БиоЗвёзд.Ру

Владимир Спиваков

Владимир Спиваков Народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР

Имя: Владимир
Фамилия: Спиваков
Дата рождения: 12.09.1944
Гражданство: Россия


Родился 12 сентября 1944 года в местечке Черниковск Башкирской АССР, сейчас вошедшем в состав города Уфы. Мать – Екатерина Осиповна Вайнтрауб, пианистка, окончила Ленинградскую консерваторию и всю жизнь концертировала. Отец, Теодор Владимирович Спиваков, по специальности инженер-технолог, ушел добровольцем на фронт и был тяжело ранен. От родителей – отца-фронтовика и матери-блокадницы – Спиваков с детства воспринял дух жертвования и помощи страждущим. Супруга – Спивакова Сати (урожд. Саакянц Сатеник), драматическая актриса, выпускница ГИТИСа, автор и ведущая программ на телевидении. Сын от брака с Викторией Постниковой – Рождественский Александр. Дочери: Екатерина, Татьяна, Анна.

После окончания войны семья переехала в Ленинград. Первыми музыкальными впечатлениями мальчика была игра матери на фортепиано. С шести лет Володя начал учиться на скрипке у Б.Э.Крюгера. Поступил сначала в районную музыкальную школу, затем, в 1955 году, – в среднюю специальную музыкальную школу при Ленинградской консерватории. Крепкую подготовку ему дали Л.М.Сигал и В.И.Шер. Вольнослушателем Спиваков посещал также школу живописи при Ленинградской академии художеств. В целях самозащиты начал заниматься боксом, получив впоследствии 2-й разряд.

В 1957 году 13-летний скрипач впервые принял участие в конкурсе, на ленинградском фестивале «Белые ночи», где получил первую премию. Далее, еще учась в музыкальной школе при консерватории, Спиваков выступил на Всероссийском конкурсе юных исполнителей. Его способности были замечены, и ему предложили перевестись для продолжения учебы в Москву. Не закончив школы при Ленинградской консерватории, в 1961 году Спиваков зачисляется как скрипач в Центральную среднюю специальную музыкальную школу при Московской консерватории, в класс Ю.И.Янкелевича (до 1963). В 1962 присутствует в Ленинграде на памятной встрече с 80-летним И.Стравинским, во время его приезда в СССР. Живя в Москве в интернате, организует для младших школьников экскурсии в Третьяковскую галерею с собственными пояснениями. Сам продолжает заниматься жи-вописью под руководством А.В.Буторова.

В 1963 году Владимир Спиваков поступает в Москов-скую государственную консерва-торию им. П.И.Чайковского по скрипке в класс Ю.И.Янкелевича, своего прежнего педагога. Из класса этого профессора помимо Спивакова вышел целый ряд известных в мире скрипачей: И.Бочкова, Т.Гринденко, Г.Жислин, П. Коган, Л.Маркиз, В.Третьяков, Н. Школьникова, Е.Алиханова и др.

Диапазон произведений, изучаемых в классе Янкелевича, простирался от старых итальянцев – Тартини, Локателли, Джеминиани, Вивальди – до импрессионизма Дебюсси и даже экспрессионизма Берга. Как вольнослушатель Спиваков посещает класс выдающегося Давида Ойстраха. Занятия живописью отнимают немало времени, и Янкелевичу пришлось настоять на том, чтобы Спиваков оставил живопись и окончательно избрал своей профессией музыку.

1965 год. Студент 3-го курса Владимир Спиваков выступает на первом зарубежном состязании – Между-народном конкурсе скрипачей и пианистов имени М.Лонг и Ж. Тибо в Париже и занимает третье место, получив звание лауреата. В условиях тогдашнего «железного занавеса» это был важный этап в жизни советского музыканта. Спиваков получает разрешение на поездку в Венгрию, с делегацией ЦК ВЛКСМ.

В 1967-м его направляют на труднейший зарубежный конкурс скрипачей – имени Н. Паганини в Генуе – там он, студент 5-го курса, получает вторую премию.

В 1968 году Спиваков как скрипач оканчивает Московскую консерваторию. Далее два года, с 1 сентября 1968 по

1 сентября 1970 года, проходит ассистентуру-стажировку при Московской консерватории, неизменно у того же Янкелевича. В 1969-м он едет на следующий Международный конкурс – в Монреаль (Канада) и возвращается с победоносным результатом – первой премией.

К этому времени он уже несколько лет женат на пианистке, также с большим будущим, – Виктории Постниковой, лауреатке нескольких международных конкурсов. В 1970 году Спиваков становится лауреатом труднейшего в мире музыкального конкурса – имени П.И.Чайковского в Москве (вторая премия и серебряная медаль). Получает премию и его жена. За три месяца до конкурса у них рождается сын Александр, в дальнейшем определившийся по специальности отца – скрипке. Постникова выходит замуж вторично, за дирижера

Г. Рождественского, который усыновляет Александра и дает ему свою фамилию – Рож-дественский.

