Главная Статьи Войти О сайте

Александр Матвеенко

Александр Матвеенко

Ректор Московского авиационного института (Государственного технического университета), академик Российской академии наук

Имя: Александр
Фамилия: Матвеенко
Дата рождения: 20.08.1939
Гражданство: Россия



Родился 20 августа 1939 года в Днепродзержинске (Украина), в семье учителей. Отец – Матвеенко Макар Петрович. Мать – Матвеенко Раиса Устиновна. Супруга - Людмила Степановна. Сын, Сергей Александрович, и дочь, Ольга Александровна, окончили МАИ. Внуки: Мария, Вера, Филипп, Степан, Тимофей.

Корни Александра Матвеенко по отцовской линии уходят в донское казачество. Его прадед четверть века прослужил в Польше, которая в то время входила в состав Российской империи. Дед, как грамотный казак, в Первую мировую войну служил писарем. С этим периодом связан почти легендарный случай. Рассказывали, что однажды казачью часть посетил Николай II, а начальника на месте не оказалось. Пришлось писарю рапортовать царю о положении дел в казачьих подразделениях, благо писарь точно знал, сколько личного состава налицо и кто отсутствует… Дед вернулся с войны поднаторевшим в грамоте, с обостренным чувством справедливости - не успокоился, пока не отсудил у помещика в пользу казачьей станицы землю-кормилицу и лес.

Семья мамы (Марусиченко) – с Кировоградчины, многодетная, как и у отца – в каждой было по 12 детей.

В 1939 году отца призвали в армию. Начало Великой Отечественной войны Макар Петрович встретил в Могилеве, а Раиса Устиновна с 2-летним сыном были эвакуированы в Казахстан. Потом отца, старшего лейтенанта, направили в Саратовское военное училище связи, где он преподавал математику. Вскоре отец вызвал в Саратов и семью. Там нашлась работа и Раисе Устиновне: она преподавала в танковом училище русский язык.

Когда отца вновь направили на фронт, семья переехала в Верхне-Днепровск, куда Макар Петрович вернулся только в 1946 году. Возвращение отца Александр хорошо запомнил. Тот приехал в офицерской форме, привез конфет, книги...

Александр поступил учиться в ту школу, где директорствовал отец. Учителя, почти все вчерашние офицеры, требования предъявляли высокие. До сих пор Александр с благодарностью вспоминает своих педагогов. С 1-го по 4-й класс его учил Яков Назарович Стремец. Физику и математику в старших классах преподавал прекрасный учитель, демобилизованный капитан Махаринов. Кстати, ни мать, ни отец в школе сына не учили.

После окончания Александром 9-го класса семья переехала в Днепродзержинск. Новая школа была одной из лучших в городе. Ее Александр окончил с золотой медалью.

Перед выпускными экзаменами в школу приехали представители военных академий и училищ. Агитировали медалистов поступать к ним. Александр решил пойти в Ленинградское инженерное военно-морское училище имени Ф.Э. Дзержинского, либо в Харьковское высшее военно-инженерное училище. Однако свободных мест в этих учебных заведениях не оказалось. Предложили Харьковское военное училище связи и Ленинградскую военно-медицинскую академию. Как ни уговаривал военком, Александр не согласился.

Дело в том, что он страстно увлекался судостроением. Строил модели различных судов, парусники, благо рядом - чудесный Днепр, настолько чистый, что видно было рыбу возле крючка.

Когда Александр понял, что «идет» на золотую медаль, он написал письма в 3 института: Ленинградский и Николаевский кораблестроительные и Харьковский авиационный. Первый ответ пришел из Харькова. Так решилась его судьба.

Он был принят на самолетостроительный факультет Харьковского авиационного института. Медалистам предстояло собеседование. Их собралось человек 18-20. Собеседование вел проректор по науке профессор Пихтовников. Уже потом Александр узнал, что это известный ученый, один из тех, которых И.В. Сталин после войны пригласил и предложил: «Соберитесь, посидите недели две и решите, какие металлы будут нужны для ракетостроения и атомной энергетики». За две недели они написали, что требовалось. В списке металлов были рений, вольфрам, цирконий. Прогноз оказался во многом верным.

На собеседовании проректор задавал вопросы всем. Отвечал первый, если ответ неверный, вопрос адресовался сидящему рядом. Пихтовников пытался выяснить у абитуриентов, умеют ли они самостоятельно мыслить, анализировать, насколько сообразительны.

