БиоЗвёзд.Ру

Регистрация


Юрий Степанов

Юрий Степанов

Генеральный директор клуба футбольного клуба "Томь"

Имя: Юрий
Фамилия: Степанов
Дата рождения: 09.01.1958
Гражданство: Россия

Содержание

  1. Когда у вашего клуба начались проблемы?
  2. Какие ошибки вы имеете в виду?
  3. Как так получилось, что футболисты уже четыре месяца не получают зарплату?
  4. Публикация в «Новой газете» стала для вас откровением?
  5. То есть ничего странного в трансфере Погребняка вы не видите?
  6. Это первый случай, когда против ФК «Томь» возбуждается уголовное дело?
  7. Когда Тайгера Вудса уличили в измене, от него отвернулись спонсоры. У вас схожая ситуация?
  8. У спонсоров из пула, который составил в 2009 году Владимир Путин, были какие-то еще объяснения, почему они вам не помогают, помимо уголовного дела?
  9. Что не устроило аудиторов? Что у вас, грубо говоря, пять человек получают больше миллиона долларов в год?
  10. А как же контракт с Ким Нам Илем, который, по словам агента Абрамова, составлял $1,2 млн в год и который вы расторгли?
  11. В 2009 году команда уже была на грани банкротства. Почему вы продолжили жить не по средствам?
  12. И все же фраза «жили не по средствам» – это ведь не о зарплате администрации, а о других вещах – аренде футболистов, их зарплате, трансферах тех же…
  13. Вы тоже?
  14. Как распределялось финансирование последние несколько лет?
  15. На что шли деньги спонсоров?
  16. Учитывая проблемы последних лет, вы часто думали о том, чтобы урезать бюджет?
  17. Может быть, нужно было просто не набирать футболистов из Москвы, а ограничиться теми, кто стоит не так дорого? Взять пример с того же Нальчика с пятнадцатимиллионным бюджетом…
  18. На 15 млн долларов команду собрать нельзя?
  19. Зато в аренду вы брали москвичей, хотя даже не посвященным ясно, что зарплата у них запредельная.
  20. Это какие-то крайности. Неужели нельзя экономить так, чтобы это не напрягало бюджет, но позволяло команде занимать не восьмое, а, скажем, 10-11 место, просто, чтобы в Томск приезжал «Спартак», «Зенит» и прочие гранды?
  21. У вас разве не такая задача сейчас?
  22. Ну, дайте им 600 млн и скажите, чтобы первое место заняли.
  23. Лучше тогда, чтобы в футболе по-прежнему мыльные пузыри существовали?
  24. Из последнего – ФК «Жемчужина».
  25. А куда она делась?
  26. Так что же в ней реального, если она в один миг – бух, – и развалилась?
  27. И это вы считаете базой?
  28. По мнению губернатора Томской области Виктора Кресса, ничего плохого в том, если команда отправится в первый дивизион, не будет.
  29. Хватит ли «Томи» денег на то, чтобы провести следующие полгода?
  30. Допустим, ситуация успешно разрешится и команда останется. Будете ли вы что-то менять?
  31. Насколько серьезны были футболисты, грозящие забастовкой?
  32. Из-за того, что после этого футболистам могли засчитать это как прогул и разорвать контракты?
  33. То есть даже в случае бойкота им бы заплатили зарплату?
  34. Как тогда удалось убедить их доиграть последние игры?

Когда у вашего клуба начались проблемы?



– Сколько я работаю, проблемы были всегда, все эти двадцать лет. У нас было всего три благополучных сезона, когда нам помогала «Томскнефть». Во власти никогда не было активных сторонников футбола, людей, которые это бы по-настоящему любили. Но все равно власть оказывала нам содействие, понимая, что для Томска футбол – достаточно значимое явление. Безусловно, большую часть вины я беру на себя. Мои ошибки, может, и не в полной мере, но повлекли за собой нынешний кризис.

Какие ошибки вы имеете в виду?



– Главная ошибка – системная. Основные мои усилия были направлены на результат. На протяжении 11 лет подряд наш клуб ежегодно повышал турнирные показатели, в провинциальном городе на футбол приходило по 15 тысяч человек. Но в итоге я упустил самое главное – мне надо было активнее, может, даже вопреки результату, налаживать связь с властью. Потому что это провинция и здесь все зависит от первых руководителей.

Как так получилось, что футболисты уже четыре месяца не получают зарплату?