По окончании ассистен-туры-стажировки Спиваков получает направление в Московскую филармонию. Янкелевич, побывав на концерте своего ученика, сказал ему знаменательные слова: «Ты знаешь, я почувствовал себя на концерте счастливым, потому что я увидел: ты больше во мне не нуждаешься». Высок был авторитетный отзыв Д.Ойстраха: «Владимир Спиваков принадлежит к числу лучших молодых представителей советского исполнительского искусства, снискавших себе популярность и любовь среди любителей музыки многих стран. Его игру характеризует тонкое и глубокое понимание стиля исполняемых произведений, благородный вкус, безупречное виртуозное мастерство, яркий художественный темперамент».

1975-й стал годом блестящего дебюта Спивакова в США. Его выход с камерной программой в зале Линкольн-центра в Нью-Йорке произвел такой фурор, что даже после первого отделения (Соната до минор Бетховена) зал встал. Но в 1977 году, как раз в знаменитом нью-йоркском концертном зале Карнеги-холл произошел политический инцидент: в скрипача была брошена банка с краской и взрывным устройством – это американская Лига защиты евреев пыталась сорвать концерт советского музыканта. Зал аплодировал стоя, а на следующий день в американской прессе были опубликованы извинения официальных лиц США. Советские газеты писали о «стойкости и мужестве» советского артиста. В 1978-м скрипач был удостоен почетного звания – Заслуженный артист РСФСР.

Став признанным скрипачом-солистом, в 70-е годы Владимир Спиваков начал участвовать в различных камерных составах: струнном квартете, трио, дуэтах. Работой на большую перспективу стало его участие как солиста в выступлениях с Государственным камерным оркестром, основанным Р.Баршаем: он освоил здесь десятки произведений Моцарта, Вивальди, Корелли, Альбинони, Боккерини.

Еще одной сферой деятельности стало для Спивакова преподавание. Известный хоровой дирижер В. Минин, будучи ректором РАМ (тогда Музыкально-педагогического института) имени Гнесиных, пригласил его на работу в этот вуз.

С октября 1972 до мая 1990 года – Владимир Теодорович преподавал там, получив ученое звания профессора. Ученики его рассеялись по городам СССР: Мурманску, Курску, Кишиневу, Одессе, Москве и др. Некоторые стали победителями между-народных конкурсов, например, К. Мак-Дермотт (США) получил диплом на конкурсе имени П.И.Чайковского, Б. Гарлицкий (Москва) – премию на конкурсе имени Н.Паганини, несколько вторых премий на междуна-родных конкурсах, где не присуждались первые.

Владимир Спиваков всерьез задумывается о специаль-ности дирижера. Как многие скрипачи, он не мог не видеть недостаточность скрипичного репертуара. Внутреннюю необходимость такого поворота сравнивал с тем, как актер В.Шукшин стал писателем. В качестве педагога он выбирает И.Б.Гусмана и занимается у него около пяти лет, в Нижнем Новгороде (Горьком), и в Москве. В дальнейшем при случае берет отдельные консультации у известнейших зарубежных дирижеров – Л. Маазеля, Л. Бернстайна. Огромную профессиональную школу Владимир прошел, выступая как солист под руководством К. Аббадо, С. Озавы, Р. Шайи, Б. Хайтинка.

В 1979 году он снова совершает триумфальные гастроли по США: как скрипач выступает в Питтсбурге, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Кливленде, Вашингтоне (зал Библиотеки конгресса) и Далласе. В камерных программах его сопровождает пианист Б. Бехтерев. В Кливленде Л. Маазель дарит солисту фото с надписью: «Неописуемый гений скрипки». Хорошо запомнившие Спивакова с прошлых лет публика и пресса принимают его восторженно. «Виртуозность Спивакова никогда не вызывала сомнений со времени его первого концерта в Нью-Йорке в 1975 году, но такая игра, как в Карнеги-холл, не может оставить равнодушным», – писала «Нью-Йорк пост».

Поворотным пунктом в музыкальной жизни 35-летнего артиста становится его дирижерско-симфонический дебют в США со всемирно известным Чикагским симфоническим оркестром на летнем фестивале в Равинии (1979). Перед тем он давал концерты в Испании, Англии – гастроли приняли мировой характер. Американская пресса писала: «Молодой советский мастер В.Спиваков является представителем русской скрипичной школы. <…> Для его игры характерны замечательный звук, ничем не скованная виртуозность, величественность, элегантность, достоинство» («Нью-Йорк Таймс»). Также и в связи с чикагским дирижерским дебютом: «Спиваков заставляет Моцарта петь и как скрипач, и как дирижер»; «Спиваков – настоящий дирижер» («Чикаго Сан-таймс»). Хвалебные отзывы дала и советская пресса: «Успешные гастроли» («Труд» 2 февр. 1979), «Аплодирует Карнеги-холл», «Это потрясающий скрипач» (О. Поляковский, «Советская культура» 16 февр. и

14 сент. 1979).

