Главная Статьи Войти О сайте

Ванесса Селбст

Ванесса Селбст

Игрок в покер

Имя: Ванесса
Фамилия: Селбст
Гражданство: США



Итак, 2010-й год принес Вам две важных победы в оффлайне и почти $3 миллиона турнирных призовых. За счет чего Вы смогли добиться таких солидных успехов?

– Очевидно, мне помогли удача и дисперсия. Когда мне сильно везет на финальных столах, я выигрываю что-то действительно серьезное. Удача очень важна. На крупных турнирах я трижды доходила до самых последних стадий, и каждый раз все получалось благодаря терпению и спокойствию за столом.

Переломный момент случился для меня в «Mohegan Sun». Там была какая-то нестыковка с расписанием, и всем, кто был зарегистрирован в последний момент (а таких набралось человек 75), было предоставлено небольшое отдельное помещение. Было решено провести среди этих игроков мини-турнир, пока не станет достаточно свободных мест в основном турнире, где также были игроки, пробившиеся через онлайн, и представители Poker Stars. Это было ужасно – мы играли свой мини-чемпионат мира на $25К для того, чтобы попасть на $5К Main Event. Тогда я поняла, как мне не повезло со столом по сравнению с остальными. Я всегда знала и помнила о том, что нужно уметь ждать лучшего момента, но на практике трудновато сказать себе: «ладно, попозже у меня будет более выгодная ситуация».

Я просто стала ждать, и фактически все это время у меня не было нормальных карт, поэтому я не форсировала события. Я так и просидела со стартовым стеком, а в последние пару часов сумела стать чиплидером. В плане терпения за столом это был ключевой для меня момент. Раньше я всегда играла слишком агрессивно и много блефовала, совершая ненужные ставки. Я и до сих пор применяю довольно агрессивный стиль, да и блефую нередко, но теперь я могу контролировать такие вещи и уже не вылетаю из каждого турнира вследствие своего блефа. Думаю, именно с помощью этого я научилась далеко заходить на крупных турнирах, а удача за финальными столами помогла доводить дело до побед.

Вы учились в Йеле и жили в Коннектикуте. Насколько принципиальной в этой связи была апрельская победа на NAPT в «Mohegan Sun»?

– Было здорово выиграть там. Некоторые мои друзья, с которыми я училась на факультете юриспруденции, смогли придти и поболеть за меня…Хотя, если честно, я бы в любом случае играла бы точно так же. Забавно, что за первый семестр обучения я ни разу не играла в покер… А потом не играла до самого WSOP Main Event…Мне просто везло в нужные моменты, а играла я только на турнирах, которые проводились неподалеку от дома.

В Йеле Вы играли в кэш-игры. Удалось сколотить на них приличный банк?

– (Смеется). Это было занятно, но о заработке состояний там речи не шло. Это было лишь забавная игра для колледжа, однако с игр в Йеле я начала свой путь. Я встретила там много людей, которые были талантливы и были очень сильно увлечены покером. Когда я присоединилась к ним, я была обычной «рыбой». Они пристрастили меня к покерным форумам… Мы играли с блайндами по $1, но потом входили в раж, и в любой из вечеров человек мог просадить пару сотен долларов, что в колледже считается совершенным пустяком.

Чем отличалась Ваша победа в NAPT от выигрыша на Partouche в Каннах?

– Схемы турниров делают их принципиально разными. На Partouche в первый день каждый уровень держится 1,5 часа, а затем – уже по 2 часа. Поэтому совсем не нужно никуда спешить. Можно просто сидеть и ждать, что же произойдет. Это не в моем стиле, но я заметила, что другие люди играют именно так. Поэтому вскоре я прибавила агрессии в своей игре, так как остальные все равно предпочитали ждать только хороших возможностей для ставок.

«Mohegan Sun»... Что ж, там было весело. На этом турнире я тоже играла просто безбашенно, так как соперники были уже менее пассивны, и мне приходилось действовать еще более агрессивно, чтобы заставить их сбросить (смеется). Стеки там были короче, и думаю, что в целом этот турнир получился более классным. В США покер существует все же дольше, и тот турнир был посложнее. В Европе игра также обретает популярность. На третий год проведения Partouche люди, наконец, узнали о нем в полной мере. О двух первых турнирах я слышала как о довольно слабых по уровню участников. Тогда же я столкнулась с рядом крепких оппонентов, особенно ближе к концу. За финальными столами вообще было несколько очень хороших игроков.

На Вашем счету есть победы в NAPT, WSOP и Partouche Poker Tour. Насколько важен для Вас титул в WPT?

– Давайте не будет бежать впереди паровоза (смеется). Вам нужно было бы спросить: «Насколько важно для Вас ПОПАСТЬ В ДЕНЬГИ на WPT Main Event?». А я бы сказала, что это было бы потрясающе, и что я постараюсь (смеется). К настоящему моменту я сыграл примерно на 15 Main Event’ах. Я много играла в 2007-м году, когда совсем не справлялась с такими турнирами. В этом году я сыграла 3 или 4 раза. В паре я заходила далеко, но на поздних стадиях мне не везло. У меня ни разу не получилось попасть в деньги. Разве что на WPT Ladies я стала второй, если это считается.

Что же до титулов, то я люблю побеждать. Люблю выигрывать турниры. Я считаю, что титулы очень важны. Люди запоминают победителей, а я очень неплохо играю на поздних стадиях. У меня есть такой навык. Я хорошо играю, когда остается мало игроков. Это важно. Можно иметь 10 финальных столов и каждый раз заканчивать турнир на третьем-четвертом месте, а можно сыграть 3 финальных стола и победить за одним из них. Посмотрим, что будет, если я дойду до одной-другой финалки WPT. Исторически WPT – важный турнир, но сейчас крупных турниров становится все больше, и некоторые уже не уступают ему. Например, European Poker Tour. Возможно, мне даже было бы важнее выиграть EPT, потому как он сегодня получает все большую значимость.