– К сожалению, утвержденный бюджет имел в доходной части виртуальный суммы, которые не были подтверждены. У нас образовалась дыра в 315 млн рублей. Эти деньги должны были дать наши спонсоры, появившиеся в 2009 году. Почему не дали? Одна из причин – разбирательство, которое связано с уголовным делом. Я соглашусь, что это веский повод для того, чтобы не делать каких-то конкретных шагов по финансированию.

Публикация в «Новой газете» стала для вас откровением?



– Она стала поводом для прокурорской проверки и возбуждения уголовного дела. Лично мне кажется, что это атака на клуб. Подобного характера сделки в российском футболе заключались даже не сотнями, а тысячами, причем не только в футболе, но и в экономике в целом. И лишь какие-то единицы стали предметом рассмотрения.

То есть ничего странного в трансфере Погребняка вы не видите?



– Все, что бы я ни сказал сейчас, может пойти во вред, поэтому я лучше оставлю эту тему без дальнейших комментариев.

Это первый случай, когда против ФК «Томь» возбуждается уголовное дело?



– Естественно! На жуликов мы никак не тянем. И дело возбудили не против клуба, а по факту. Сейчас идет следствие, осуществляются процессуальные действия, я выступаю в качестве свидетеля. И какие-то развернутые комментарии по этому поводу давать не могу.

Когда Тайгера Вудса уличили в измене, от него отвернулись спонсоры. У вас схожая ситуация?



– На момент выхода публикации переписка со спонсорами находилась в самой активной фазе, поэтому тут можно сделать предположение об экономическом характере всей этой ситуации.

У спонсоров из пула, который составил в 2009 году Владимир Путин, были какие-то еще объяснения, почему они вам не помогают, помимо уголовного дела?



– В 2010 году компанией «Сибур» еще проводился аудит финансовой и организационной деятельности клуба. И она указала на недостатки, которые надлежало исправить. Результаты этих проверок, как мне сейчас заявляют, якобы были проигнорированы. На самом деле, мы делали все, что могли. Я даже предлагал представителям всех компаний войти в управленческие структуры клуба, но ни один из них на письма не ответил. Из чего можно сделать вывод, что заинтересованности заниматься клубом у них не было.

Что не устроило аудиторов? Что у вас, грубо говоря, пять человек получают больше миллиона долларов в год?



– (Улыбается). К сожалению, похвастать такими параметрами мы не можем. У нас нет ни одного игрока с контрактом даже близким к миллиону. Самый большой – около 600 тысяч долларов, включая бонусы за переподписание контракта, которые позволили нам получить футболиста бесплатно.

А как же контракт с Ким Нам Илем, который, по словам агента Абрамова, составлял $1,2 млн в год и который вы расторгли?



– Чепуха это. Во-первых, мы еще ничего не расторгли. Он не играет, но контракт у него действующий. Он просто попросил разрешения уехать на родину, травму полечить. Все официально оформлено, у него действительно травма. Суммарный его доход за два сезона не достигает и полутора миллионов долларов, причем к этой сумме уже прилепили и агентское вознаграждение, и деньги, которые мы заплатили за то, чтобы игрок был заведен в команду. О каких миллионах может вестись речь? У нас месячный фонд оплаты труда всего холдинга, в котором работают 156 человек, составляет 31 млн рублей.

В 2009 году команда уже была на грани банкротства. Почему вы продолжили жить не по средствам?



– Мы всегда жили по средствам, поясок не распускали и разговоры о высоких зарплатах менеджмента, которые в разы превосходят зарплаты руководителей региона, о непрозрачности – это все от лукавого. Могу с гордостью сказать, а лучше без нее – моя зарплата самая низкая в премьер-лиге среди генеральных директоров. Я ее не скрываю, она все годы не менялась и составляет десять тысяч долларов «грязными». Поинтересуйтесь, какие зарплаты у других гендиректоров. Если хоть одна из них меньше, а не больше в три раза, я свои слова готов взять обратно.

И все же фраза «жили не по средствам» – это ведь не о зарплате администрации, а о других вещах – аренде футболистов, их зарплате, трансферах тех же…



– Доходы игроков по рамкам турнира, в котором мы не самые плохие места занимали, они в разы меньше, чем тех, кого мы обыгрывали неоднократно. При этом заманить игрока в Сибирь сложнее, чем в Питер, Самару или Москву. Что значит – не по средствам? Критерий – это результат. Сегодня, да, я могу признать – мы не рачительно распорядились средствами, которые нам выделили. Но футболисты живут и играют без зарплаты четыре месяца.