1979 год вошел в творческую судьбу Спивакова как особо знаменательный и потому, что именно тогда происходило формирование его собственного коллектива, руководство которым принесло ему самую широкую мировую славу в течение десятков лет, – камерного оркестра «Виртуозы Москвы». Наглядными образцами для Спивакова были московский камерный оркестр Р. Баршая, итальянские «Виртуозы Рима», Пражский и Лондонский камерные оркестры (в последний его даже пригласили руководить). Начинающий дирижер замыслил свой оркестр как состав баснословных виртуозов и отбирал только лауреатов конкурсов, учеников Янкелевича, Ойстраха, Ростроповича. Не менее важным считал и наличие хороших человеческих качеств. Кроме того, оркестр составлялся только мужским, не привязанным к дому и детям. Концертмейстерами стали участники Квартета имени Бородина, Ю. Башмет.

Датой дебюта «Виртуозов Москвы» считается выступление в Нижнем Новгороде (Горьком) 20 июня 1979 года.

15 июня 1982 года оркестр приобрел официальный статус: Государственный камерный оркестр Министерства культуры СССР «Виртуозы Москвы».

Среди творческих установок руководителя «Виртуозов» – и серьезность, благородство камерной музыки, и ее доступность, и желание помогать молодым талантам, предоставляя первоклассный аккомпанемент для их сольных выступлений. Естественно, влекла возможность испробовать свои музыкальные силы в новом репертуаре. Диапазон музыкальных стилей охватил эпохи от ХVII до ХХ веков, страны – Европы и Америки, жанры – от церковного до развлекательного.

В сценическом поведении были отработаны определенные манеры, вносящие налет театрализации. Спецификой репертуара «Виртуозов» являлось то, что Спиваков в качестве «бисов» стал вводить нечто остроумно-развлекательное, заставляющее публику весело оживляться (будь то Полька И. Штрауса или Прелюдия Д. Шостаковича).

Профессионально новый камерный оркестр стремительно растет и приобретает признание. Его отличительные качества – необычайная слитность ансамбля и неотразимая выразительность. Позднее об этом писали следующим образом: «Замечательный ансамбль солистов, которые понимают друг друга с одного вздоха, а играют как один голос» («Нью-Йорк пост»).

Пресса восторженно принимает, прежде всего, интерпретацию «спиваковцами» великих музыкальных классиков. В Австрии, на родине Моцарта, пишут: «В мгновенье ока первоклассный московский ансамбль показал нам, как раскованно и без проблем, а следовательно, и предельно убедительно можно исполнять Моцарта. Каждая фраза произносится с наслаждением, каждый звук – ощутимое удовольствие и для музыкантов, и для слушателей. Здесь нет никаких “проходных” или пустых фраз, и это напряжение, эту естественность дыхания вы ощущаете так, словно она исходит от вас самих» («Ди Прессе»).

В Испании – о воплощении Баха с участием хора басков «Орфеон Доностиарра»: «Вместе с “Виртуозами Москвы” они исполнили Мессу И.С. Баха. Этот концерт явился выдающимся памятником Баху и стал незабываемым событием, сравнимым лишь с лучшими концертами Западно-Берлинской филармонии, возглавляемой Караяном, Филадельфийского симфонического оркестра под управлением Орманди и Парижского оркестра во главе с Маазелем. Браво!» (В зеркале прессы //Музыкальная жизнь, 1985 № 18, с.7).

Чрезвычайная выразительность исполнения высококлассных музыкантов, остроумные «бисы», элементы театрализации создали классическому оркестру популярность, которую начали сравнивать с успехом у публики звезд эстрады. Тем самым оркестр выполнял мощную роль в культуре: приобщал к классической музыке сотни тысяч людей, до того с ней не соприкасавшихся.

«Виртуозы Москвы» поражали количеством выступлений – до 120 в год, в разных странах мира, больше всего в своей стране. Например, концертный сезон 1984/85. Осень: фестивали в Эдинбурге, Лондоне, Уэльсе, свой фестиваль в Ереване (12 концертов – в лучших залах, а также совхозе, на погранзаставе), Детский театр в Москве, Братиславские музыкальные торжества, другие города Словакии, Ленинград – взаимные мастер-классы с БДТ под руководством Товстоногова, фестиваль в Кишиневе, 25 концертов в ФРГ и Австрии. Зима: фестиваль «Русская зима» в Москве, Дом-музей Чайковского в Клину, вечер памяти Высоцкого в театре на Таганке, концерты в Мадриде, снова Москва. Весна: Ростов, Донецк, «Флорентийский май», Милан, Челябинск, Одесса, снова Москва – вечер памяти Янкелевича. Лето: Стамбульский фестиваль искусств, Алма-Ата, Ташкент, Баку, Будапешт. (Е.Баранкин. «Виртуозы Москвы»: Четыре времени года. Музыкальная жизнь, 1985, № 18, с.6-7).

