти" Губайдулина вложила великую тревогу за человечество: "Все страшные, последние вопросы "Страстей" не должны быть отодвинуты... Такое отодвигание в сторону - неправда. Они, эти вопросы, настолько велики, что не могут быть и морально преодолены; такое моральное преодоление - иллюзия. Тем более не могут эти вопросы быть "сняты": "снять" такое - значит взять грех на душу". Окончанием "Страстей" стала "Пасха по Иоанну" для того же состава исполнителей (2001).

Премии и почетные звания: премия князя Монако (1987), Заслуженный деятель искусств РСФСР (1989), премия имени Кусевицких, США (1990, 1994), премия Франко Аббиато, Италия (1991), премия на 7-м Международном фестивале композиторов-женщин в Гейдельберге (1992), Государственная премия России (1992), премия имени Людвига Шпора, Германия (1995), премия Империале, Япония (1998), премия фонда "Библия и культура", Германия (1999), музыкальная премия Леони Зоннинг, Дания (1999), орден "Pour le merite" ("За доблесть" в науке и искусстве"), Германия (2000), медаль Гёте, Германия (2001), "Полярная музыкальная премия", Стокгольм (2002), "Федеральный крест за заслуги", Германия (2002), "Living Composer - 2003", Франция.

Книги о С. Губайдулиной: В. Холопова, Э. Рестаньо. София Губайдулина. М., 1996 (на ит. яз. - Турин, 1991); В. Ценова. Числовые тайны музыки Софии Губайдулиной. М., 2000 (на нем. яз. - Берлин, 2001); В. Холопова. София Губайдулина. Путеводитель. М., 2001; M. Kurtz. Sofia Gubaidulina. Stuttgart, 2001.

© БиоЗвёзд.Ру