Ответы Александра понравились проректору - Матвеенко зачислили в институт. Ректор Д.А. Люкевич, узнав, сколько медалистов на 1-м факультете, велел всех собрать в одну группу. Эксперимент оказался удачным. После 1-го семестра группа стала лучшей на потоке, затем на курсе, и в конце концов - в институте. Все, кто в ней был, стали известными специалистами. Больше половины до сих пор работает в ОКБ имени О.К. Антонова, многие стали генеральными директорами, заместителями генеральных конструкторов, учеными. В эту «элитную» группу попала и будущая жена Людмила Степановна. Кстати, училась она в ХАИ только год, затем перевелась в МАИ на 3-й приборостроительный факультет, хотя в Харькове училась на самолетном.

На 4-м курсе, в зимние каникулы, Александр приехал в Москву - выяснить, как бы распределиться с Людмилой вместе. Думали - хорошо бы в Новосибирск. Там создавался Академгородок, рос Сибирский научно-исследовательский институт авиации.

Оказавшись в МАИ, Александр встретил заместителя декана (будущего ректора МИИГА, профессора) И.С. Голубева. «А ну, покажи зачетку», - попросил Голубев. В зачетке были почти одни «пятерки», и Голубев подготовил письмо в министерство с просьбой перевести Матвеенко в МАИ.

Так он стал студентом Московского авиационного института. Ему дали время определиться со специальностью. Александр был «самолетчиком» с уклоном в «прочнисты». Кафедра прочности в МАИ была, но специалистов-«прочнистов» не выпускала. И тогда Матвеенко пришел на кафедру оборудования летательных аппаратов: катапультные кресла, парашюты, антиобледенение, противопожарное оборудование.

При распределении Матвеенко направили в ОКБ А.И. Микояна, а его жену, которая тоже окончила МАИ, — в ОКБ П.О. Сухого. А им хотелось работать вместе. Тут выпал счастливый случай, и Александр тоже оказался в знаменитом ОКБ Сухого.

В ОКБ он хотел заняться катапультными креслами, но его направили в отдел гидравлики, где специалисты были нужнее.

В ОКБ Сухого к дипломникам относились по-особому. Для необходимых исследований и испытаний их направляли в командировки, они имели возможность посетить другие КБ и авиапредприятия. Александр, например, побывал в Саратове, Энгельсе, где согласовывал датчики для системы регулирования воздухозаборников.

Дипломный проект он защищал в ОКБ в присутствии самого Генерального конструктора П.О. Сухого. Павел Осипович внимательно слушал, задавал вопросы. Александр защищался прекрасно. Ему выдали диплом с отличием, и он продолжил работу в ОКБ Сухого. Здесь он прошел отличную школу.

Через 3 года Александр поступил в аспирантуру МАИ. Перед ним встала дилемма: над какой темой работать? Или заняться системой регулирования воздухозаборников, или антиюзовой системой. Перевешивала последняя. В то время остро стояла проблема, какие антиюзовые системы строить. До этого отечественные системы работали по угловому замедлению, а на Западе в это время уже внедрялись новые системы с самонастройкой. Тогда ГосНИИ Гражданской авиации поручил МАИ выяснить, какие же системы надо делать в будущем: работающие по угловому замедлению или по рассогласованию оборотов тормозных колес, либо самонастройкой. Этой работой руководили профессора П.И. Бландов и Г.И. Архангельский.

Включился в эту работу и молодой аспирант, тему кандидатской он взял «Исследование и выбор рациональных параметров систем антиюзовой автоматики самолетов». Вместе с другими Александр строил стенды Ил-18, Ту-104, где была смонтирована гидравлика, реальные колеса, трубы. А самолеты на пробеге и тормозные колеса представляли математические модели. На этих стендах исследовалось функционирование различных систем. «Мы делали работу, - вспоминает Александр Макарович, - которая, на мой взгляд, не устарела до сих пор. Появились системы самонастройки на Ту-144, Ил-96...»

После защиты кандидатской А.М. Матвеенко работал начальником лаборатории, первым заместителем декана самолетостроительного факультета МАИ, избирался секретарем партбюро факультета, был членом парткома МАИ.