Важным творческим контактом стало знакомство В.Т. Спивакова со знаменитым американским композитором и дирижером Л. Бернстайном. Впервые они встретились в середине 80-х годов на выступлении в Зальцбурге в день рождения Моцарта, когда первый солировал, а второй дирижировал. Бернстайн подарил здесь Спивакову свою дирижерскую палочку.

Руководитель «Виртуозов Москвы», у которого «в начале было сердце», кто готов был «плакать с плачущими», всегда обладал повышенной чувствительностью к людским бедам и немедленно являлся на помощь.

Актом самопожертвования и грандиозного мужества стал выезд В. Спивакова и его оркестра в Киев через несколько дней после взрыва атомного реактора в Чернобыле. Масштаб личного мужества музыканта оказывается тождественным масштабу его художественного творчества. «Виртуозы Москвы» оказались единственным составом, приехавшим на «Киевскую весну» 1986 года. «Когда мы вышли на сцену зала филармонии, – вспоминал Спиваков, – эти минуты навсегда останутся в моей памяти. В зале стояли люди и плакали. Половина из них – ликвидаторы, больные, по сути, люди. Музыканты на сцене тоже плакали. После концерта к нам подходили люди, многие из которых впервые в жизни слушали живьем классическую музыку, и со слезами на глазах благодарили. Вот это то, что связывает всех нас больше, чем любые речи, тосты, застолье». (И. Лапинский. «Виртуозы Москвы» в Киеве. Зал аплодировал стоя. Финансовая Украина, 17.12.1996, с.1).

К 10-летию трагедии Спиваков организовал международную благотворительную акцию «Эхо Чернобыля» (в Киеве и Днепропетровске): присоединив к своему оркестру хор Академии Санта-Чечилия из Рима и солистов из Германии, Польши, США, он исполнил Реквием Моцарта и «Прощальную симфонию» Гайдна.

После катастрофического землетрясения 1988 года в Спитаке для поездки в Ленинакан (спустя три месяца) Спиваков составил композицию Реквиема из стихов А.Ахматовой с исполнении А. Демидовой и музыки Д. Шостаковича – Камерной симфонии (переложение Квартета № 8). Участвовал Спиваков и в днях поминовения жертв спитакского землетрясения: в концертах Армянской филармонии в Ереване, затем во Франции, в парижском зале Гаво (2001).

1987 год ознаменовался 500-м концертом «Виртуозов Москвы». В 1989 году за музыкальные программы 1986–1988 годов Владимиру Спивакову присуждается Государственная премия СССР. В 1990-м – почетное звание «Народный артист СССР». В 1992 году отмечается 1000-й концерт «Виртуозов Москвы».

С упомянутой Камерной симфонией Д. Шостаковича Владимир Спиваков производил глубокое впечатление и за границей. Так, в 1988 году в Хиросиме после ее звучания две с половиной тысячи человек поднялись и стояли несколько минут в полном молчании. На концерте в Дахау, где был известный концлагерь, в зале даже мужчины плакали, и музыканты сидели со слезами на глазах.

К концу 1980-х годов в коллективе «Виртуозов Москвы» наступил кризис.

В стране возникли серьезные экономические проблемы, острота житейских проблем ставила под угрозу само существование коллектива. В то же время вируозы из Москвы пользовались успехом за рубежом. В этих условиях музыканты обратились к Спивакову с просьбой найти способ сохранить оркестр где-нибудь за границей. Следуя их настояниям, дирижер обратился к королевской семье Испании, с которой был дружен, и получил согласие на переезд оркестра вместе с семьями. Осенью 1990 года 150 человек прибыли на Север Испании, в район Хихона и Овьедо. Финансировал артистов Фонд принца Астурийского Филиппа, сына испанского короля: под его покро-вительством состоял хор, теперь добавили еще и оркестр. «Виртуозы Москвы» пробыли здесь до весны 1997 года.

По контракту оркестр был обязан давать по 10 концертов в год для Испании, а в остальном мог располагать собой по своему усмотрению. Эту возможность руководитель коллектива широко использовал.

В 1991 году он провел в Петербурге памятное исполнение своей композиции по «Мессии» Генделя с участием Астурийского хора и с чтением текстов Цвейга актером Большого драматического театра В. Стржельчиком. С супераншлагами шли концерты в Большом зале Московской консерватории, например в 1994 году при исполнении «Stabat mater» Вивальди и концерта для скрипки Альбинони. В середине 90-х годов «Виртуозы Москвы» провели 13 концертов в США (глава оркестра дирижировал еще и симфоническими оркестрами Хьюстона и Сан-Франциско).