Некоторые считают, что титулы WPT ценнее, чем браслеты WSOP, так как в рамках WPT проводится меньше турниров. Что Вы думаете по этому поводу?

– Мне кажется, что значение титулов WSOP определяется маркетинговыми и историческими причинами. Когда-то была только одна крупная серия турниров, поэтому она была предельно важна. Именно на этот исторический аспект и делают упор в СМИ, а также в маркетинговом отделе WSOP. Причем, эта система сама поддерживает себя на плаву. WSOP так ценят, что все большее количество людей хочет в ней участвовать, поэтому она становится все значимей. Структура WSOP с ее трехдневными турнирами хуже, чем на пяти- или шестидневных. Все же там больше покера, а не удачи. Меня спрашивают, как я выиграла NAPT или Partouche, и я отвечаю, что сыграла в свой лучший покер, а также предприняла несколько убойных ходов… Когда меня спрашивают про выигрыш браслета WSOP, я говорю, что у меня были тузы в PLO, и они выстояли во всех раздачах. Думаю, турниры с более глубокими стеками престижнее для настоящих игроков в покер. Поэтому я соглашусь, что титулы WPT важнее, чем браслеты WSOP. Куда приятней побеждать на такого рода турнирах, и неважно NAPT это или EPT.

Вы почти заплакали, когда играли против Нэнси Тодд Тайнер в хедз-апе на WPT Ladies в 2008-м году. Каково было Ваше разочарование в той игре, и было ли что-то подобное после?

– Ну, заплакала – это громко сказано (смеется). Я была расстроена, но это не просто из-за покера. Я имею в виду, что и из-за покера, но она была просто ужасна и выигрывала каждую раздачу. Но она просто кривлялась. Когда я начинаю объяснять такие вещи, люди думают, будто я оправдываюсь, но мне нет до этого дела. Если люди хотят видеть меня ужасным человеком и грубиянкой за столом, значит, им так удобнее.

На самом же деле она была очень груба со мной, гримасничала, смеялась надо мной, говорила всякие гадости. Она хорошо знакома с одним из руководителей WPT, поэтому все ее грубые высказывания вырезали, а мои ответы оставили. Я была просто шокирована, когда увидела, что в итоге получилось в телевизионной версии. Это был тяжелый урок для меня. Процентов 80 всего, что она делала при не самом лучшем покере, заключалось в нахальном поведении.

Я заматерела. Не знаю, обыграла бы ли я ее сейчас, но я применяю новую стратегию и определенно стала играть лучше. Даже когда у меня случаются неудачи, я так сильно уже не расстраиваюсь. Думаю, та игра повлияла на меня в плане становления как игрока в покер.

Вы не очень часто попадали в ИТМ на женских турнирах. Некоторые женщины относятся к ним очень положительно, некоторые – сторонятся. Каково Ваше отношение, и продолжаете ли Вы принимать в них участие?

– Меня не волнуют все эти глупые споры (смеется). На мой взгляд, женские турниры – это здорово. Они вовлекают в покер большое количество новых людей. В любом случае тысяча женщин ждет таких событий, благодаря которым они могут поиграть друг с другом в покер и получить от этого удовольствие. Я обычно не говорю: «О, это все политика, нужно понимать причины всего происходящего, бла, бла, бла». Хотя я отношусь к тем людям, всегда сражающимся за те принципы, в которые они верят… Я не считаю, что все, кто занимается политикой, действительно увлечены своим делом. Я никогда не слышала, чтобы эти люди говорили о чем-то, что их действительно заботит. Они говорят лишь о том, что может принести им какую-то выгоду. Можно кричать «женские турниры – это зло» или «что за дискриминация»? Мне кажется все это забавным…

Полагаю, это хорошее начало для новичков в покере, которых могут запугать на других турнирах. Именно в этом заключается заслуга женских турниров, ведь я знаю, как к женщинам относятся за обычными столами – порой это просто противно.

Расскажите о DuecesCracked.

– Я – исполнительный продюсер, и я с ними с момента их возникновения в январе 2008-го. Занимаюсь обучающими видео, делаю подкаст под названием Tournamentality. Ранее я много работала над этим, но сейчас делаю одно видео в месяц. Преимущественно о покерной стратегии… Надеюсь, в этом году меня возьмут в команду, транслирующую «The Big Game». Вероятно, вместе с еще одним хорошим кэш-игроком я буду заниматься анализом. Что-то вроде закадрового комментатора. Мне кажется, это будет и нтересно. Кроме того, я занимаюсь частным тренерством.

Вы очень хороши в хедз-апе. Какие качества необходимы для этого?

– Бесстрашие и умение хорошо читать руки соперника.

Чем бы Вы могли удивить наших читателей?

– Ненавижу такие вопросы (смеется). Меня тянет изучать гражданский кодекс. Все эти судебные тяжбы по поводу превышения власти действительно меня интересуют. Например, я защищала права бедных подсудимых в Гуантанамо. Наверное, меня подталкивает личный опыт общения с копами. Я не раз вступала с ними в конфликт. На самом деле я по-настоящему ненавижу копов (смеется). Я вижу, что в работе полиции есть множество проблем, и мне хочется их решать. Люди не знают об этой моей стороне. Не знаю, удивятся они или нет. Возможно, и нет. «О, вау! Эта девочка, которая вечно чем-то недовольна за игровым столом, еще и имеет проблемы с полицией?». Знаю, это звучит шокирующе (смеется).

© БиоЗвёзд.Ру