Его докторская диссертация к тормозным системам уже никакого отношения не имела. К тому времени авиаспециалистов волновал вопрос: какие бортовые энергосистемы будут установлены на летательных аппаратах будущего? Докторскую диссертацию Александр Макарович защитил через 10 лет после кандидатской. С 1978 года по настоящее время заведует кафедрой систем оборудования летательных аппаратов.

В 1992 году ушел на дипломатическую работу тогдашний ректор МАИ академик РАН Ю.А. Рыжов. Встал вопрос о выборе нового ректора. В числе 7 кандидатов был выдвинут и А.М. Матвеенко. В первом туре голосования наибольшее число голосов набрали А.М. Матвеенко и М.П. Бургосов. После второго тура ректором стал Александр Макарович Матвеенко. Началась новая страница в его биографии и биографии МАИ.

А.М. Матвеенко возглавил легендарный институт в очень тяжелое для страны время. Практически прекратилось финансирование науки. Государство выделяло средства только на зарплату и стипендии, и то не полностью. Чтобы как-то свести концы с концами, институт вынужден был брать кредиты под немалые проценты.

Пришлось резко менять подходы к организации учебного процесса всего научно-хозяйственного комплекса вуза-гиганта. Ректор прежде всего снял ограничения на зарплату: если ведешь научные разработки и исследования, если ведешь платное обучение и иностранных студентов - получи, сколько заработал. Так удалось в основном сохранить преподавательский состав, а со временем - привлекать талантливую молодежь.

Под руководством А.М. Матвеенко МАИ устоял и, сохраняя великие традиции, заложенные блестящей плеядой ученых 1930-70-х годов, уверенно движется вперед. Московский авиационный институт, один из крупнейших технических университетов мира, насчитывает сегодня 12 основных факультетов, 8 территориальных факультетов и отделений, свыше 2 тысяч преподавателей, около 1,5 тысячи научных сотрудников, инженеров, рабочих и служащих, 20 тысяч студентов, которых готовят по 51 специальности. Учеба в МАИ снова стала престижной.

В МАИ сумели увеличить прием студентов на бесплатное обучение. Ведь только в Москве таких студентов принимают более 2 тысяч. Кроме того, по 100 и более человек поступает в филиалах - Байконуре, Ахтубинске, Таганроге, Жуковском, Серпухове.

Растет число обучающихся на факультетах экономики и менеджмента, прикладной математики, появились специальности медицинского машиностроения, а с сентября 2001 года открыт факультет иностранных языков, что крайне важно в условиях нынешней мировой интеграции авиационно-космической науки и техники.

Руководству института удалось сохранить социальную сферу. МАИ располагает учебным аэродромом, тремя базами отдыха в Подмосковье, спортивно-оздоровительным лагерем в Алуште, а на территории студенческого городка действует санаторий-профилакторий на 140 мест. Есть свой Туристический клуб. О Дворце культуры МАИ знает вся страна.

В течение 7 лет (до 1998 г.) институт не получал ни государственных, ни правительственных премий. Сейчас ситуация в корне меняется: за 6 последних лет получено 4 Государственных премии и 12 премий правительства в области науки и техники, 2 премии Президента РФ и 2 премии правительства в области образования. А.М. Матвеенко удостоен звания лауреата Государственной премии РФ и премии Правительства РФ в области науки и техники. Его заслуги в развитии образования отмечены орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. А в год 50-летия МАИ он был награжден орденом «Знак Почета».

Александр Макарович - автор 5 монографий, 15 учебников и учебных пособий, десятков изобретений. Под его непосредственным руководством созд ано и запущено в серию семейство сверхлегких самолетов «Авиатика-МАИ», которые эксплуатируются во многих странах мира. Всего в РСК МиГ выпущено более 300 самолетов, 200 продано за рубеж, 100 – в России.

Авторитет доктора технических наук, профессора, ректора МАИ А.М. Матвеенко подтвержден высшим академическим учреждением страны. Он был избран членом-корреспондентом РАН (1997), действительным членом (академиком) РАН (2003). Кроме того, Александр Макарович - действительный член (академик) Инженерной академии, Академии авиации и воздухоплавания, Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского.

Из увлечений Александр Макарович выделяет те, что связаны с работой руками. То, что у академика руки «золотые», подтверждают дом, построенный им «под ключ», печь, сложенная собственными руками. С удовольствием он занимается авторемонтными работами, профессионально варит металлоконструкции.

Живет и работает в Москве.

© БиоЗвёзд.Ру