В качестве «звезды» Вла-димира Спивакова стали все чаще приглашать на элитные акции в столице России.

Высоко ценя мастерство российских музыкантов, деятели Испании старались их как можно крепче при себе удер-жать. Поступило предложение от Барселоны, с высочайшей оплатой, но при одном условии: вместо «Виртуозов Москвы» оркестр стал бы «Виртуозами Барселоны». Спиваков наотрез отказался. Благодаря «спиваков-цам», в Астурии возник иной культурный климат: появилось два новых симфонических оркестра, несколько камерных, открылись музыкальные школы, был отстроен крупный современный концертный зал. Новый оркестр при оперном театре в Хихоне предусмотри-тельные испанцы создали как раз в расчете на участие «Виртуо-зов». Но все это стало угрозой существования московского коллектива, в оркестре шло брожение.

Спиваков не намеревался закрепляться в Испании. По истечении первого срока контракта Спиваков нашел квартиру для себя в Париже — на культурном перекрестке Европы и не так далеко от Овьедо. К этому времени у него уже была вторая семья, родились дети, начавшие жить в столице Франции. В 1984 году он женился на армянской актрисе Сатеник Саакянц, ставшей Сати Спива-ковой. Ее отец был скрипачом, учеником Янкеле-вича, она сама окончила школу по фортепиано. В 20-летнем возрасте Сати стала известной благодаря главной роли в фильме-опере «Ануш». Эпизодически выступала на сцене с чтением стихов, вела собственную программу на Центральном телевидении в Москве, выпустила биографическую книгу о Спивакове «Не вс?» (М.: Вагриус, 2003). В книге представлены выдающиеся люди, с которыми встречался музыкант: королева Испании София, С.Параджанов, Б.Окуджава, Г.Товстоногов, В.Стржельчик, А.Собчак, И.Менухин, Л.Бернстайн, М.Плисецкая, М.Ростропович, Г.Вишневская, Ю.Башмет, Е.Светланов, Т.Квастхоф, Дж.Норман и др. В 2004 году под ее редакцией вышел фотоальбом «Мимолетности» (к 60-летию Спивакова, с его текстами – М.: Музыка). В жизни она – верный друг и помощник своему мужу. У них трое детей – Екатерина, Татьяна и Анна (последняя родилась в Париже). После кончины сестры Спивакова Елизаветы Владимир Теодорович взял к себе ее дочь.

В период организационных трудностей с его оркестром Спиваков совершил несколько масштабных организаторских акций. В 1989 году он стал артистическим директором музыкального фестиваля в г. Кольмаре (Франция) – и скоро сделал этот фестиваль одним из виднейших в Европе. В 1994-м создал Международный благотворительный фонд Владимира Спивакова в Москве, приобретший с течением времени общероссийское и мировое значение (дата основания – 20 мая, исполнительный директор – Е. Ширман). В том же 1994 году артист дал согласие на новую педагогическую работу – мастер-классы в Цюрихе (до 2005 года).

Глава «Виртуозов Москвы» ясно осознал, что полноценная жизнь его оркестра будет только в Москве. Он хорошо видел позитивные изменения в жизни страны – свободу высказывания и волеизъявления, лучшее материальное состояние. Спиваков стал настойчиво вести переговоры о судьбе оркестра с мэром Москвы Юрием Лужковым и в 1997 получил разрешение на патронат коллектива со стороны мэрии Москвы со статусом – Государственный камерный оркестр.

В России он к этому времени уже установил традицию давать с «Виртуозами» предновогодние концерты. Их ждали, на них настраивались, это всегда был яркий, радостный праздник.

Именно в этот период Спиваков, ставший человеком мира, особенно глубоко осозна?т ценность для него России: память о детстве, первые, самые яркие открытия молодого сознания, ментальность россий-ских музыкантов, слушатели, нередко всю ночь стоящие за билетом на его концерт.

Владимир Спиваков не прижился на Западе. Он и больше половины состава «Вир-туозов» вернулись в Москву. Ряд отличных музыкантов, входивших в оркестр, остался за рубежом.

Спиваков начал докомплектацию «Виртуозов» на российской основе. Совершился сдвиг по спирали: перед маэстро сидели музыканты другого поколения, годившиеся ему в сыновья, но снова – полные способностей и энтузиазма.

И только с закладкой камня нового концертного комплекса на Красных Холмах у «Виртуозов Москвы» появилась надежда иметь свое пристанище в столице.

С 1997 года «Виртуозы» стали наращивать количество выступлений и скоро довели численность до 100 концертов в год. При этом Спиваков стал приглашать в страну знаме-нитейших певцов, которых в России никогда не слышали. Огромный резонанс имели его выступления в 1997 году с немецким басом-баритоном Т.Квастхоффом (также – в Киеве).В том же году прошла российская премьера «Российских фотографий» Р.Щедри-на, посвященных «Виртуозам Москвы» и их руководителю.