Вы тоже?



– Конечно, а чем я лучше игроков?

Как распределялось финансирование последние несколько лет?



– Бюджетные деньги, спонсоры, собственные наши заработки. Но полностью бюджет «Томь» никогда не содержал. Максимальное участие – примерно 70%, около 550 млн рублей. В основном она варьировалась от 20% до 30%, а сам бюджет из года в год был примерно одинаковым, в районе 800 – 850 млн рублей. Зарабатывали мы около 170-180 млн рублей.

На что шли деньги спонсоров?



– Их хватало просто чтобы закрыть брешь в расходной части. Это не был бюджет развития, точно. Хотя мы все равно смогли добиться прогресса. Наша молодежка сейчас первая во второй восьмерке. Наша школа лучшая за Уралом. Из 230-250 человек, которых вызывали в сборные 91-96 гг рождения, наших воспитанников семь. А всего от зауралья – девять. Девять! Я уже мозоль на языке заработал, рассказывая о том, что футбол за Уралом деградирует по разным причинам. У нас было 35 клубов – осталось 17. Из 175 игроков с российским гражданством в премьер-лиге только девять воспитанников зауралья. Это говорит о том, что к 2018 году футбола хорошего уровня за Уралом не будет.

Учитывая проблемы последних лет, вы часто думали о том, чтобы урезать бюджет?



– Возможно, из-за самонадеянности, но я об этом не думал. Я думал, что есть клуб, что он необходим, что есть болельщики, бренд, нужен результат и так далее. И эта самонадеянность она не была просто паранойей, а подкреплялась результатом, постоянным спросом на футбол. Наверное, надо было быть более гибким и думать о том, что сидеть на бюджетной игле неправильно и даст это когда-то остро отрицательный результат. Что и произошло. Но уточню, что уверенность в правильности того, что мы делаем, завела нас в некий тупик.

Может быть, нужно было просто не набирать футболистов из Москвы, а ограничиться теми, кто стоит не так дорого? Взять пример с того же Нальчика с пятнадцатимиллионным бюджетом…



– Пример Нальчика не очень удачный. Да, они выше нас в таблице, но какой у них бюджет? То, что вы говорите, мол, тратят они в два раза меньше – это что, официальное заявление клуба? Я вам такой пример приведу. Вот, сказали мне недавно, играет в премьер-лиге команда, у которой бюджет в два раза меньше, чем у «Томи». Я справки навел и выяснил, что бюджет у них даже больше, чем у нас. Просто надо четко понимать, что не может команда играть в премьер-лиге на 15 млн долларов. Вернее, она может, но так давайте тогда все доведем до абсурда! Это будет команда, обреченная на вылет.

На 15 млн долларов команду собрать нельзя?



– Нет, я в этом уверен. Тем более в провинции. Вот у нас бюджет 25-27 млн долларов – это близко к минимуму. Говорят, вы везете москвичей. А насколько? У нас бюджет на трансферы в этом году – 4 млн долларов, это прискорбно мало.

Зато в аренду вы брали москвичей, хотя даже не посвященным ясно, что зарплата у них запредельная.



– Я опять же хочу сказать, что мы все учитывали. Вот существует практика, когда футбольный клуб берет игрока в аренду, но не в состоянии выплачивать ту зарплату, которая у него была. Вот реальный пример. Игрок с зарплатой в 70 тысяч евро в месяц, не буду его называть. «Томь» никогда не платила и платить такие деньги не сможет. Но игрок сидит на скамейке, теряет качества, деградирует как футболист и получает зарплату за то, что ничего не делает. И «Томь» договаривается, что берет его бесплатно и может половину зарплаты платить, а вторую выплачивает клуб-владелец. Это нормальная, общепринятая практика. Но нам ставили в вину, что мы не растим своих игроков, не можем их продать потом, а используем тех, кто нам не принадлежит. Я считаю, что это издержки содержания клуба. Хотите результат – надо действовать так. Нет – можно выпускать игроков из дубля. Но это уже авантюра.

Это какие-то крайности. Неужели нельзя экономить так, чтобы это не напрягало бюджет, но позволяло команде занимать не восьмое, а, скажем, 10-11 место, просто, чтобы в Томск приезжал «Спартак», «Зенит» и прочие гранды?



– Я сомневаюсь. Ставя такую задачу – занять десятое место, чтобы «Спартак» приезжал, – значит, подписать себе приговор как спортивному менеджеру, а команде – как спортивному клубу. Потому что спорт не подразумевает планирования, постановки задачи сохранить место в премьер-лиге.