Неизменный успех сопутствовал омоложенным «Виртуозам» за границей: в 2000 году они играли в престижном лондонском Барбикане, в «Старой опере» Франкфурта-на-Майне. По последнему случаю пресса сообщала: «Интерес любителей музыки к концертам оркестра “Виртуозы Москвы” традиционно высок. Вечером

16 апреля в «Старой опере» благодарные слушатели семь раз вызывали “Виртуозов Москвы” на “бис”. В основной программе концерта прозвучали произведения Моцарта, Шостаковича, Чайковского». (16 апреля в «Старой опере» (Alte Oper) в центре Франкфурта-на-Майне состоялся концерт «Виртуозов Москвы» (РИА Ореанда 18.04.2000. Rambler-Media).

1999-й – год 55-летия Спивакова – оказался урожайным в отношении официальных наград и предложений. Указом Президента России Ельцина он был удостоен одной из самых высоких наград – ордена «За заслуги перед Отечеством»

III степени. Правительство Франции возвело его в ранг “Офицера искусств и изящной словесности”, а Президент Армении лично вручил орден Святого Месропа Маштоца.

В том же 1999-м наступил важнейший поворот в творческой судьбе Спивакова: он стал постоянным дирижером не только камерного оркестра, но и симфонического. Руководитель «Виртуозов» принял предложение М.Плетнева стать главным дирижером Российского национального оркестра (РНО), независимого негосударственного коллектива. К этому моменту маэстро В.Спиваков накопил огромный опыт – 20-летнее руководство камерным оркестром «Виртуозы Москвы», симфоническое дирижирование в качестве приглашенного дирижера с виднейшими коллективами: Лондонский симфонический, Сан-Францисский, Лос-Анджелесский филармонический, оркестр Академии «Санта Чечилия» в Риме, оркестр миланского театра «Ла Скала», Национальный оркестр французского Радио, Национальный симфонический Венгрии и др. Однако решение Спивакову далось непросто, он чувствовал, что нуждается в расширении своих профессиональных горизонтов.

Для Спивакова открывался путь музыки самой сложной по мысли и самой богатой по звуковому содержанию – симфоний Бетховена, Чайковского, Малера, Шостаковича, оркестра Вагнера, Рихарда Штрауса, Равеля, Прокофьева. Налицо была и огромная ответственность: РНО имел славу одного из самых престижных оркестров мира, имелись многочисленные спонсоры, по большей части американские. В независимости оркестра Спиваков видел важный символ новой, демократической России.

Работа с Российским национальным оркестром направляла мысли Спивакова к русскому репертуару, в то время как у «Виртуозов» изначально культивировалась западная классика. Он сохранил самую раннюю свою установку: аккомпанировать солистам, выводя на эстраду талантливую молодежь. И перенес в серьезнейший оркестр свои очаровательно-легкие «бисы». Премьера Спивакова с РНО прошла в Большом зале Московской консерватории на открытии сезона в 1999 году с символической программой: «Инаугурация (освящение) Дома» Бетховена, Первый концерт Бетховена с М. Плетневым в качестве солиста (как бы передача эстафеты) и Пятая симфония Чайковского (русская классика).

Хорошо зная мировую музыкальную жизнь, Спиваков думал о необходимости для Москвы современного концертного комплекса, подобного Линкольн-центру в Нью-Йорке, Кеннеди-центру в Вашингтоне, центрам в Лондоне, Амстердаме, Риме. Убедив в этом мэра Москвы Ю. Лужкова, он вместе с ним заложил первый камень такого здания на Красных Холмах (7 сентября 2000 г.).

Испытал свои силы Спиваков и в качестве дирижера оперы. По приглашению генуэзского театра «Карло Феличе» он провел спектакль «Пуритане» В. Беллини, к 200-летию композитора (2001). Важным элементом мастерства стало умение маэстро работать с исполнительницами сложнейших колоратурных партий.

В 2001 году Спиваков положил начало новой акции на родине: по образцу руководимого им фестиваля в Кольмаре он организовал Московский международный фестиваль «Владимир Спиваков приглашает…», с периодичностью в два года (второй состоялся в 2003 г., третий – в 2005 г.).

Инициатор отечествен-ного фестиваля стремился поднять художественный уровень концертов в Москве, в России (в эти годы был очевиден кризис во всех областях) до самого высокого мирового. На фестиваль 2001 года Спиваков выдвинул и доверенный ему симфони-ческий оркестр: РНО его торжественно открыл и закрыл. На открытии дирижер продемонстрировал необыч-ную трактовку Пятой симфонии Д.Шостаковича. Пригласил ярчайших оте-чественных исполнителей, в том числе Ю.Башмета, игравшего с его ансамблем «Солисты Москвы». Поставил свою литературно-музыкаль-ную композицию по «Мессии» Генделя с участием народного артиста СССР О.Табакова. Исполнил оперу «Моцарт и Сальери» Н.Рим-ского-Корсакова с участием С.Лейферкуса и Д.Корчака. Сам выступил в сольной программе (в том числе с Сонатой Ц.Франка), подтвердив свой имидж скрипача мирового класса. Открытием и потрясением для российских слушателей стало участие американской «певицы тысячелетия», негритянки Дж. Норман. Исполнение «Смерти Изольды» Р. Вагнера стало кульминацией фестиваля.

Пресса, уделявшая неизменное внимание всем видам творческой деятельности артиста, сделала вывод, что Спиваков успевает делать больше, чем способна обычная психофизика. А сам артист сослался на фразу дирижера З.Меты: «Я отдыхаю в Adagio Восьмой симфонии Брукнера…».

Крупная немецкая фирма звукозаписи «Capriccio» выпустила в течение 2001–2004 годов восемь компакт-дисков, представляющих Спивакова во всех его ролях: солиста с фортепиано, солиста с оркестром, дирижера оркестра. “Suddeutsche Zeitung” назвала «диском года» запись сонат Ц. Франка, М. Равеля и Р. Штрауса в исполнении В. Спивакова с С. Безродным (2001). Большая часть дисков содержит музыку ХХ века. Отдельного внимания заслуживает запись «Ночи просветления» А. Шенберга в исполнении «Виртуозов Москвы» (2004). Звуковая выразительность и слаженность исполнения достигают совершенства прежних «Виртуозов», но в музыке не Вивальди, а гораздо более трудного Шенберга.

Глубоко прочувствовал Спиваков американскую катастрофу 11 сентября 2001 года, когда два самолета, управляемые исламскими экстремистами, врезались в высотные башни нью-йоркского Всемирного торгового центра. Множество раз он выступал в Америке, у него образовалась там своя обширная публика. И в тот момент, когда разразилась трагедия, он в Париже репетировал с Дж. Норманн. РНО одним из первых коллективов отозвался на потрясшее весь мир событие: концерт в Большом зале консерватории из музыки американских композиторов – Гершвина и Бернстайна – получил мемориальную окраску.

Гражданской, даже политической акцией стал концерт памяти жертв этих терактов в Киеве (сентябрь 2002 г.). Присутствовали Президент Украины Л. Кучма, государственные деятели, посол США. Спиваков с РНО исполнили скорбный «Реквием» Моцарта с участием Академического хора Национальной оперы Украины и солистов из США, Франции, Южной Кореи и Канады и сюиту из «Щелкунчика» Чайковского, как добрую сказку с хорошим концом. Для американской стороны прозвучал марш Дж. Ф. Соуза «Звезды и полосы», после чего Спиваков сыграл на скрипке «Молитву» Альбинони.

Крупной концертной акцией РНО под руководством Спивакова стало волжское турне 2002 года с девизом «Большая музыка – в сердце России»: Нижний Новгород, Казань, Тольятти, Самара, Саратов. «Праздник сердец» (слова прессы) был обоюдным для публики и артистов.

Неожиданно руководство этим оркестром для Спивакова прекратилось: с ним не продлили контракт, и он вынужден был в 2002 году досрочно покинуть пост главного дирижера РНО. Тем важнее оказалась поддержка Спивакову, оказанная лично Президентом России В. Путиным: глава государства считал необходимым, чтобы дирижер остался жить и работать в России.

Авторитет Спивакова в мире способствовал постоянным приглашениям его в жюри международных конкурсов разных стран, в частности тех, где некогда он сам завоевывал премии, – Генуя, Монреаль, Париж, конкурс им. Чайковского в Москве. Несколько раз он работал на конкурсе имени К. Флеша в Лондоне, стал президентом конкурса имени Сарасате в Испании. Вошел в жюри негосударственной российской премии «Триумф» с момента ее учреждения, в ряду виднейших отечественных деятелей искусства (В. Аксенов, Ю. Башмет, А. Битов, А. Вознесенский, Э. Неизвестный, О. Табаков и др.). Как член жюри он упорно боролся за справедливость оценок конкурсантов, будь то Италия, Франция, Испания или Москва.

В 2002 году Владимир Теодорович возглавлял жюри скрипачей на Х11 Международном конкурсе имени П.И. Чайковского в Москве, где поставил цель – вернуть этому состязанию его мировой авторитет. Ввел несколько существенных новаций, в частности запрет на голосование членов жюри за своих учеников. На московском конкурсе 2002 года первая премия не была присуждена, вторую поделили участники родом из Японии и Китая.