У вас разве не такая задача сейчас?



– Послушайте, когда менеджмент или люди, которые сопричастны к этому делу, ставят такие задачи перед сезоном, то они губят спорт, обманывают его и в итоге убивают. Нужно всегда ставить более высокую задачу, чтобы был нормальный микроклимат, чтобы не приходилось игры продавать, лукавить на тренировках и проводить время в ночных клубах. Вот в этом меня никто не переубедит. А если говорить «ваше место десятое, вот вам 600 млн рублей». Все, на этой команде можно ставить крест сразу. И трата вот этих 600 млн будет еще более глупой и нерачительной. Уж лучше вообще деньги не тратить, чем обманывать людей, спортсменов, болельщиков.

Ну, дайте им 600 млн и скажите, чтобы первое место заняли.



– Это будет означать, что коллектив в неправильном направлении повели. И те люди, которые изначально понимали, что обманывают ожидания, – они преступники.

Лучше тогда, чтобы в футболе по-прежнему мыльные пузыри существовали?



– Я не припомню в футболе такого, чтобы набирались футболисты на огромные гонорары, а потом все рушилось.

Из последнего – ФК «Жемчужина».



– Там была реальная коммерческая база.

А куда она делась?



– Куда она делась – другой вопрос.

Так что же в ней реального, если она в один миг – бух, – и развалилась?



– Бух – это один человек. И вслед за ним клуб, строительный бизнес, еще какой-то там.

И это вы считаете базой?



– «Жемчужина» существовала на протяжении нескольких лет, и деньги у нее были, и Рублевка заклеена Бекхэмами была, и «Первый» канал ее тиражировал. Мы видели серьезные намерения и серьезные деньги. А то, что так произошло, – ну, это часто бывает.

По мнению губернатора Томской области Виктора Кресса, ничего плохого в том, если команда отправится в первый дивизион, не будет.



– Это я комментировать не хочу. Мне кажется, что для Томска это будет близко к катастрофе. Это мое сугубо лично мнение. Да, с экономической точки зрения это рентабельно. Но когда ты проходишь с клубом путь от заштатной команды второго дивизиона, до середняка премьер-лиги, то возврат на ступень ниже всегда воспринимается как-то не очень. Просто как бы не получилось, что после этого шага назад последует еще один, потом еще. А потом мы будем жить воспоминаниями, как хорошо было раньше. Но на данном этапе это наиболее правдоподобный вариант.

Хватит ли «Томи» денег на то, чтобы провести следующие полгода?



– Я не знаю. Говорят, что да.

Допустим, ситуация успешно разрешится и команда останется. Будете ли вы что-то менять?



– Перемены назрели, и они будут. Я просто хотел бы, чтобы меня не представляли как человека, который стратегически может на что-то влиять. Еще раз – мы серьезно зависим от позиции руководителей области. Я наемный менеджер, нахожусь на работе, клуб играет в чемпионате, сегодня 26 ноября, 20 градусов мороза, но мы видим, что футболисты играют на хорошем газоне. Что касается управления и жизнедеятельности, я делаю все, что от меня зависит. А какие-то стратегические заявления – это будет сродни какой-то болтовне голословной, которая никаких последствий иметь не будет.

Насколько серьезны были футболисты, грозящие забастовкой?



– Я могу только предполагать: она могла состояться, но не состоялась.

Из-за того, что после этого футболистам могли засчитать это как прогул и разорвать контракты?



– (Смеется) Это полная чепуха. У нас контрактные обязательства не выполняются столько времени, а игроки лишь пытаются как-то обозначить свою позицию. И что, не вышли они на поле – прогулы им записать? А они скажут: «Тогда мы в палату по разрешению споров напишем, и вы вообще без команды останетесь». А потом, мол, вам самим решать – прогуливать или нет.

То есть даже в случае бойкота им бы заплатили зарплату?



– Конечно.

Как тогда удалось убедить их доиграть последние игры?



– Какие бы последствия не нес за собой принцип комплектования, который подразумевает набор варягов, которые без родины и флага бьются за баснословные гонорары, а все равно существует понятие футбольных традиций, ауры. Ответственность формируется на уровне подсознания, к тому же у нас здесь очень хорошие и добрые болельщики. И на коленях стоять перед футболистами, умолять их поиграть не приходилось – они и сами все понимали. Другое дело, что качество игры оставляло желать лучшего.

© БиоЗвёзд.Ру