Оставшемуся без большого оркестра Спивакову была предоставлена исключительная творческая возможность: собрать свой симфонический оркестр и его возглавить. Новому коллективу было дано название – Национальный филармонический оркестр России (НФОР) с государственным финансированием. В 2003 году Спиваков лично провел отборочный конкурс, и 27 сентября 2003 года НФОР дал свой первый концерт. Коллектив изначально мог претендовать на имидж одного из лучших оркестров России и мира. Считая опасной для коллектива безраздельную монополию одного руководителя, Спиваков наметил перспективу работы с его оркестром многих дирижеров из разных стран. Так, вскоре после дебюта НФОР им дирижировали известный польский композитор К.Пендерецкий и главный дирижер Национальной оперы Франции Дж. Конлон.

В Москве Владимиру Спивакову был предложен еще один значительнейший пост: весной 2003 года он становится президентом Московского международного дома музыки (ММДМ) – нового концертного комплекса, воздвигнутого в Москве на Красных Холмах. Спиваков, патриот и радетель России, в 59 лет получил необозримые возможности для реализации своих выдающихся музыкальных и деловых талантов. В ММДМ нашли наконец приют три его кровных детища: камерный оркестр «Виртуозы Москвы», симфонический Национальный филармонический оркестр России и Международный благотворительный фонд Владимира Спивакова. Ни один другой крупный музыкант России не имел таких богатых «владений».

По ходатайству Спивакова Большому залу ММДМ было присвоено имя выдающегося русского дирижера ХХ века Евгения Светланова. И торжественный день открытия этого первого концертного зала в Доме музыки 27 сентября 2003 стал посвящением памяти старшего коллеги. Раньше Светланов неоднократно выступал на фестивале в Кольмаре, поручал Спивакову работу с Госоркестром. А когда Светланов был лишен своего оркестра, Спиваков предложил ему концертировать с РНО. На вечере памяти Светланова Спиваков исполнил его «Арию» для оркестра, после которой выдержал символическую «минуту молчания»; закончил же концерт не ликованием и шутками, а грозным «Dies irae» из «Реквиема» Моцарта.

Вскоре направив новый оркестр в Петербург, Спиваков дал концерт в пользу тяжело больных детей. «Утро Петербурга» сообщило: «Тринадцать тысяч долларов переданы отделению химиотерапии острых лейкозов Детской городской больницы №1. Эти деньги были собраны на благотворительном концерте Национального филармонического оркестра России под управлением маэстро Владимира Спивакова. Концерт состоялся 11 октября в Большом зале Петербургской филармонии. На эти средства уже закуплены лекарства и медикаменты для 28 пациентов, которые проходят лечение в отделении» (Лекарства с концерта // Утро Петербурга. 24 октября 2003 г.).

Продолжением дебютных концертов стало участие НФОР во втором московском фестивале «Владимир Спиваков пригла-шает…» в ноябре-декабре 2003 года. Новый оркестр открыл и закрыл этот крупный форум, снова с участием уникальной певицы Дж. Норман.

В мае 2004 года отмечалось десятилетие образования Международного благотворитель-ного фонда Вла-димира Спивакова, по случаю которого прошел фестиваль «Москва встречает друзей», куда съехалось 947 человек. Идеей фестиваля было единение детей разных народов через искусство. Ф

онд к этому времени приобрел масштаб, не имеющий равных: 3500 детей получили помощь, организовано 2500 концертов, проведено 300 художественных выставок, 625 человек стали стипендиатами фонда, 90 из которых – лауреатами международных конкурсов и фестивалей, подарен 221 музы-кальный инструмент, оказано содействие в проведении 44 хирургических операций. Некоторые стипендиаты фонда приобрели мировую известность – прежде всего, Евгений Кисин.

Летом 2004 года Спиваков провел 16-й фестиваль в Кольмаре, кульминационный по значимости: выступали и НФОР, и «Виртуозы», и стипендиаты Фонда.

Каждый фестиваль Спиваков посвящал выдающимся музыкантам: Л.Бернстайну, И.Менухину, Й.Сигети, К.Пендерецкому и др. Символом этого стала Дж.Норман. О значении деятельности выдающегося российского музыканта во Франции свидетельствует выпущенная там книга Г.Бройнера «Годы Спивакова» (хроника фестивалей в Кольмаре).

Этапным периодом для Спивакова как музыканта стала осень 2004 года, наступление 60-летия. Концерты со всей ясностью показали, что появился «новый Спиваков» – исполнитель сложнейших симфоний и даже авангардных опусов. На московском фестивале к 70-летию А. Шнитке он экспрессивно заострил звучание оркестра в Концерте для фортепиано («Виртуозы Москвы» и И.Шнитке в качестве пианистки), провел с НФОР российскую премьеру сонорного «Pianissimo» (1970), мастерски раскрыл посвященные ему «Пять фрагме

Источник: peoples.ru

Скажи!



© БиоЗвёзд.Ру